Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Воскресенье, 30 апреля 2017 года 05:13:30 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Подвиг во имя Родины
№4 (1271) 26.01.2017 г. 
Легендарные лётчицы

Есть в Самаре улица, названная в честь Героя Советского Союза, гвардии капитана Ольги САНФИРОВОЙ (1917-1944). Проезжая по ней, многие даже не знают, кто была она, за что получила столь высокое звание. Сегодня наш рассказ о славной землячке и ее боевых подругах — летчицах легендарного 46-го гвардейского ночного бомбардировочного женского авиаполка под командованием Марины РАСКОВОЙ (1912-1943).


«НОЧНЫЕ ВЕДЬМЫ»

Их фронтовые биографии во многом похожи. Они складывались в предвоенные 30-е годы, когда молодежь была повально увлечена авиацией. Всеобщее восхищение вызывал подвиг по спасению челюскинцев, романтика неба, и юные девушки наравне с парнями рвались в авиацию, учились в аэроклубах, становились инструкторами, а когда грянул грозный час, встали в боевой строй.

С первых дней Великой Отечественной войны они стремились на фронт. У летчиц 46-го авиаполка за плечами был долгий фронтовой путь от Кавказа до Германии и сотни боевых вылетов, но много молоденьких девушек не вернулись с боевого задания. Они сгорели в небе как свечки, но их подвиги уникальны.

На их личном счету — десятки тонн бомб, сброшенных на вражеские позиции, сотни разбитых мостов, вражеских эшелонов, оборонных сооружений. Они летали на деревянных бипланах По-2, которые создавались никак не для военных целей и мало чем могли ответить немецким силам противовоздушной обороны.

Самолет По-2 был сплошь из фанеры, обтянутый перкалью. Лишь под конец войны летчицы получили парашюты, и в кабине штурмана был поставлен пулемет, а до того не было никакого оружия. До войны на нем училась летать молодежь в аэроклубах, и никто не мог подумать, что этот самолетик будут использовать в военных целях.

«Мы летали без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который развивал максимальную скорость 120 км в час. Бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолета», — вспоминала после войны Наталья КРАВЦОВА.

Тем не менее, немцы боялись их и прозвали «ночными ведьмами». Говорили, что это «женщины-бандиты, недавно выпущенные из тюрьмы». А маршал РОКОССОВСКИЙ называл их «легендами» и был уверен, что на своих тихоходных ночных бомбардировщиках По-2 они дойдут до Берлина.

И оказался прав! Они бомбили врага, невзирая на погодные условия, плох** видимость, в дождь и туман, под мощным зенитным обстрелом с земли. «Немцы называли нас «ночными ведьмами», а «ведьмам» было от 15 до 27 лет», — писала в воспоминаниях Евгения ЖИГУЛЕНКО.


ЛЕЛЯ И РУФИНА

Кто же они? Какими были? Как обрели такое мужество и силу духа? Ольгу САНФИРОВУ подруги в полку называли ласково — Леля. Она родилась в Самаре, здесь прошло ее детство и школьные годы, а потом семья уехала в Узбекистан. До войны Ольга успела окончить авиашколу под Москвой и стать летчиком-инструктором учебной эскадрильи.

Войну встретила летом 1941г. на юге Донбасса. После падения Ростова фашисты устремились к запасам нефти на Северный Кавказ. Женский авиаполк должен был непрерывными ночными налетами не давать врагу продвигать подкрепления, уничтожать переправы, громить склады с боеприпасами, изматывать силы противника.

Здесь, над донскими степями, в небе над Кубанью, над Таманским полуостровом, молодые летчицы на ходу осваивали все боевые премудрости. Как в сплошной темноте отыскивать цели и бомбить их? Как маневрировать и уходить от быстроходных самолетов врага? Как использовать малые наземные ориентиры: речку, лесок, вспышку фар? Как по звездам определять маршрут?

В 1943г. боевым штурманом Ольги Санфировой стала Руфина ГАШЕВА, и вскоре их экипаж стал одним из лучших в полку.

Как часто они попадали под ослепительный свет мощных вражеских прожекторов, под бешеный огонь зенитной артиллерии, не раз совершали вынужденные посадки на подстреленном самолете, а потом ночами пробирались к своим.

Порой казалось, что выхода нет и гибель в небе неизбежна, но в такие минуты Ольга невероятно мобилизовывалась, ее действия становились мгновенными, точными, решительными. Она бросала самолет то вправо, то влево, совершала стремительные развороты, искусно маневрировала среди разрывов снарядов. И опасность всякий раз отступала.

Руфина Гашева и Ольга Санфирова провели в ночном небе над позициями фашистов более 800 часов, каждую секунду рискуя жизнью. Не раз их самолет приходил на аэродром, весь изрешеченный пулями и осколками снарядов. Однажды в свободный час они попытались нанести на карту маршрут своих совместных полетов. Получилась длиннющая кривая линия, которая тянулась от Волги по южным районам страны, по землям Белоруссии и обрывалась где-то в Польше.

К тому времени Ольга была уже командиром, а Руфина – штурманом эскадрильи 46-го Гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка 4-й Воздушной армии. На груди Санфировой уже были ордена Александра Невского, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени.


«ЗА ОТЦА! ЗА БРАТА!»

...Мучительно медленно тянется время в полете. Самолет, чуть вздрагивая, рассекает ночную мглу. Где-то вдали сверкают вспышки выстрелов, изредка черное небо прокалывают трассирующие пули. До цели еще далеко. Руфина старается ни о чем не думать, но почему-то именно сейчас на нее наплывают воспоминания.

