Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Пятница, 31 марта 2017 года 00:28:35 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Былое и думы
№3 (1270) 19.01.2017 г. 
Моё военное детство

Воспоминания людей старшего поколения всегда интересны и поучительны. Слушая их, ты невольно ощущаешь, как судьбы отдельных семей вплетаются в общую историю страны. Наша сегодняшняя рассказчица – Зинаида Михайловна РОДИОНОВА родилась в 1938г. в селе Городецкое, что в Башкирии. Именно с военным временем связаны ее первые отчетливые воспоминания о своем детстве и семейном житье-бытье.

– ...Наша семья в то время состояла из пяти человек, – начала рассказ Зинаида Михайловна. – Отец Михаил Григорьевич МАКАРОВ, мама Клавдия Прохоровна, брат Вася, сестра Надя и я. Дед (мамин отец) Прохор Иванович и бабушка Екатерина Тимофеевна КРЫЛОВЫ жили отдельно с семьей сына.

Я хорошо помню, как плакали женщины, когда их мужья уходили на фронт, и как долго смотрели им вслед. Наш отец и мамин брат дядя Миша шесть раз пытались отправиться на войну, но едва они доезжали до Уфы, как их догонял председатель совхоза и возвращал назад. «Вы что это задумали? – ругался он. – Ваш фронт здесь!». Их всего-то осталось два механизатора на всё село: отец был трактористом, а дядя Миша – комбайнером.

И им действительно приходилось сражаться за урожай, как на передовой. Старая техника постоянно ломалась, а запчастей не было, поэтому приходилось применять всю смекалку, чтобы машины находились в строю. Так и повелось – днем они работают, а ночью технику латают. Отец сутками дома не появлялся.

Мать тоже уходила с рассветом, а возвращалась затемно: она возила зерно на элеватор. Иногда мы с сестрой Надей просили ее прокатить нас – хоть какое-то будет развлечение. Путь проходил как раз мимо дома, и я помню, как, высаживая нас, мама тщательно проверяла, не прилипло ли, не дай Бог, какое-нибудь зернышко к нашей одежде.

Родителей мы практически не видели. Можно сказать, нас растил старший брат, он и домашним хозяйством заведовал. Ему доверяли даже сепаратор. Односельчане приходили пропускать молоко, и каждый одиннадцатый ковшик оставался нам в качестве платы.

Что интересно, наш верный сторожевой пес спокойно пускал только тех, кто приходил с ведром. Будто понимал, что это свои. А если кто пришел без ведра, начинал лаять и гнать гостя со двора! И чтобы обезопасить соседок, которые иной раз заходили к нам просто так, на огонек, мы ставили у ворот несколько старых дырявых ведер – как пропуск на территорию.

Я слышала много историй, как люди голодали в войну, но нашу семью эта горькая чаша миновала. Налоги мы, конечно, платили большие, но никогда не роптали. Понимали: так нужно для победы. Наша мама поступала очень мудро – отдавала налоги не молоком, а топленым маслом. За лето набирала целых два ведра. Но молоко, пусть и обезжиренное, оставалось нам. Из него можно было и творог сделать, и ряженку, и просто попить. Мама и другим женщинам говорила: «Зачем вы налог молоком платите? Отдали и остались ни с чем, дети остаются голодными. Отдавайте лучше маслом».

В войну нам выдавали и паек. Иногда это был хлеб, иногда – кусок теста. Если дрова кончились, печь было не на чем. Но больше всего мы радовались, когда давали муку. Тогда мама делала очень вкусные пирожки под названием «картошка в картошке».

Для теста она варила картофель до полуготовности, потом долго толкла его, пока полученная масса не начинала тянуться за толкушкой. Муки добавляла совсем чуть-чуть. А начинкой для такого картофельного теста была вареная картошка с жареным луком. Пирожки были очень большие, пекли их в печке. Мама угощала ими женщин, которые приходили в гости, и всем очень нравилось. А еще варили кулеш из картошки и пшена.

