Газета "Вестник Отрадного"
№21 (1288)
25 мая 2017 года

 Воскресенье, 28 мая 2017 года 16:29:48 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Добрыми путями Сам Бог управляет.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
День российской прессы
№2 (748) 11.01.2007 г. 
«Все дети как дети, а я журналист»

Знакомый редактор газеты «Вятский край» Василий Васильевич СМИРНОВ прислал мне в дар свою книжку, которая носит забавное название «Все дети как дети, а я журналист». Взято оно из старой студенческой песни: Мать вытерла слезы И тихо сказала: «Вся жизнь на колесах, Вся жизнь по вокзалам». И руки, как плети, Опущены вниз: «Все дети как дети, А ты журналист…» Книжка оказалась — интереснейшая! Читается на одном дыхании. Это своего рода записки о времени, о профессии, о людях, встречавшихся автору на пути. Вот послушайте несколько историй...


БЛИЗКАЯ ЧУЖАЯ ВОЙНА

В купе мы были вдвоем.

— Анна! — представилась она, выкладывая на стол крошечный сотовый телефон и томик Паоло Коэльо.
Ей тридцать с хвостиком. Короткая стрижка, светло-голубой джинсовый костюм. Через окно донеслись звуки «Прощания славянки», и поезд медленно тронулся.

— Вы в Москву в командировку? — спросила она.

— По делам.

— А мне ваш город понравился. Люди добрые, простые. И водители не наглые — останавливаются, пропускают пешеходов. Как в Англии.

— А вы бывали в Англии?

— Да, я там жила. А сейчас в Хилтоне живут мои родители, сестра и брат. Я пока временно в Москве, но у них часто бываю.

Она говорила без акцента и совсем не выглядела иностранкой. Чтобы не задавать вопрос в лоб, я спросил:

— И чем же они там, на чужбине, занимаются?

— Папа с мамой на пенсии, разводят лошадок и фазанов. Сестра вышла замуж за англичанина, родила двух ребятишек. Брат служит в армии. Он капрал. По российским меркам — старший лейтенант. Вот волнуемся: сейчас он в Ираке, воюет под Басрой…

— Давайте пить чай.

Но перейти к чаю Анне не дал телефонный звонок. Звонили как раз родители из Хилтона.

— Беспокоятся, что у Оливера не отвечает сотовый. Будут звонить его военному руководству. Волнуются. Наверно, напрасно. Я тоже, бывает, не сразу до него дозваниваюсь.

Оливер — это брат Анны. Ему 27. В детстве, когда семья жила в СССР, его звали Олегом.

— …Мобильники есть у всех английских офицеров, — продолжала Анна. — Родители звонят ему каждый день. Мы все молимся, чтобы Бог помог ему.

— Поможет, — говорю уверенно. — Кажется, войне скоро конец, американцы у стен Багдада.

— Ой, не говорите! Я думаю, война будет затяжной. Это ведь только американцы молчат о потерях, а наши передают постоянно. В Англию пришло уже более 100 гробов, а раненых перевалило за 500. Это ужасно! Если с братом что-то случится, мы не переживем. Он в нашей семье любимец.

…За окном стояла ночь, мы подъезжали к Нижнему Новгороду. У моей собеседницы вновь зазвонил телефон. Я вышел, но и в коридоре до меня доносились обрывки английской речи. Похоже, случилось что-то страшное. Анна, всхлипывая, кричала в трубку: «Ноу! Ноу!..»

— Оливер ранен, он в госпитале, — еле сдерживая слезы, Анна опередила мой вопрос.

Я опешил. Вот тебе и чужая война! Горе-то здесь, рядом. Что-то нужно делать, помочь… Не придумав ничего иного, во время стоянки поезда я выскочил на перрон и раздобыл бутылку «Белого аиста». Мы выпили за брата Анны.

— Все образуется, — утешал я ее. — Главное, жив. Залечит раны, вернется домой…

Анна плакала. По щекам текли струйки, слегка подкрашенные тушью.

— Дай-то Бог! Но у него очень тяжелое ранение. В почку.

