Газета "Вестник Отрадного"
№13 (1335)
29 марта 2018 года

 Четверг, 13 декабря 2018 года 17:33:15 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Музыка занимает место между мыслью и явлением; как предрассветная вестница, стоит она между духом и материей. Родственная обоим, она отлична от них.

Г.Гейне 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Глас православия
№50 (1320) 14.12.207 г. 
«К любви и правде очи устремляй»

2 января 2018 года исполняется 110 лет со дня отшествия ко Господу святого праведного Иоанна Кронштадтского (1829-1908). За великие труды на ниве Христовой, за широкую проповедническую деятельность, за скорую молитвенную помощь всем скорбящим и недужным народ с любовью называл его «всероссийским батюшкой».

Вековая даль отделяет нас от батюшки Иоанна, но как современно, как назидательно звучит его голос сегодня, и все слова ложатся точно в цель — в скорбящее сердце человека. Как истинный пастырь, он учил народ, что главная причина наших бед и страданий — отход от Бога.

С грозным пророческим словом он снова и снова взывал к пастве: «Россия забыла Бога спасающего, утратила веру в Него, оставила Закон Божий, поработила себя всяким страстям, и оттого неизмеримо бедствует, терпит посрамление всего света — достойное возмездие за свою спячку, бездействие, продажность, холодность к Церкви Божией. Бог карает нас за грехи». «Если Россия не очистится от множества плевел, то опустеет, как древние царства и города». «Самодержавие — единственное условие благоденствия России; не будет Самодержавия — не будет России; власть заберут иноверцы».

Первейшее средство возвращения милости Божией отец Иоанн видел в возвращении к Богу с покаянной молитвой, в исправлении собственной жизни. Каждого человека он утешал в постигших его скорбях, призывал ободриться, не опускать руки и иметь твердую надежду на спасение.

«Преходит образ мира сего как тленный, со всею его красотою, богатством, славою и честью, — проповедовал он. — Пребывают одни вечные блага: правда, любовь со святостью и миром Божиим. Туда очи сердца устремляй».

Духовная дочь отца Иоанна, талантливая писательница, игумения Леушинского женского монастыря Таисия (СОЛОПОВА) (1842-1915) окормлялась у него около 30 лет и получила множество душеполезных наставлений. Обо всем этом она поведала в книге своих «Сочинений» (М., Издательский центр «Вентана-Граф», 2006). Высокообразованная, одаренная от Бога, игумения Таисия оставила после себя богатое литературное наследие: жизнеописания, богослужебные тексты, поэтические произведения. Ее книги получили одобрение самого отца Иоанна Кронштадтского: «Дивно, прекрасно, божественно! Печатайте в общее назидание».

Однако при жизни мать Таисия не решилась приоткрыть внутреннюю жизнь своей души. «Записки игумении» были опубликованы в 1916г., сразу после ее кончины, а потом не раз переиздавались. Приведем из этой книги короткие выдержки, где она с великой любовью вспоминает о своем духовном наставнике.

•••

«Весьма много назидательного удостоил меня Господь увидеть во время моего пребывания с отцом Иоанном. Он имел удивительный навык и самомалейшие случаи обращать в полезное назидание окружающим.

Бывало, в ясный летний вечер любуется на закат солнца и скажет: «Как дивен Творец в Своем творении! Смотри хотя бы на это солнышко, какая дивная красота! А если творение так величественно, то что же Сам Творец, каков Он-то!»

Не счесть таких бесед и отрывочных фраз Батюшки, которыми он услаждал слух своих спутников. О том, сколько на наших глазах совершилось поразительных исцелений, я не стану описывать, потому что они неисчислимы. Но не менее достойно предать памяти и случаи, говорящие о его проницательности, предвидении и вообще близости к миру духовному.