В двух километрах от нашего дома был лес, там росли дикая вишня, лесная клубника, грибы. Все это тоже шло в пищу. Ели и зелень: щавель, шкерду. Не знаю, как она по-научному называется, но от нее губы у нас становились черными. И пока шли домой, мы щедро оделяли этими дарами леса всех женщин, которых встречали на пути.

К слову сказать, мама наша была большая затейница. Зимой, когда полевые работы заканчивались и появлялось свободное время, они с Васей вырезали из картонки куклу, проволокой прикрепляли к ней руки и ноги и привязывали к ним длинные нитки. Получалась марионетка. С этой куклой они шли по деревне, заходили в дома и начинали показывать представление. Дергали марионетку за нитки: «Ну-ка, давай попляши!» И кукла пускалась в пляс. А потом спрашивали: «Как Гитлера будем бить?». И самодельная кукла начинала махать кулаками. Народ забывался на время, все громко смеялись.

Бывало, женщины паниковали: «Ой, ворог уже до Москвы дошел!». А одна бабушка ответила им так: «Не переживайте, эту войну мы выиграем. А вот та война, что придет с юга, будет страшней». Я с детства эти слова запомнила.

Во время войны многие собирали колоски, перезимовавшие в поле. Зерно на вид было хорошее, и люди брали его, сушили, мололи, пекли хлеб. А потом в селе начался настоящий мор, люди гибли от отравления. Как семенное это зерно нормально шло в дело, а вот в еду его употребл*ть было нельзя. Мы тоже собирали те колоски, только мама пекла хлеб на молоке. Может, поэтому мы и остались живы, более того, – даже не заболели. А вокруг нас люди умирали целыми семьями.

После войны, в 1947 году, наш дед захотел во что бы то ни стало вернуться на свою родину, в село Ивановка. Это в 40 км от того места, где мы жили. Бабушка и сын были против, и лишь моей маме стало жалко деда, поэтому вся наша семья отправилась вместе с ним. Для переезда нам дали одну подводу, куда можно было положить минимум вещей. Также на повозку посадили нас, детей (к тому времени уже появилась младшая сестра Нина), а взрослые шли пешком. Была весна, самое половодье, грязь.

Ох, и помаялись мы на новом месте! Жить пришлось в землянке, продуктов с собой не привезли – не хватило места. Для еды собирали какие-то корешки, мололи жёлуди и пекли из них хлеб. У нас даже на посадку не было картошки. Одна соседка ради нас почистила картошку, снимая толстый слой кожуры. Ее-то мы и использовали для посадки. Мама наша устроилась работать в лесничество и попросила разрешения посадить картошку там же, между березками. С тех пор тот лесок стали звать Клавдиной рощей.

Пришла осень, и картошка уродилась на радость крупная и хорошая. Жить нам стало чуть полегче. Сначала мы ходили учиться в школу, находящуюся в соседнем селе, но вскоре бросили. Обуть, кроме лаптей, было нечего, а идти нужно было через овраги, где грязно и сыро. Так прошел год, но мы никак не могли привыкнуть к новому месту.

Первым взбунтовался Вася — отправился искать лучшей жизни к дяде, брату отца. Тот жил в Татарии, в совхозе «Бавлинский». Потом за Васей последовали и мы с родителями. Дедушка с нами не поехал, остался в Ивановке. Вскоре к нему приехала бабушка, и им посчастливилось обзавестись нормальным жильем. Одна из родственниц перешла жить к своей сестре, а в ее освободившийся дом вселились бабушка с дедушкой. Мы по очереди жили у них летом. Работали на огороде, пасли корову. Но довольно скоро дедушке и бабушке пришлось переехать к нам, так как они уже не справлялись с хозяйством и сами нуждались в помощи.

В Татарии мы опять зажили хорошо. Места там очень красивые: лес, река Кандыз. Мы завели корову, козу, поросят, кур, уток. А на первых порах очень пригодилась желудевая мука. Хозяйки, у чьих поросят были проблемы с кишечником, с готовностью обменивали ее на пшеничную.