Мы выпили еще. Мне показалось, моя попутчица малость отошла от горестных мыслей. Мы говорили о разной ерунде и немножко о вечном. Анна вспомнила, как прошлой осенью во время захвата Театрального центра на Дубровке у нее погибли друзья — муж и жена. Они собирались на мюзикл вместе с дочкой, но она в тот день надерзила учительнице, и родители в воспитательных целях не взяли ее с собой. И она осталась жива. Мораль? А никакой морали! Есть судьба! Что на роду написано, того не избежать…

Примерно через час телефон проявился вновь. Анна взяла его дрожащими пальцами, и я видел, как напряглось и перекосилось ее лицо. Телефон выскользнул из рук на пол.

…Мы помянули Оливера.

— Вот и все, капрал, — повторяла Анна, отрешенно глядя в одну точку. — Ты был хорошим братом и сыном, но кому-то была нужна твоя жизнь…

И снова заплакала. Спать мы так и не ложились, все равно не уснуть. Был понедельник, 7 апреля 2003 года. До конца войны в Ираке оставалось несколько дней.

КАРМАННОЕ ХОББИ

У одного моего друга Анатолия из Волгограда необычная фамилия — Карман. Те, кто его знает, любят за веселый, неунывающий характер. Но есть у него еще одна особенность, в какой-то степени оправдывающая фамилию, — он любит не то чтобы прикарманить, а (как бы поделикатнее выразиться?) оставить себе на память в качестве сувенира вилку, ложку, рюмку, чашку, на которой имеется фирменное обозначение.

И вот однажды в Кремле нас, группу главных редакторов региональных газет, принимал тогда еще и.о. президента страны В.В.ПУТИН. Встреча проходила в красивейшем Екатерининском зале за круглым столом. За разговором нас угощали горячим кофе и минеральной водой. Кофе подавали в обычных маленьких чашечках, а для минералки перед каждым участником встречи были поставлены симпатичные фужеры с изображением российского герба и надписью «Кремль».

Уйти без такого фужера Карман, разумеется, не мог. Но Кремль не ресторан. Прятать здесь что-либо за пазуху не только не солидно, но и небезопасно. И когда встреча закончилась, Карман, крепко стиснув в руке трофей, прорвался сквозь охранников к президенту и стал что-то торопливо рассказывать, показывая на фужер.

Путин выслушал, посмотрел на Толю с нескрываемым удивлением и, улыбнувшись, написал на листочке: «Фужер к выносу разрешаю. В.Путин». Карман до сих пор гордится: историческая запись, такой больше ни у кого нет.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ НИЧТОЖНОГО ПРОХОДИМЦА

Случилось мне как-то писать фельетон, в основе которого одна довольно странная история. На искусственном пруду осенними дождями размыло дамбу, и вода из него несколькими протоками стала тихонько стекать в овраг. Колхоз, в ведении которого был пруд, запросил в райцентре экскаватор и бульдозер, чтобы залатать брешь в плотине. Техника была выделена и приступила к работе, но кто-то смекнул, что под шумок можно дамбу не латать, а наоборот, расковырять пошире, спустить воду и выловить рыбу, которую несколько лет разводили в пруду.

И оказалось ее там немерено. Красавца-карпа увозили мешками и тележками руководители колхоза, сельсовета и прочие активисты. Встречались на берегу и машины районного начальства. Рыбацкие мини-артели брали кишащую рыбу сетями. Слух о чудо-водоеме моментально облетел окрестности, и к пруду день и ночь спешили мотоциклы, УАЗики и трактора.

Итог печален: карпа выловили, разрушенную дамбу бросили, технику вернули в район. Когда наиболее дотошные правдоискатели, которым, замечу, рыбки не досталось, написали в областную газету, районное начальство отрапортовало: вся(!) рыба доставлена в один из детсадов. Я два дня искал этот садик, но не нашел. О чем и написал в фельетоне, который назывался «О размытом и разрытом, или Уха бригады «Ух!». Под фельетоном стояла моя подпись «В.СМИРНОВ» и название деревни, близ которой находился пруд, — Моряны.

Вскоре редакция получила официальный ответ властей. Руководители райкома партии сообщили, что «факты имели место» и что секретарю колхозной парторганизации, главному организатору «рыбалки», объявлено строгое предупреждение.

