Газета "Вестник Отрадного"
№49 (1319)
7 декабря 2017 года

 Вторник, 12 декабря 2017 года 14:25:06 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Простота в искусстве — не только самое лучшее, но и самое благородное.

Т.Фонтане 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Сыны Отечества
№34 (1304) 24.08.2017 г. 
Легендарный майор Гаврилов

Весной 1942г. на участке фронта под Орлом наши разведчики захватили немецкое донесение, в котором содержалась информация об обороне Брестской крепости. К тому времени она давно уже находилась на оккупированной территории.


НЕМЕЦКОЕ ДОНЕСЕНИЕ

В документе особое внимание уделялось боям за Восточный форт и сообщалось, что в первые дни войны русский гарнизон оказал поистине героическое сопротивление. 400 советских бойцов и офицеров, находившиеся в полном окружении, подверглись штурму, которого ранее не знала история. Их атаковала немецкая пехота, непрестанно обстреливала крупнокалиберная артиллерия, на голову сыпались 500-килограммовые авиабомбы. В донесении упоминалось о том, что руководили обороной Восточного форта некий майор и комиссар, благодаря которым все попытки сломить сопротивление защитников долгое время оставались безуспешными.

И только после того, как немцы подвергли форт необычайно жестокой бомбежке, когда с самолета была сброшена бомба весом 1800 кг, которая, как пишут сами гитлеровцы, «потрясла своей детонацией весь город Брест», – врагу удалось ворваться в форт. При этом были взяты в плен немногие оставшиеся в живых, израненные командиры и бойцы, а также женщины и дети, находившиеся в казематах. Но как ни обыскивали враги подземные помещения, им нигде не удалось обнаружить руководителей обороны. По этому поводу в немецком донесении было записано: «Майора и комиссара не нашли. Говорят, они застрелились».

Нужно пояснить, что Восточный форт находился внутри крепостной территории и представлял собой защитное сооружение из земляного вала с подземными кирпичными казематами и двухэтажными корпусами казарм. Именно на этот пятачок пала вся мощь немецких атак. В его казематах были собраны все уцелевшие бойцы гарнизона крепости. Из них сформировали новые боеспособные части, за каждой ротой был закреплен определенный участок обороны, четко работал штаб, долгое время действовала телефонная связь. Это было результатом энергичной организаторской работы командира стрелкового полка, майора Петра Михайловича ГАВРИЛОВА (1900-1979), того самого, что упоминался в перехваченном немецком донесении.

После падения крепости майор попал в плен. Это случилось 23 июля 1941г., на 32-й день войны. Пленный офицер, доставленный гитлеровцами в лагерный госпиталь, был в полной командирской форме, но она превратилась в лохмотья, лицо было покрыто пороховой копотью и пылью, обросло бородой. Он был ранен, без сознания и выглядел невероятно истощенным. Это был скелет, обтянутый кожей, в котором едва теплилась жизнь. Он не мог сделать даже глотательного движения, у него не хватало на это сил. Врачам пришлось применить искусственное питание, чтобы спасти ему жизнь.

Однако немецкие солдаты, которые привезли его в лагерь военнопленных, сказали врачам, что всего час тому назад этот человек в одиночку принял с ними бой, бросал гранаты, стрелял из пистолета, убил и ранил нескольких нападавших. Они говорили об этом с невольным почтением, поражаясь силе духа и стойкости этого командира, и только из уважения они оставили его в живых…

Петр Гаврилов происходил из казанских татар, предки которых еще при Иване Грозном приняли Православие, а вместе с верой получили русские имена и фамилии. Его отец был крестьянином-бедняком из глухой деревушки неподалеку от Казани. В нищете прошли детские годы, но тяжелая крестьянская жизнь крепко закалила характер Петра Михайловича. Повзрослев, он выбрал военную стезю, окончил военную академию им.Фрунзе, участвовал в финской войне 1939г., командовал полком в боях на Карельском перешейке.

