Газета "Вестник Отрадного"
№20 (1287)
18 мая 2017 года

 Понедельник, 22 мая 2017 года 21:23:07 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Без хозяина земля — круглая сирота, а как заботой согрелась она, дала добрые всходы и добрые семена.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
30 июля — день Военно-Морского Флота
№30 (724) 27.07.2006 г. 
Леонид Колесников:
«Познав море, я не хотел
с ним расставаться»

В последнее воскресенье июля свой профессиональный праздник отмечают военные моряки. Профессия их нелегка. Море не терпит расхлябанности, не прощает самонадеянности, не дает права на ошибку. Суровые волны шлифуют характер, формируют настоящего мужчину. В каждом роде войск есть своя элита. В морском флоте это, конечно, подводники. И сегодня у нас в гостях бывший моряк-подводник, старший мичман Леонид КОЛЕСНИКОВ.

…Однажды, еще трехлетним ребенком он глубокомысленно заявил: «Никогда не буду моряком, потому что в море можно утонуть». Но ирония судьбы привела его именно на эту стезю. Вологодское речное училище, работа на сухогрузе — все складывалось неплохо, но хотелось попробовать себя в настоящем деле – Военно-Морском Флоте. Сам пошел в военкомат и получил направление на атомный подводный флот.

— Базировались мы в Гаджиево, — вспоминает он. — Боевая служба началась почти сразу. И запомнился мне такой эпизод. Нас, 12 салажат с учебки, направили в один экипаж. Пока везли, весь день не кормили, а доставили уже в полночь. Конечно, живот к спине прилип. Смотрим, старослужащие чаевничать собираются: на столе консервы, масло, хлеб. Спрашивают: «Когда ели, пацаны?» — «Давненько».

И тогда все, что приготовили, они скормили нам. Вот тебе и дедовщина! За всю службу я не видел, чтоб кого-то обижали напрасно. Да, требования на флоте жестче, потому что больше ответственности, на наших плечах суперсовременная техника. Но достается тем, кто не хочет должным образом выполнять свои обязанности.

Например, нам сразу поставили задачу через месяц сдать зачет на самостоятельное управление боевым постом. Моя специальность была не самая простая – штурманский электрик. Отвечал за гирокомпасы, гироазимуты, гировертикали — их показатели нужны для навигации и ракетной стрельбы.

Я зачет сдал, ко мне от старослужащих никаких претензий. А среди моих одногодок были такие, кто по два месяца 3 насоса и 2 помпы выучить не мог. Значит, за них службу тянули другие. Не способен работать головой? Бери швабру, драй трюмы и гальюны. Все справедливо. На флоте дедовщина лишь для тех, кто не хочет служить.

Из-за одного глупого может погибнуть весь экипаж. Поэтому на флоте, особенно подводном, добивались, чтоб каждый в совершенстве знал и выполнял не только свою задачу. Например, в отсеке я должен был знать и электрику, и трюмную часть, и пожарную. При возможной аварии кто бы ни погиб, а лодку нужно спасать. Тогда каждому придется быстро найти и обесточить нужный щиток, включить определенный насос, перекрыть клапан — и не дай Бог ошибиться!

Вообще изучать приходилось многое. Например, боевой пост находится в одном отсеке, живешь – в другом, ешь – в третьем. И знать нужно материальную часть каждого, чтобы в случае тревоги моментально включаться в борьбу за живучесть. В рейсе ежедневно происходили занятия, в ходе которых экипаж до автоматизма отрабатывал боевые задачи и экстренные ситуации: затопление, пожар, радиация.

***

За свой первый двухмесячный рейс я получил 10 дней отпуска. В это время второй экипаж нашей лодки в рейсе провалил боевую задачу и потерял несколько человек. Нам пришлось их менять и снова выходить в море. Тогда и случилась не учебная, а настоящая авария.

Зима, февраль. Боевая задача – учебная ракетная стрельба, которая осуществлялась посредством выдвижной ракетной шахты. Пока ждали сигнала, шахту забрызгало водой, она обледенела. Когда стали погружаться, крышка не смогла задраиться полностью, и в шахту пошла вода.

Это мое хозяйство. Получил приказ устранить неполадки. Заскочил в шахту, задраился. Пока лед отдолбил — подо мной 2 м ледяной воды. А лодка уже на глубине 40 м! Вот когда пригодилось знание матчасти. Нашел сливной кран, открыл его, вода ушла в трюм. Потихоньку открываю крышку, там мужики:

— Живой! На тебе банку спирта, работай. Скоро второй старт!

Лезу назад, в шахте много оборудования, промываю его спиртом от соленой воды, обдуваю воздухом, возвращаюсь. Старпом наливает и мне спиртику с глюкозой:

— Молодец! Иди спать.

Вот за тот случай мне и выпал внеочередной отпуск.