Во время тайной молитвы он как бы созерцал Бога пред очами и беседовал с Ним как с близким себе существом: вопрошал Бога и получал от Него извещения. Пример сего могу привести следующий. Однажды, пользуясь спокойным настроением Батюшки и досужными минутами, я решилась высказать ему свои тревожные мысли о загробной участи моей матери, которая, будучи вполне религиозной христианкой, сильно противилась моему уходу в монастырь и не хотела дать мне на это своего благословения.

Меня тревожила мысль — не вменит ли ей Господь во грех это упорство? И вот спросила о том Батюшку. Он сказал мне: «Молись за нее». И, продолжая сидеть неподвижно с Евангелием в руках, сосредоточенно смотрел куда-то вдаль. Я уже более не повторяла вопроса, и мы сидели с ним молча около четверти часа. Вдруг, обернувшись ко мне, он произнес:

— Она помилована!

Я не дерзала понять эти слова как ответ на мой вопрос и в недоумении спросила:

— О ком Вы это сказали?

— Да ты о ком спрашивала меня? О своей матери? Ну, так вот я говорю тебе, что она помилована.

— Батюшка, дорогой, Вы говорите как получивший извещение свыше...

— А то как же иначе? Ведь о подобных вещах нельзя говорить без извещения — этим не шутят.

Однажды мы все были с ним на трапе парохода, где по обыкновению Батюшка нам читал. Окончив чтение, он сидел молча, приказав убрать столик, на котором лежали книги. Был сильный ветер. Опасаясь, чтобы он не смахнул книги в реку, я стала собирать их, чтобы отнести в каюту. Батюшка, пристально смотревший в пол, окликнул меня и говорит:

— Матушка, смотри, как бьется бедная муха! Видишь, вот она! Пришибло ее, бедную, к полу, не может подняться, а все-таки не теряет надежды, борется с ветром. Он ее относит назад, а она опять ползет, экая ведь умница! Вот и враг-диавол борет душу, относит ее как вихрь от пути спасительного, коим она идет, а она борется, не уступает ему. Вот и муха нас учит, урок нам дает.

•••

В другой раз мне довелось ехать вдвоем с Батюшкою по Балтийской железной дороге в отдельном купе. Мне хотелось поговорить с ним наедине о нужном деле. Началась беседа сердечная, духовная, откровенная. Вдруг Батюшка порывисто, быстро поднялся на ноги, не отходя от места, где сидел, и, подняв правую руку вверх, потряс ею в воздухе, как бы грозя кому-то. И устремив взор вдаль прямо, громко произнес: «Да запретит вам Господь!» Сказав эти слова, он перекрестился, сел на свое место и с обычной своей кроткой улыбкой посмотрел на меня. Положил руку на мое плечо и произнес:

— Что, матушка? Ты не испугалась ли?

— Испугалась, но я сразу поняла, что Вы запрещали бесам. Неужели Вы их видите?

— Да, матушка, да! Но что об этом говорить? Лучше продолжим нашу сладкую беседу.

Так мы доехали до Ораниенбаума. Батюшка направился дальше на пароход, идущий в Кронштадт, а я с тем же поездом, не выходя из вагона, вернулась в Петербург, утешенная и ободренная беседою с великим человеком, имеющим власть «на духов злобы поднебесной».

•••

Могу привести и другой случай. В день храмового нашего праздника Иоанна Богослова Батюшка всегда накануне выходил ко всенощной на величание, сам читал акафист и канон. Затем оставался у нас ночевать и в праздник совершал соборно с другими священниками позднюю литургию в 10 часов. Вставал он всегда рано, в 4-5 часов, писал проповедь или свои заметки, а около 7.00 ехал освежиться на воздухе и брал с собою меня. Ездили мы обычно на острова, где поутру бывает пусто, что при чистом свежем воздухе действительно составляет отдых пастырю, в течение целого дня окруженному людьми и суетой.

Эти часы Батюшка употребл*л для тайной созерцательной молитвы, и я, зная это, никогда не нарушала ее никакими разговорами, кроме тех случаев, когда он сам заговорит со мной. И вот однажды мы ехали по Николаевскому мосту, откуда кучеру заранее было приказано повернуть по набережной налево. Когда карета наша поравнялась с часовней на мосту, мимо везли покойника. Дроги с гробом везла одна лошадь, а провожавших было 8-10 человек.

