Газета "Вестник Отрадного"
№20 (1287)
18 мая 2017 года

 Среда, 24 мая 2017 года 14:00:56 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/3 
Афоризм недели:

Добрыми путями Сам Бог управляет.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Былое и думы
№24 (822) 11.06.2008 г. 
«Мама, я обязательно вернусь!»

65 лет назад, точнее, в мае 1943 года, Лида ЖЕЛЕЗНЯКОВА добровольцем уходила на фронт. Ей еще не было 18, но сердце горело: она должна идти, чтобы защищать свою Родину, свою станицу, свой дом. Тихо плакала мама, провожая дочь, и Лида обещала ей: «Я обязатель-но вернусь…» …Говорят, что у войны не женское лицо. Все так. Но что делать, если молодая девичья душа рвется в бой, если вражьи полчища кромсают, убивают, истязают все самое близкое и дорогое, и даже в тылу тебе нет покоя?.. Только в запредельных обстоятельствах женщина, хранитель жизни, берет в руки оружие — чтобы отстоять саму жизнь.


В СТАНИЦЕ ХОЗЯЙНИЧАЛ ВРАГ

Лидия знала врага не понаслышке: полгода в их станице Стеблиевской Краснодарского края стоял вражеский обоз, вывозивший с элеваторов золотое кубанское зерно. Наши, отступая, не успели ни спрятать, ни сжечь свой хлебушек, вот и радовались захватчики этой легкой добыче.

Но самих немцев в станице почти не было: сначала явились румыны, потом итальянцы. Поначалу охотились на кур, гусей и прочую живность. Тяжело глядели хозяева, как тащат они с подворий чужое добро. А когда в августе настала особенно сильная жара, оккупанты тоннами выливали на себя драгоценную артезианскую воду. Женщины плакали, видя такое «развлечение». Скважины пробурили незадолго до войны и вкусную водицу в тех краях особенно ценили. Радовались, покупая ведро за две копейки.

О том, сколько унижений вытерпели станичники за время оккупации, рассказывает сама Лидия Васильевна:

— Жандармы расстреляли и мою первую любовь. У нас с Владимиром были такие юные, светлые чувства, но беда не прошла стороной. Буквально за день до оккупации Володю и троих его товарищей родные проводили на фронт, но ребята, не успев добраться до Краснодара, узнали, что город заняли немцы.
Они вернулись домой в станицу — там тоже хозяйничал враг. Куда деваться, что делать? Я не знала их планов, но видела, что у них есть оружие, и слышала, что такие же, как они, боевые группы собираются при отступлении немцев (в чем никто не сомневался) отстоять мельницу, элеватор, маслобойный завод — все, чем жила казачья станица.
И вот однажды их забрали полицаи. Жандармерия, в которую добровольно пошли служить свои же, станичники, лютовала яростно. Таких нашлось немного, но, наделенные властью и вооруженные до зубов, они представляли большую опасность, чем немцы. Они знали все про всех, кто чем живет, чем дышит. Когда схватили моих друзей, я перестала бывать дома: меня тоже разыскивали. Несколько раз ловили и таскали на допрос, но ничего я им не сказала. Запомнила слова одного полицая: «Двадцать лет мы дожидались этого времени, а тебе, девчонка, уже ничего не дождаться!» Я ответила, что лучше умереть, чем быть немецкими холуями. До сих пор не могу понять, почему он меня отпустил.
Так я осталась на воле, а Владимир томился в застенке. По ночам я забиралась на высокое дерево, росшее у стен тюрьмы, и передавала заключенным еду. Однажды они попросили переправить топор: видимо, задумали побег. Просьбу я исполнила, но осуществить замысел они не успели: через несколько дней их расстреляли. С горючими слезами я срывала по ночам листовки, в которых сообщалось о расстреле 4-х бандитов. Это случилось 23 декабря1942г., а 26 февраля 1943г. в станицу пришли наши. Горе той первой утраты подтолкнуло меня пойти на фронт.


«БЕГИ В СВОЮ ГЕРМАНИЮ, КАРЛ!»

Румыны бежали первыми, и Лида отлично запомнила двоих вояк на мотоциклах, въехавших в их двор.

– Ну что, драпаете? — спросила их.

– Да, — по-русски отвечали те, — мы идем домой. Воевать больше не будем, фрицам под Сталинградом хана.

Итальянцы уходили с таким же радостным настроением, а вот немцы отступали понуро. Еще хуже чувствовали себя местные жандармы — недолгой оказалась их власть. Желая глубже понять природу предательства, Лида пристально наблюдала за всем происходящим и с молодой горячностью вступала в краткие разговоры.

— Беги домой, в свою Германию, Карл, — осмелев, заявила офицеру-постояльцу, который жил в их доме.
Спрашивала у армян, перешедших на сторону немцев: «Куда же вы теперь пойдете? С какими глазами вернетесь к своим семьям, к своим виноградникам?» Спрашивала у русских шоферов, сидевших за баранками немецких машин: «Почему вы не бежали из плена? Почему согласились сотрудничать с немцами?» Те прятали глаза и говорили, что если бы даже удался побег, то расстреляли бы свои. Лида им не верила. «Ускользнуть ящеркой, улететь птицей, умереть, но не служить врагу» — таковы были ее убеждения.