Москва, университет, семья... А как мама? Тяжело ей сейчас. Потеряла сразу двух близких людей — сына и мужа. Извещения с фронта об их гибели пришли одно за другим. Сколько же горя принесла людям эта война! Сколько бомб сброшено за это время! Сколько подавлено артиллерийских и пулеметных точек! Пожалуй, не поверили бы ее подруги из университета, что она, худенькая, застенчивая девочка, студентка механико-математического факультета, стала грозой для врага в ночном небе.

С третьего курса она добровольно ушла на фронт. Решение пришло быстро. Утром 13 октября 1941г. она зашла к секретарю комсомольской организации университета, днем – в ЦК комсомола, а вечером была уже в казармах. День своего рождения – 14 октября – провела в пути. Девушек-добровольцев посадили в эшелон и направили в школу пилотов в город Энгельс.

...Неожиданно по самолету скользнул луч прожектора, и почти одновременно с земли ударили зенитки. Небо озарилось вспышками взрывов, но самолет уже лег на боевой курс. Теперь самое главное – не упустить момент, вовремя сбросить бомбы на эшелон с боеприпасами, чтобы те снаряды завтра не обрушились на головы наших бойцов. Руфина напряженно следит за целью. Пора! Она с силой рванула рычаг бомбосбрасывателя.

– Получай, фашист! Это за отца, за брата! За горе и слезы наших матерей! – почти кричит она, но девичий голос тонет в шуме мотора и взрывов.

Лучи прожектора продолжают метаться по небу, однако самолет уже вышел из зоны обстрела. Радостные возвращаются летчицы на свой аэродром, а через час снова улетают на запад с грузом бомб.


«МЫ ДЕЛАЛИ ПО 12 ВЫЛЕТОВ ЗА НОЧЬ»

Светлана АЛЕКСИЕВИЧ в своей потрясающей повести «У войны не женское лицо» приводит воспоминания гвардии лейтенанта, штурмана женского авиаполка А.С.ПОПОВОЙ: «Девушки делали по 12 вылетов за ночь. Я видела Ивана ПОКРЫШКИНА, когда он прилетал с боевого полета. Это был крепкий мужчина, и ему было не 20 лет, как нам. Пока самолет заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С нее текло, как будто он был под дождем. Можете представить, что было с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти. Нас вытаскивали. Самолет после выполнения задания оставался на земле несколько минут и снова поднимался в воздух. За это время нашим девушкам-оружейницам надо было успеть вручную подвесить к машине четыре бомбы».


ГИБЕЛЬ КОМАНДИРА

Наступила зима 1944-1945 гг., последняя военная зима. 46-й авиаполк действовал уже на территории Польши и вместе с армиями Белорусских фронтов подходил к Висле. Немцы строили там мощные оборонительные укрепления, и поле действий для ночных бомбардировщиц было огромным.

В ночь на 13 декабря 1944г. Ольге и Руфине предстоял очередной вылет на бомбежку. Он вроде бы ничем не отличался от сотен других: опять будет зенитный огонь, маневры среди прожекторов, — но это был их последний совместный полет. Как только По-2 появился около железнодорожной станции, вражеская оборона ощетинилась огнем зениток. Девушки сделали несколько заходов, решив лучше изучить цель и нанести врагу максимальный ущерб. Неожиданно Ольга, совершив разворот, на полной скорости бросила машину в пике. Навстречу стремительно неслась земля. Еще несколько секунд – и вниз, в самую гущу железнодорожных составов, посыпались бомбы. Еще миг – и станция утонула в море огня. Рвались цистерны с бензином, вагоны с боеприпасами. Самолет развернулся и взял курс на восток.

– Отлично сработали, – услышала Руфина голос Ольги. Не знала, что слышит его в последний раз.

Уже перед самой линией фронта их самолет был обстрелян с земли. Одна пуля угодила прямо в мотор. Пламя быстро охватило фюзеляж, спасти машину было уже невозможно. Почти одновременно летчицы выпрыгнули с парашютами из своих кабин.

Приземлившись, Руфина никак не могла понять, где находится. Небо закрыто облаками. На горизонте – ни единой звездочки. Где восток? Где запад? Отовсюду стреляют. Где свои? Где чужие? Куда идти? И тут вдали вспыхнули прожектора. Это дало подсказку: Руфина часто видела их с высоты и теперь смогла вычислить, где примерно находится.

Решила ползком пробираться к своим. Но что это? Где же ее унты? Только теперь почувствовала, как замерзли ноги. Надо бы поспешить, больше двигаться, однако впереди смертельная опасность — колючая проволока и минное поле. И она аккуратно поползла, по сантиметру ощупывая землю перед собой.

Вдруг неподалеку мелькнули две фигуры. Она выхватила из кобуры пистолет и замерла. Люди двигались навстречу. До слуха донеслась родная речь: «Надо искать здесь. Далеко по минам они не могли уйти». От радости у Руфины захватило дух. Она хотела крикнуть, броситься навстречу, но силы оставили ее.

Лишь через несколько часов она увидела своего командира, но встреча оказалась трагичной – Ольга была уже мертва. Пробираясь к своим, она подорвалась на противопехотной мине. Хоронил гвардии капитана Санфирову весь полк. Гроб с ее телом доставили в город Гродно.

А спустя два месяца, 23 февраля 1945г., боевые подруги горячо поздравляли гвардии старшего лейтенанта Руфину Гашеву с высокой наградой: Указом Президиума Верховного Совета СССР за подвиги на фронте ей было присвоено звание Героя Советского Союза. В тот же день звание Героя было присвоено и Ольге Санфировой — посмертно.

ВЕЧНАЯ СЛАВА ПАВШИМ ГЕРОЯМ!


Рейтинг: 87
Подготовила Н.Ильина
25.01.2017

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.386 сек.