***

После отдыха меня как штурманского электрика в составе сборного экипажа отправили в Польшу пригнать новую плавбазу. Пока гоняли, прошло 4 месяца. Мой родной экипаж ушел на боевую службу. Никак я не мог в него вернуться: перегонял корабли.

Служба летела незаметно: за спиной осталось два с половиной года. Я стал неплохим специалистом, но все чего-то не хватало. Прошусь на свою лодку, командование удивляется: «На воде служишь, а под воду просишься?» — «Не мое это. Я подводник».

Однако с возвращением вышла заминка: меня напрочь прикомандировали к этим перегонщикам, и вопрос решался через командующего флотом. Написал рапорт с просьбой принять на сверхсрочную. Образование позволяло, мое ходатайство удовлетворили. Потом друзья на гражданке спрашивали, мол, ты что, тронулся? Тут два года дембеля не дождешься, а ты три отслужил и на сверхсрочную остался. Но, познав море, я не хотел с ним расставаться. И погонам мичмана очень обрадовался.

***

…В бригаде мне предложили должность боцмана. Это уже серьезно: под его началом управление лодкой, команда рулевых сигнальщиков, световая связь, мостик, наблюдение за внешней обстановкой. Плюс верхняя палуба, все кнехты, швартовые, корпус. А подчиняется он только капитану и старпому. Конечно, согласился.

Послали на лодку, которая стояла в Мурманске на ремонте. Прибыл. Экипаж совершенно сырой: на ремонте больше года, за это время матросы учились только строем ходить. Как же с ними в море идти? И тут на лодку назначают нового командира – Юрия КУРГАНОВА.

Он взялся за дело иначе: отменил увольнительные и стал ежедневно проводить занятия. На лодке каждому показывал, что делать в той или иной ситуации. Через полгода, когда кончился ремонт, приемная комиссия удивилась: экипаж ни разу не выходил в море, но выполняет все задачи…

Мне было нелегко: в 22 года стал боцманом, командовать приходилось почти одногодками. Капитан разъяснил, что я обязан требовать беспрекословного исполнения своих команд. Если матросы почувствуют мою слабину — погибнем все. И чтобы добиться морального права подчинять себе людей, я должен был делать все лучше остальных.

И вот мы на 8 месяцев ушли в Средиземное море. Подготовка экипажа сказалась: даже командиры удивлялись ребятам. По нормативам лодка на 40-метровую глубину должна опуститься, к примеру, за 40 сек., а мы умудрялись за 15!

Есть мнение, что человеку тяжко находиться долго в замкнутом пространстве. Нет, грамотный командир строит распорядок дня так, что свободное время остается только для сна. Занятия, уборка, тренировка — тосковать некогда. Выходной был только в воскресенье, но и его чем-то занимали. Для посторонних мыслей, даже о женщинах, не оставалось времени. И по ночам тревоги, сеансы связи, всплытия...

Рабочий ритм порой нарушали разные ЧП. Однажды мы шли по Средиземноморью. Надводный переход. Ночь. Черное небо, пересыпанное бисером звезд… Я стоял на мостике, когда услышал короткие звонки аварийной тревоги и запах дыма. Внутри все похолодело: в центральном отсеке пожар! Там же пацаны!

Бросаюсь вниз, а мне навстречу матрос. Спокойно объясняет: «Выхожу с поста, а прямо передо мной вспыхивает электрощит. Я его и потушил». Система аварийного пожаротушения находилась рядом и сработала безотказно, иначе – быть беде.

За один тот рейс мы побывали в Турции, Сирии. Видел Босфор. Помню, проходили мимо советских кораблей, стоящих на рейде. Они знали, что мы уходим на боевое дежурство, и каждый из них включал марш «Прощание славянки». Так торжественно они провожали нас, боевых моряков…

***

Добрых 15 лет Леонид КОЛЕСНИКОВ прослужил в ВМФ. Правда, с подводным флотом пришлось проститься, но расстаться с морем не смог. Год прослужил на берегу, больше не выдержал. Получил направление на катер-торпедолов — сначала механиком, потом командиром катера. С этой должности и уволился в запас: армия теряла тогда свои лучшие кадры.

...На мостик он не поднимался уже 11 лет, но ночами ему часто снится, как на своем катере он отходит от причала, а руки привычно сжимают надежный штурвал...


Рейтинг: 1533
А.Щербаков
31.07.2006

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • С 15 мая 2017г. Росстандарт начал прием заявок от производителей продукции на участие в государственном проекте по подтверждению соответствия продукции требованиям ГОСТ. Подробнее...
  • Известный политический и государственный деятель, производитель сельхозпродуктов Павел ГРУДИНИН выступил с заявлением, что если сегодня ввести советские ГОСТы на продукты питания, то полки магазинов опустеют. Подробнее...
  • Роспотребнадзор сообщает, что после майских праздников количество граждан, пострадавших от укусов клещей, выросло почти в два раза. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.574 сек.