Газета "Вестник Отрадного"
№15 (1282)
13 апреля 2017 года

 Понедельник, 24 апреля 2017 года 21:09:33 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Былое и думы
№5 (803) 31.01.2008 г. 
«Отступать некуда. Позади — Волга»

2 февраля с.г. исполняется 65 лет со дня разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. 200 дней и ночей длилась одна из самых кровопролитных битв в мировой истории и завершилась полным разгромом 300-тысячной немецкой армии и пленением ее командующего генерал-полковника ПАУЛЮСА. Эта победа явилась триумфом советского военного искусства и знаменовала собой коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Сегодня мы вновь публикуем воспоминания ветерана войны, участника Сталинградской битвы Карпа Александровича ЗУЗАНОВА.

…Сталинград как стратегическая цель наступления немецких войск был выбран далеко не случайно. Это крупнейший промышленный центр страны, где много военных заводов, в том числе тракторный, выпускавший тяжелые танки. Это и крупнейший транспортный узел, через который в тыл поступала нефть Кавказа, хлеб Кубани, Дона и Волги. Захват города значительно ослабил бы армию и всю систему обороны страны. Летом 1942г. наши войска встали здесь насмерть.

Пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, гитлеровское командование развернуло наступление на южном направлении, бросив в бой огромные ресурсы. В 6-ю армию Паулюса входило 13 дивизий (около 270 тыс. человек), 3 тыс. орудий и минометов, 500 танков. Их поддерживала авиация 4-го воздушного флота — 1200 самолетов.

Чтобы противостоять этой мощной армаде, 12 июля 1942г. был создан Сталинградский фронт. Перед ним стояла задача – остановить продвижение противника на полосе шириной 520 км. Бои начались 17 июля силами 62-й и 64-й армий. На Волгу стали стягивать резервные части с других фронтов. Но из-за постоянных вражеских бомбардировок, перегрузки железных дорог, нехватки вагонов и прочих затруднений резервы прибывали медленно, почти до конца августа.

Наша 27-я гвардейская стрелковая дивизия была срочно переброшена с Калининского фронта на Сталинградский и, не дожидаясь подхода тылов, 18 августа пошла в бой прямо с марша, имея только одно стрелковое оружие.

15-17 августа 1942г. превосходящие силы врага подошли к излучине Дона в районе хутора Паньшино, форсировали его и начали теснить к Сталинграду остатки обороняющейся 4-й танковой армии, в состав которой вошла и наша дивизия. Ее сформировали в основном из комсомольцев, молодых курсантов военных училищ. Они не имели боевого опыта, но имели такое мужество и такой высокий боевой дух, что сражались геройски, не жалея себя. В тех страшных боях пали многие мои друзья. Нас бомбили, давили танками, обстреливали из всех видов оружия, но гвардейцы не сдавались.

Фронтовая судьба привела меня на Волгу в самый первый и, пожалуй, самый трудный период оборонительных боев: под Сталинградом я воевал с 18 августа по 9 октября 1942г. Пулеметчиком, командиром взвода, замполитом командира роты.

Я хорошо помню тот 100-километровый пеший марш-бросок к Сталинграду. Шли быстро. Усталость была такой, что многие спали на ходу. А у меня как назло разошелся радикулит. Боль была острая, а тут еще ручной пулемет в руках и вещмешок на горбу.

И вот 18 августа, устав от изнурительного марша, без тылов и прикрытия с воздуха, в яркий солнечный день мы вступили в бой на станции Колтубань Иловлинского района. Первым в нашей дивизии вступил в бой 76-й стрелковый полк. Один из его батальонов встретил перебравшуюся через Дон немецкую часть с 4 танками. На скошенном пшеничном поле завязался жестокий рукопашный бой. Он шел всю ночь. Наутро поле было усеяно трупами наших и немцев. Ни одного человека не осталось в живых, только стонали тяжелораненые и догорали подбитые танки.

…Маневрируя на своем участке фронта, наша дивизия ежедневно наносила по противнику удар за ударом, не давая ему продвинуться вперед. Войска несли огромные потери: к сентябрю в ротах осталось по 10-12 человек. К нам стало поступать пополнение, но небольшое: численность рот возросла до 20-25 человек.

И такими малыми силами мы ежедневно атаковали позиции немцев. В тот тяжелый момент командование фронта поставило задачу: «Отступать некуда, позади — Волга. Ценой любых усилий отстоять Сталинград, обескровить и уничтожить противника». Приказ №227 так и назывался «Ни шагу назад». Ни один боец не имел права отступать, даже сопровождать раненого с поля боя. И легко раненный солдат не имел права выходить из боя без оружия. Ночью 22 августа в полках прошли комсомольские собрания, мы дали короткую клятву: «Ни шагу назад!» Каждому был вручен лицевой счет члена ВЛКСМ по уничтожению живой силы и техники врага. В нем значилась дата, что и где сделал, число убитых врагов и роспись командира.