Затем вся 42-я стрелковая дивизия была переброшена в Западную Белоруссию, а в апреле 1941г. полк Гаврилова перевели в Брестскую крепость. Особым чутьем военного, находившегося на границе, майор угадывал приближение грозных событий, и это предчувствие словно подстегивало его. Он помнил, каким нелегким испытанием для наших войск оказалась финская кампания, и теперь дорожил каждым мирным днем, чтобы лучше подготовить свой полк к грядущим испытаниям. Со свойственным ему прямодушием в беседах с бойцами и командирами он не раз говорил, что война не за горами, что опасный сосед за Бугом способен на все, и Гитлеру ничего не стоит разорвать мирный договор.

И вот нашелся человек, написавший на майора заявление в дивизионную парткомиссию. Доносчик обвинил его в том, что он «болтает о неизбежности войны с Германией и сеет тревожные настроения среди подчиненных». Обвинение было очень серьезным, и майору грозило нешуточное партийное взыскание. Комиссия назначила слушание его дела на 27 июня 1941г., но за 5 дней до срока раздались взрывы бомб…


САМЫЙ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВОЙНЫ

Гаврилов услышал их на рассвете 22 июня 1941г. и сразу понял, что началась война. Быстро одевшись, он попрощался с женой и сыном, приказал им идти в ближайший подвал, а сам с пистолетом в руке поспешил в центральную цитадель, где находился штаб полка. Он не помнил, как бежал среди взрывов по двору, но когда добрался до места, второй этаж штаба был уже охвачен огнем. Командир принялся собирать бойцов, чтобы вести их из крепости на назначенный рубеж обороны. Сделать это оказалось нелегко: в предрассветной полумгле по двору метались полураздетые люди, спеша в укрытия. Отличить своих от чужих в этом хаосе было невозможно. Кое-как он собрал 20-30 человек и повел их перебежками к главному выходу, но было поздно — немцы уже сомкнули кольцо вокруг крепости.

На валах и перед воротами разрозненные группы наших бойцов вели перестрелку с наседавшими немецкими автоматчиками. Прямо под огнем Петр Михайлович принялся организовывать оборону. Тут же была сформирована рота, назначен командир, организована доставка боеприпасов из ближайшего склада.

Затем Гаврилов и помогавший ему капитан КАСАТКИН поспешили в Восточный форт. В ночь начала войны здесь оставалась только одна артиллерийская батарея, состоявшая всего из двух зенитных орудий, расположенных неподалеку от форта, сразу за внешним валом.

Были вскрыты склады, людей вооружили винтовками, автоматами, гранатами, а на втором этаже казармы установили 4-ствольный зенитный пулемет, который теперь мог держать под обстрелом вход в центральный двор. Между тем все новые группы бойцов, прорвавшиеся из цитадели, приходили в форт. Около полудня в казематах собралось уже более 300 человек.

Майор, как старший по званию, принял командование и начал формировать свой отряд. Были созданы еще две роты, определены их места обороны. В одном из укреплений Восточного форта Гаврилов разместил командный пункт. Отсюда шли боевые приказы ротам и постоянно посылались разведчики и связные. Были проложены телефонные линии, соединявшие штаб с ротами, но бомбежки все время нарушали эту связь, и вскоре телефон окончательно вышел из строя. Женщин и детей поместили в самом безопасном убежище – в солидных казематах внешнего вала. Тут же был и госпиталь – охапки соломы, сложенные в углу, на которые клали раненых. Военфельдшер Раиса АБАКУМОВА стала главврачом, а жены командиров – ее помощницами.


ПОДВИГ МОЛОДОГО ЛЕЙТЕНАНТА

Весь первый день отряд Гаврилова удерживал свои позиции, отбивая атаки врага. В сражениях действовали даже два зенитных орудия, не предназначенные для наземного боя. В первой половине дня зенитчикам то и дело вступали в бой с немецкими танками, прорывавшимися в крепость через главные ворота, и каждый раз они отгоняли машины врага. Во время перестрелки был тяжело ранен молодой лейтенант, командовавший артиллеристами, но уйти от орудий он отказался.

Когда одному из танков удалось проскочить через ворота, началась огневая дуэль между ним и зенитчиками. Танк, маневрируя на дороге, бегло обстреливал зенитки и вскоре повредил одну пушку. Тогда, собрав последние силы, бледный, потерявший много крови лейтенант встал к орудию и сам повел огонь прямой наводкой. Два-три выстрела — и танк был подбит, а пытавшихся удрать танкистов бойцы перестреляли из винтовок. Но и у лейтенанта силы иссякли. Он упал тут же, возле орудия. Подняв его, артиллеристы, увидели, что он мертв. Имя героя осталось неизвестным...