Батюшка вдруг изменился в лице. Он пристально глядел на погребальное шествие, и так как оно шло по набережной параллельно с нашей каретой, то ему приходилось наклоняться в мою сторону. Наконец шествие свернуло в сторону, и Батюшка, несколько успокоившись, стал креститься. Потом, обращаясь ко мне, произнес:

— Как страшно умирать пьяницам!

— Вы его знаете?

— Так же, как и ты.

— Я никого не знаю.

— И я тоже не знаю, но вижу бесов, радующихся о погибели души пьяницы...

•••

Батюшка очень любил животных; в пример тому могу привести случай, коему были свидетелями все мы, бывшие с ним на пароходе. Однажды в сенокосное время ехали мы по Волге вверх, против течения. Около пяти часов пополудни все были на трапе, где Батюшка читал нам книгу, а мы окружали его, сидя кто на стульчиках, а кто и на полу. Прекратив чтение, Батюшка сказал бывшему тут же капитану: «Пойдем, друг, помедленнее, чудный вечер, а аромат-то какой от свежего сена — наслаждение!»

Идя тихим ходом, мы подходили к большой деревне, раскинувшейся на волжском берегу, а на противоположном берегу находился покос, где убирали сено. Иные метали стога, иные накладывали его на воза, чтобы увезти в деревню на пароме, стоявшем у того берега. Вдруг одна лошадь с огромным возом сена, скативши его на паром, не смогла остановиться и ринулась прямо в воду, увлекая за собою и воз, и державшего ее хозяина.

На пароме произошел невообразимый переполох. И лошадь, и сено были обречены на верную гибель. Крестьянин, бросив вожжи в реку, моментально сел в лодочку и направился по течению, куда должно было нести и лошадь с возом.

Наш пароход совсем остановился. В ужасе мы смотрели на погибающее животное, но что же вышло? Батюшка, стоявший у самого борта на трапе, все время крестился, молился, произнося вслух: «Господи, пощади создание Твое, ни в чем не повинную лошадку! Господи, Ты создал ее на службу человеку, не погуби, пощади, Всеблагий Творец!»

Он часто изображал крестное знамение в воздухе по направлению к лошади, которая плыла с возом, как будто шла по дну. Когда доплыла до самой середины реки, где очень глубоко, просто сердце замерло, глядя на нее. Вот-вот, думаешь, скроется под водою, но она продолжала плыть, и вот уже была недалеко от другого берега. Крестьянин, плывший за нею в лодке, тоже подплывал к берегу. Он подобрал волочившиеся по воде вожжи, опередил лошадь и помог ей поднять воз на берег.

Из селения прибежали и другие мужички, общими силами стали помогать потерпевшему. Сначала выпрягли лошадь, и она, почувствовав себя вне опасности, стала встряхиваться, валяться на траве и потом бодро встала на ноги. Сено подмокло, но и то не до самого верха. Так как это было у всех на глазах, и все видели, как молился отец Иоанн, много народа собралось на берегу, чтобы благодарить дорогого молитвенника и отца-печальника. Но он, избегая этого, тотчас приказал капитану идти дальше».


Рейтинг: 169
Подготовила Н.Васильева
13.12.2017

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • После трагедии в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня», где, по последним данным, погибли 64 человека, во всех торговых комплексах России с развлекательными центрами пройдут обязательные проверки, сообщили представители Генпрокуратуры РФ. Подробнее...
  • Премьер-министр Д.МЕДВЕДЕВ подписал постановление об индексации с 1 апреля социальных пенсий на 2,9%. Подробнее...
  • Согласно данным аналитического агентства «АВТОСТАТ», в России на 1 января 2018г. насчитывается 1771 электромобиль. Подробнее...
  • В Самарской области все региональные министры пройдут курс краеведения, заявил врио губернатора Д.АЗАРОВ: Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.569 сек.