Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Понедельник, 01 мая 2017 года 04:20:39 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/10 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Фронтовая судьба
№8 (806) 21.02.2008 г. 
«Смотри, Дмитрий, не осрами Россию»

15 февраля жителю нашего города Дмитрию Ивановичу КУЗНЕЦОВУ исполнилось 85 лет. Прекрасный юбилей, прекрасный пример творческого долгожительства! За эти годы ему довелось работать трактористом, учителем, инженером, редактором журнала, но по сей день самой главной он считает профессию солдата. Война часто приходит к нему во сне, и он снова и снова шагает фронтовыми дорогами от степного Тоцка до самого Берлина...


Путь на войну

…С первых дней войны ему дали бронь и поставили бригадиром тракторной бригады. У 18-летнего парня началась совершенно взрослая жизнь, в которой надо было отвечать за 100 своих земляков-колхозников и за 26 вверенных машин. Несмотря на младые годы, дело у него ладилось, но в 1942г. с началом тотальной мобилизации сыновей на тракторах сменили женщины.

Дмитрий Кузнецов по праву считался образованным: за плечами осталось 10 классов и курсы механизаторов при колхозной МТС. Потому и попал в артиллерию. Солдатскому ремеслу в ускоренном темпе обучали в Тоцке. От природы смышленый, он, едва узнав, что такое панорама, стереотруба, отклонение от ветра, расчет синуса угла альфа и прямая наводка, стал передавать знания другим новобранцам.

Тем временем из Тоцка под Сталинград каждый день отправляли эшелон солдат и боевой техники. Настал день, когда и сержант Кузнецов, получив специальность наводчика орудия, в составе 52-й артбригады тоже отправился на передовую. Три паровоза тащили тяжеленный состав, груженный людьми, орудиями, грузовиками. Как нужна была эта силища под Сталинградом, как ждали там подкрепления!

Но не доехали они до места назначения: на станции Калач началась бомбежка с воздуха, и под разломами горящих вагонов враз погибли тысячи людей. Живые, едва опомнившись, собрали раненых, похоронили убитых, подсчитали оставшиеся орудия и машины — и 25 «мессеров» на бреющем полете начали новый страшный прицельный обстрел.

— Все-все пошло прахом! — вспоминает Дмитрий Иванович. — От 4-х полков осталось несколько сот солдат. Помню, как под начало майора ШУТОВА собрались ровно 100 человек. Три уцелевших орудия погрузили на машины и поехали вдоль Дона. Целый месяц шли к Сталинграду, постоянно ввязываясь в бои. Под Волгодонском я чуть не попал в плен: патроны кончились, отстреливаться нечем. Спас Вася СКРЫЛЕВ, вовремя метнул свою последнюю гранату в окружавших меня немцев, а я в тот же миг прыгнул в глубокую воронку. Из той сотни майор привел под Сталинград только 16 бойцов...


200 дней нечеловеческого напряжения

Ужасы войны отчасти передает кино, но живой рассказ человека, пережившего тот кошмар, вызывает более глубокое потрясение. Глядя ему в глаза, невольно думаешь, как мог обычный человек (и миллионы ему подобных!) выстоять в условиях, не совместимых с жизнью…

—…Было такое чувство, что бои не кончатся никогда, — вспоминает Дмитрий Иванович. — Казалось, что силы 62-й армии ЧУЙКОВА уже на исходе, и тела убитых солдат, которые нам приходилось складывать штабелями, наглядно подтверждали этот страшный исход. Но через день-другой присылали новое пополнение: на смену тысячам убитых заступали тысячи живых.

Нас теснили к Волге, а мы вгрызались в каждую пядь земли и сражались до последнего патрона. Голодные, истощенные, завшивленные, израненные, мы знали только одно – отступать некуда.

В минуты короткого затишья каждый солдат вспоминал дом, своих родных и любимых. Мы потихоньку говорили, что вот за них и отдаем жизнь. А я все представлял своего деда Кузьму Кузьмича ЕЛИЗАРОВА. Был он богатырского сложения: ростом два с лишним метра, весом 170 кг. Он воевал в русско-японскую войну, здорово отличился и удостоился чести побывать на приеме у Николая II. Из рук царя получил дарственные бумаги на 100 гектаров земли в Оренбургской области. Провожая меня на войну, напутствовал: «Смотри, Дмитрий, не осрами Россию! Помни, что ты внук кавалера Георгиевских крестов».


«Нас хранила неведомая сила»

Фронтовые дороги старшего сержанта Кузнецова прошли через Курскую дугу и Орел, через деревню Прохоровку, где развернулось самое кровопролитное в истории Второй мировой войны танковое сражение. Гарь, дым, смрад, черные клубы огня и дыма на трое суток поглотили солнечный свет. Артиллеристы могли дышать только через защитные повязки.