ДОБРОВОЛЬЦЫ ПРОТИВ ТАНКОВ

На второй день положение усложнилось. Противник отрезал от отряда Гаврилова роту, защищавшую Западный форт, и подошел к дороге. В последующие дни под нажимом врага вынуждены были отойти с крепостных валов и остатки двух других рот, поредевшие в этих боях. Теперь весь отряд Гаврилова был сосредоточен в районе Восточного форта, а сам форт окружен вражеским кольцом. Немцы начали осаду. Все попытки автоматчиков ворваться в центральный двор «подковы» были безуспешны. Бойцы неусыпно дежурили у 4-ствольного пулемета. Автоматчиков намеренно подпускали поближе, до середины двора, и когда они толпой, с криками поднимались в свой последний бросок к казарме, пулеметчики открывали огонь в упор из всех 4-х стволов. Двор словно выметало свинцовой метлой. Под страшным огнем этого пулемета немногим гитлеровцам удавалось удрать обратно, и двор форта был сплошь усеян трупами в зеленых мундирах.

Несколько раз сюда подходили танки. Тогда Гаврилов вызывал добровольцев, и те со связками гранат в руках ползли вдоль подножия вала навстречу машинам. После того как один танк был подбит во дворе, немцы больше не отваживались заезжать сюда и вели обстрел издали. Но обстрел из танков и орудий не приносил им успеха, тогда они стали посылать самолеты против этой маленькой земляной «подковы», где так прочно засела горстка наших бойцов. День ото дня артобстрел усиливался, бомбежки становились все более жестокими, личный состав заметно редел.

Беда была и в том, что кончились запасы пищи и воды. Немцы вовсю распускали слухи о том, что в крепости сражается специальный женский батальон, а детей используют в качестве живого щита. Узнав об этом, Гаврилов приказал всем гражданским лицам идти в плен, только так можно было сохранить им жизнь.

Противник между тем наседал. Время от времени автоматчики врывались на гребень внешнего вала и кидали оттуда гранаты во двор. С трудом их выбивали обратно. Потом начались дымовые атаки, враг пустил в ход бомбы со слезоточивым газом. Едкие клубы заволакивали весь двор, наполняли казематы. В складах форта были противогазы, и люди, порой часами не снимая масок, продолжали отстреливаться и отбиваться гранатами.

...Так в тяжелейших боях прошла первая неделя войны, а в воскресенье утром 29 июня заговорили мощные динамики, установленные по периметру форта: «Внимание! К вам обращается германское командование. Приказываем: в течение часа выдать майора Гаврилова и других командиров. Всем остальным предлагаем почетную капитуляцию. Иначе укрепление будет стерто с лица земли».

Немцы ждали ровно час, а потом обрушили на крепость шквал огня. Форт окутало дымом и пылью. Взлетали вырванные с корнем деревья, с грохотом рушились мощные стены крепости. Казалось, ничего живого вокруг уже не осталось, но когда немцы пошли в атаку, их встретили пулеметные очереди. И в это же время над руинами взвилось полотнище с надписью, начертанной кровью: «Все умрем, но не сдадимся!» Отряд майора решил драться до конца…

Продолжение следует.


Рейтинг: 44
Подготовил Евгений Полевой
30.08.2017

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Напоминаем, согласно техрегламенту «О безопасности колесных транспортных средств» с 1 декабря на автомобиле должны стоять зимние шины. Подробнее...
  • Названы самые депрессивные и суицидальные регионы России. Подробнее...
  • 4 декабря в России судебные приставы-исполнители начали массовые обходы должников. Подробнее...
  • По данным оперативного мониторинга, проводимого Министерством экономического развития Самарской области, в ноябре 2017г. в регионе отмечено повышение розничных цен на бензин и дизтопливо. Подробнее...
  • В этнографическом музее имени Ушакова открылась новая экспозиция «Зимние сказки». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.730 сек.