Не могу не сказать несколько слов о нашем деде. Это был особенный, замечательный человек: он просто не мог жить без работы. Чтобы не спалось слишком долго, он спал в неудобной позе: на животе, положив голову на сложенные руки. В таком положении тело затекало, и он быстро просыпался. Как только чуть забрезжит рассвет, будил бабушку, и они шли на жатву. Когда совсем рассветало, садились завтракать. Тут и соседи выходили из своих домов: «Вы уже встали?» А они не только встали, но уже вдоволь наработались.

Зимой дед работал на железной дороге или занимался извозом: возил грузы на лошадях на разные расстояния, даже до Ташкента. Передвигаться в одиночку было опасно, поэтому ехали по две-три подводы. На вырученные деньги дед покупал нужные в хозяйстве приспособления: маслобойку, крупорушку, молотилку. Ему хорошо жилось во время НЭПа, а потом опять стали раскулачивать, отнимать добро, нажитое честным трудом.

У деда трижды отбирали имущество, но он писал в Москву М.И.КАЛИНИНУ, и тот приказывал все вернуть. К тому времени половина продуктов была съедена «активистами», некоторые вещи тоже куда-то исчезали, но хоть что-то возвращалось. Местная власть была очень недовольна решением Калинина: «Это же мироеды!». А мама называла своих обидчиков «голоштанными лентяями». Они и до революции больно-то себя работой не утруждали, а после им и вовсе некогда стало работать: то у них совещания, то заседания.

Дед в деле был необычайно аккуратен. Его инструменты всегда были наточены и разложены по своим местам. И если кто-нибудь что-нибудь случайно сдвигал или переставлял, дед сразу замечал непорядок и недовольно ворчал: «Кто здесь шарился?» Он всегда сам рубил мясо для пельменей. В то время уже и мясорубки были, но мы ими не пользовались.

Дед сделал специальное корытце и остро наточенным топориком рубил и отбивал в нем мясо. Вместо воды просил кого-нибудь из нас принести чистого снега. Затем добавлял его к мясу и снова рубил. Фарш получался изумительный: сочный, вкусный, в меру приправленный. «С рассолом», как у нас говорили.

Когда мы жили в Татарии, у нас дома образовался настоящий клуб. Ведь заняться долгими зимними вечерами было совсем нечем, даже электричество еще не провели. А у нас дома свет был: Вася работал в гараже и раздобыл там генератор. Поэтому после работы мужчины собирались у нас. Дед был замечательным рассказчиком, все слушали его, буквально раскрыв рот.

Сначала он рассказывал про свои приключения во время извоза. Тогда в пути случалось много всяких неожиданностей, но ситуация каждый раз благополучно разрешалась, и груз он всегда доставлял в целости и сохранности. А потом мужики просили деда рассказать сказку. Сейчас это выглядит, может быть, смешно, но в те времена особых развлечений не было. Мы, дети, забравшись на печку, тоже слушали, не спали.

А еще одной приманкой для собравшихся был табак. Мы выращивали его на огороде. Ох, и намучились с ним! Он такого большого ухода требует и полив любит. Воду мы таскали бочками из речки, а расстояние до нее – около полукилометра. Цветы срывали, а стебли протыкали у корня, чтобы крепче были. Когда табак, наконец, срубали, мы вздыхали с облегчением – отмучились. А потом он висел пучками у нас на чердаке.

Дед приобрел специальную машинку для нарезания листьев табака. Для самокруток он складывал газету так, чтобы она была размером с ладошку, а потом еще раз – гармошкой. Отрывал очень аккуратно, чтобы хватило на один раз. Отец же рвал газету, как придется. Дед его всегда укорял: «Михаил! Ну что ты делаешь? Вот как надо!» Газеты тогда мало кто выписывал, их брали в конторе.

В общем, табак у нас всегда был, и каждый брал, сколько хотел. А отец, отправляясь на работу в гараж, доверху набивал кисет. До обеда этого хватало, а потом он наполнял его снова. Что интересно, желающих самим выращивать табак больше не находилось.

(Продолжение следует)


Рейтинг: 91
Рассказ записала С.Углева
18.01.2017

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.652 сек.