Но самое интересное произошло потом. Через несколько дней в редакцию пришло еще одно письмо: «Обращается к вам В.Смирнов, житель д. Моряны. Моему возмущению нет предела! Какой-то негодяй написал в вашей газете заметку и подписал моей фамилией. Утверждаю (у меня есть свидетели), что никакого фельетона я не писал. Я инвалид I группы, несколько лет прикован к постели, и мне не до фельетонов. Прошу немедленно разыскать того ничтожного проходимца, который написал в надежде на большой гонорар, и пусть объяснит в газете свой злой умысел всего содеянного. Газета должна восстановить в глазах земляков мое доброе имя и снять с меня незаслуженные подозрения и гнев».
Я ответил однофамильцу, что «мерзавец» — это я. Фамилию ношу с 1951г., о чем имею свидетельство. И извинился за страдания, невольно причиненные публикацией.

…История веселая и грустная одновременно. С тех пор мелкие населенные пункты под материалами я не указывал. Вдруг и там живет какой-нибудь Смирнов, и у него возникнут проблемы с местной общественностью.

ПОСЛЕДНЯЯ ЗАПЯТАЯ

Районная газета решила опубликовать текст закона о предстоящей переписи населения. Отыскав документ в Интернете, газетчики скачали его, но выяснилось, что весь файл (а это 5 страниц текста!) попорчен вирусом. Вместо запятых всюду стояло словечко «блин». Журналисты долго мучились, но ошибки поправили. С чувством выполненного долга запустили номер в печать. Важный документ увидел свет. Он заканчивался подписью президента, порядковым номером… и словами «Москва блин Кремль». Последнюю запятую все же проморгали.

ИСТОРИЯ С БУТЕРБРОДОМ

Популярный бард Олег МИТЯЕВ, написавший гениальные строки «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!», давал пресс-конференцию для кировских журналистов. В назначенный час народ собрался у заветной двери в ДК, где должно было проходить мероприятие, однако она оказалась заперта. Но вскоре кто-то разыскал ключ, все вошли и уселись за большим банкетным столом, предусмотрительно сервированным бутербродами, фруктами и минеральной водой.

Классик, слегка удивленный щедрым гостеприимством организаторов, на всякий случай переспросил, можно ли все это есть и пить. Кто-то из журналистов, засовывая в рот бутерброд с колбасой, сказал:

— А как же? Для чего же тогда?

И пресс-конференция началась! Откупоривали бутылки, передавали с краю на край виноград и сливы, с космической скоростью с тарелок исчезали бутерброды. Вакханалию прервал ворвавшийся в приоткрытую дверь служащий ДК:

— Кто разрешил?!!! А ну-ка, положить все на место!
Все напряглись, а он неуклюже метался вокруг стола:

— Положить! Всем положить! Это для участниц конкурса «Мисс Вятка»! Кто вас сюда пустил? Ваша конференция должна проходить в другом зале!

Наступила гробовая тишина, после которой бард, бросив взгляд на сиротливо лежащий перед ним бутерброд, заметил:

— Как здорово, что от него я не успел ни разу откусить. Возьмите, дяденька!

Служащий, узнав в Олеге Григорьевиче человека с афиши, которую неделю назад лично вывешивал при входе в ДК, махнул рукой:

— Кушайте, вам можно.

— Ну уж нет, красавицам так красавицам.

…Через день Митяев был гостем нашей газеты и, увидев в моем кабинете накрытый стол, дважды переспросил:

— Не отнимут потом? Точно?

От него я и узнал историю с бутербродами, после которой он обещал до-о-олго помнить нашу Вятку.


Рейтинг: 1210

15.01.2007

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По результатам проверки, проведенной Счетной палатой РФ, реализация государственной программы «Доступная среда для инвалидов» пока не привела к существенному повышению доступности для них различных объектов и услуг. Подробнее...
  • «Более 400 жителей Приволжского федерального округа сегодня воюют на стороне террористов за пределами России, в том числе в Сирии», — такое сообщение сделал секретарь Совета безопасности РФ Николай ПАТРУШЕВ на выездном совещании 16 мая. Подробнее...
  • Россельхознадзор сообщает, что на территории Самарской области официально подтверждена вспышка птичьего гриппа. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.238 сек.