НА ФРОНТ БОСИКОМ

После освобождения станицы начались ее ежедневные походы на призывной пункт. Военкома она взяла измором. Он долго от неё отмахивался, но девушка, примостившись на ступеньках, сидела допоздна. Через месяц комиссар сдался:

— Хорошо, твоя взяла. Пришлю завтра нарочного с повесткой. Собирайся.

Лида не делилась планами с матерью и, только когда та увидела под окнами нарочного, тихо заплакала. Сборы были недолгими: натянула единственную юбочку да набросила единственную кофточку. А на ноги обуть нечего — на всю семью одни сапоги. Так и отправилась Лида на фронт босая. Больше 10 км пешком шла до вокзала, а оттуда в товарном вагоне довезли ее до станции Селекционной, что рядом с Краснодаром. Там снова пешком — босыми ступнями по скошенному полю.

Долго ли, коротко, но добралась до 211-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, где и служила все три года, до самой Победы. Встретила землячек, старших подруг, которых успели призвать незадолго до прихода немцев. Дивизион состоял из двух пулеметных рот, двух крупнокалиберных батарей, одной мелко-зенитной артиллерии МЗА. Пулеметами управляли в основном девчата, крепкие кубанские казачки. Только командирами взводов, рот и дивизиона были мужчины.


«ГЛАВНОЕ — ДЕРЖАТЬ СВЯЗЬ»

Лидия Васильевна так рассказывает о своей фронтовой жизни:

— Валю ЛЕВИНЕЦ и меня назначили связистами в одну из рот. Солдатскому делу нас обучали ровно 10 дней: тут тебе и строевая подготовка, и стрельбище, и профессиональная теория, и сразу практика. Война ждать не будет…

К свисту пуль, бомбежкам, разрывам снарядов, обстрелам с самолетов привыкнуть нельзя: можно только волевым усилием сознания «отодвинуть» этот кошмар на дальний план происходящей реальности и, помня о единственной цели, четко исполнять свою работу. Задача связиста — держать линию связи. Бывало, найдешь один конец оборванного провода и ищешь другой. А линии тянутся не по гладкой дороге, а по оврагам, воронкам, непролазным кустарникам. В грязь, по глубокому снегу, под дождем и в лютый холод ты должна найти порыв, соединить провод, дозвониться до штаба дивизии и доложить, что связь восстановлена. Такие задания мы выполняли много раз за один бой.

Помню страшную бомбежку в Бельцах, в Молдавии. Всю ночь нас посыпали снарядами, и мы еле успевали восстанавливать кабель. Вместе с нами на линию обязан был выходить сержант, но стыдно сказать: как начинался бой – мы его не видели. Прятался сержант, не мог одолеть свой страх, и нам, девчатам, приходилось идти одним.

В Бельцах мы охраняли мост, по которому планировалось наступление наших, поэтому немцы бомбили его нещадно. Но так и не разбомбили. Видимо, хорошо сработала наша разведка, подбросив врагу дезинформацию. Зато сад разгромили основательно: воронка на воронке, да такие глубокие, что вниз нырнешь, а наверх не вылезешь. В саду стояли танкисты, дожидаясь приказа о наступлении, и этих парней сильно потрепало. Помню, как после боя мы хоронили двоих под кустами цветущих роз...


ВСТРЕЧА С ПОБЕДОЙ

Зенитчики должны были распознавать самолеты по силуэтам, по звуку, но зрение и слух могли подвести, поэтому в штаб дивизиона, где служила Лида, присылали закодированный сигнал «Я свой». Его изменяли каждый день. И точно его знали только летчики и радисты зенитных установок: упаси Бог сбить своего!

— Однажды в чешском городе Кошице, — продолжает рассказ Лидия Васильевна, — я ехала на велосипеде из штаба. В очередной раз везла пакет с сигналом «Я свой». И вдруг открылась невероятная стрельба, небо ярко осветилось до горизонта, будто загорелось. Поняла, что это салют, войне пришел конец. Остановилась, тоже выхватила карабин и от души постреляла в воздух. Такой была моя встреча с Победой… Вернувшись домой, с радостью встретила отца. Вскоре после меня он тоже ушел добровольцем. Не получил ни царапины, хотя 3 года служил сапером. Это была его третья и последняя война.

***

Навоевавшись, Лидия Васильевна вернулась в родную станицу, а в середине 50-х годов с семьей приехала в Отрадный. Окончила торговый техникум и всю жизнь трудилась в отделе рабочего снабжения. Хорошо помнит, как стремился первый директор ОРСа Стрельников построить в Отрадном больше магазинов и завезти много хороших продуктов. Лидия Васильевна воспитала двоих детей, старшему правнуку уже 17. Ее скромный, аккуратный дом стоит на самом краю города, недалеко от леса. В саду колодец с отличной водой. Она сама защитила свою и нашу мирную жизнь…


Рейтинг: 1244
Светлана СИПЯГИНА
16.06.2008

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По результатам проверки, проведенной Счетной палатой РФ, реализация государственной программы «Доступная среда для инвалидов» пока не привела к существенному повышению доступности для них различных объектов и услуг. Подробнее...
  • «Более 400 жителей Приволжского федерального округа сегодня воюют на стороне террористов за пределами России, в том числе в Сирии», — такое сообщение сделал секретарь Совета безопасности РФ Николай ПАТРУШЕВ на выездном совещании 16 мая. Подробнее...
  • Россельхознадзор сообщает, что на территории Самарской области официально подтверждена вспышка птичьего гриппа. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.630 сек.