Дмитрий Иванович вспоминает более поздний эпизод, когда он уже был разведчиком артиллерийских и минометных соединений и его спецгруппу на парашютах сбросили возле речки Безымянной, протекающей через Брянский лес. Единственный мост нужно было взорвать, чтобы не дать врагу по нему отступить. Немцы заминировали важный стратегический объект и охраняли его как зеницу ока. Но наши разведчики изловчились снять охрану и уничтожить мост, не потеряв в ходе операции ни одного человека.

— Мы работали слаженно, как акробаты в цирке, — говорит ветеран. – Словно годами репетировали, оттачивали одни и те же движения и в результате научились не только понимать друг друга без слов, но и предугадывать все действия. Много пережито таких моментов, которые я до сих пор не могу объяснить. По всему, казалось, от нас должны бы остаться рожки да ножки, а мы выходили невредимыми из самого пекла, будто нами руководила защитная неведомая сила...


«Вызываю огонь на себя»

Спецгруппе дали передохнуть несколько дней и отправили под Дарницу, готовиться к форсированию Днепра. Это еще одна страшная страница в истории войны. Вот как вспоминает о ней Д.И.Кузнецов:

— Вы, наверно, слышали выражение «вызываю огонь на себя»? Вот в этом заключалось наше очередное боевое задание. Проникнув глубоко в тыл врага, мы выяснили, где сгруппированы основные артиллерийские силы противника и, расположившись в том же квадрате, запросили у своих по рации огоньку. Под огнем наших же орудий давали поправки, чтоб точнее бить по коммуникациям немцев. Вот такая шумная у артиллеристов разведка. Но и в тот раз из-под прицельного огня все вышли живыми!


«Шел солдат, слуга Отчизны»

Потом его солдатская дорога пролегла по Румынии, Польше и до самого Берлина. Получил три ранения, дважды перебивало ноги, но каждый раз он поднимался и вставал в строй с мыслью: «Все равно доползу до рейхстага». На границе с Румынией ему, уже насмотревшемуся ужасов войны, выпало еще одно тяжкое испытание — схватка в рукопашном бою. Тогда он понял, что ничего нет страшнее, когда ты яростно колешь, режешь, кромсаешь живую человеческую плоть.

— После того боя у многих из нас наступило тяжелое психологическое состояние, — вспоминает он. — Я слышал от друзей слова о том, что не мы, а враги пришли на нашу землю, что их цель — превратить нас в рабов. Это они вынудили нас вести войну, и эта страшная бойня идет во имя Отечества. Так мы думали, говорили друг с другом и пели замечательные песни о синем платочке, о землянке, о кудрявом клене. Как огромного счастья, ждали писем от жен, матерей, невест и с болью в сердце хоронили фронтовых друзей. Сколько же могил осталось на этой длинной дороге! Вовек не сосчитать...


«Мы победили, потому что умели работать, как никто в мире»

Необычайно глубоки и содержательны рассуждения Дмитрия Ивановича о войне и мире. Он считает, что не только политическая пропаганда, но и суровый климат России научил русских довольствоваться малым и работать с неимоверным напряжением сил.

— Война – это адский труд. И мы побеждаем, даже когда совершенно не готовы к войне, только потому, что наш народ трудолюбив и вынослив. Я сам видел, как измотанные боями пехотинцы при переходах спят в строю. Но едва добравшись до места, без отдыха, полуживые от усталости, начинают рыть окопы, делать укрепления и тут же вступают в новое сражение. А еще русские, как никто, способны к самоорганизации. На моей памяти много примеров того, как какой-нибудь солдатик берет на себя роль командира, если ни одного офицера уже нет в живых. И хаоса уже не будет, есть порядок и подчинение приказу. Видимо, это хранится у нас в генах от крестьянских общин.

Я бы сказал, что сама жизнь и работа в мирное время является постоянной подготовкой к войне. Если бы в школах и вузах правильно учили историю, экономику, ориентированную на наши исключительные климатические условия, то национальное самолюбие не было бы доведено до такого низкого уровня, как сейчас.

Моя любовь и преданность Отечеству — не абстрактные, а выстраданные чувства. За плечами осталась долгая жизнь, и не раз бывали смутные времена. Часто казалось: вот наступает предел, за ним последует только процесс разрушения. Однако русский народ вновь собирался с силой, укреплялся духом, и, вопреки всем прогнозам, наступало время созидания. Думаю, имея такие крепкие корни, Россия одолеет и нынешнее безвременье.
(Окончание следует).
На снимке: Д.И.КУЗНЕЦОВ (слева). Берлин, 1945г.


Рейтинг: 1113
Светлана СИПЯГИНА
22.02.2008

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.386 сек.