Жарким утром 23 августа началось мощное наступление немецких войск на Сталинград. С утра пошли армады самолетов, колонны танков, артиллерии. Весь город горел, черный дым застилал горизонт. На наши окопы, пикируя, налетали бомбардировщики и забрасывали бомбами. Стальной лавиной двигались танки, за ними пехота. Они шли открыто, не таясь, в полной уверенности, что после такой обработки русские уже не опасны.

Но стоило им приблизиться, как наши позиции оживали и встречали их ураганным огнем. Минометчики, пулеметчики, бронебойщики били прицельно и вносили заметные опустошения в ряды наступавших. 14 дней и ночей мы жили в страшном напряжении, бои почти не прекращались. Немцы вводили все новые резервы, а мы держались тем, что имели. И сколько раз ни ходили они в атаку, не выдерживали нашего огня и бежали, оставляя на поле убитых и раненых.

Без воды, без нормального питания, гвардейцы с железным упорством стояли насмерть. Среди нас не было НИ ОДНОГО морально неустойчивого, или нытика, или паникера. Чем более жестокими становились бои, тем более укреплялся наш боевой дух.

Днем над степью стояла невыносимая жара, ночи были теплыми и душными. Трупы убитых плавились на солнце, как на сковородке. В воздухе стоял густой смрад. От него тошнило, кружилась голова, не хотелось есть. Да у нас и не было еды. Паек давно кончился, а тыловое обеспечение не могли наладить. Но куда больше мучила жажда… Однажды после боя лежу я в окопе, а мимо проползает политрук роты. И мне так захотелось спросить: «Что же это такое: война или хреновина одна? Сколько еще мы будем топтаться на одном участке и класть своих товарищей?» Но не спросил. Побоялся, что сочтут трусом. А когда политрук исчез из виду, мне снова к горлу подступил крик: «Товарищ Ворошилов! Это не война, а одно убийство. Каждый день мы идем в атаку без прикрытия танков, без артподготовки. Прямо на смерть. А ночью возвращаемся в окопы, чтобы наутро снова идти в бой».

Все это болью отзывалось в сердцах всех солдат. Но и те слова в адрес Ворошилова я не крикнул. Понимал: задача — держаться, сколько хватит сил.

Осенью наша оборона стабилизировалась, по ночам стали давать горячее питание. Однажды в темную ночь передовую обходил комиссар и беседовал с бойцами. Спросил: «Как с питанием?» Один пожилой солдат ответил как есть: «Кормят раз в сутки, да и то дают полкотелка на человека». — «Хорошо, будет вам по котелку». Мы посмеялись, но уже на следующую ночь повара стали наливать так, как обещал комиссар.

С восходом жаркого солнца 2 сентября мы готовились к очередной атаке. День только начинался, а уже мучила жажда. Во фляжках не было ни капли воды. Шестое чувство подсказывало: сегодня со мной что-то случится. Не убьют, нет, но что-то случится. И предчувствие не обмануло.

В адской суматохе боя нас накрыл 6-ствольный немецкий миномет. От взрыва мины меня подбросило в воздух, а потом резко ударило о землю. Получив сильную контузию, я мог только вдыхать, но не мог выдохнуть. Но через несколько минут дыхание восстановилось. Оказалось, я ранен мелкими осколками в левый бок, а более крупный осел в предплечье. Напарнику Касимову пришлось хуже: ранило в голову, кровь залила лицо. Не знаю, каким чудом мы с ним под шквальным огнем сумели выбраться с поля боя и дойти до санчасти.

Там встретили своих друзей — таких же изувеченных, в грязных кровавых бинтах, с потрескавшимися от жажды губами. Всего несколько часов назад мы были целы и невредимы…

К вечеру мы уже были в медсанбате, располагавшемся в глубоком овраге. Мне обработали раны, вынули осколки и отправили в полевой госпиталь, в 25 км от передовой. Разместились в деревенских домах, спали где придется, укрывшись шинелями. Меня определили на постой к деду с бабкой. Вид у меня был жалкий: сильно исхудал, у гимнастерки оторван рукав, левая рука на перевязке. А шел мне 19-й год. Наверно, из жалости они старались меня подкормить.

Раны заживали у всех на удивление быстро. Уже через две недели меня вызвали на медкомиссию и начальник госпиталя сказал: «Ну, вот и все, можете ехать домой». То есть на передовую, в свою часть… Хозяева провожали как родного: со слезами, причитаниями, да еще снабдили плюшками в дорогу. 17 сентября я уже был у своих. Старшина обрадовался: «Мы ждали тебя, даже пулемет твой сохранили, а то в роте не осталось ни одного пулеметчика». За две недели моего отсутствия состав обновился так, что мне пришлось знакомиться с новыми солдатами и командирами…

***

Спустя годы командующий 62-й армией маршал В.И.ЧУЙКОВ писал: «Потомки никогда не забудут величие духа и сказочную крепость комсомольских сердец. У стен Сталинграда они отбросили вспять военную мощь Германии».


Рейтинг: 1183

01.02.2008

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.902 сек.