Газета "Вестник Отрадного"
№30 (1300)
27 июля 2017 года

 Пятница, 28 июля 2017 года 17:01:12 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Искусство — это средство общения между людьми, это второй особый язык, на котором о многих важнейших вещах можно сказать лучше и полнее.

Н.П.Акимов 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Опыт выживания
№26 (824) 26.06.2008 г. 
Из Грозного — в Отрадный

Драматические события конца XX века разрушительным ураганом прокатились по всей огромной стране. Развал СССР и вынужденное переселение русских из бывших братских республик считается одной из самых черных страниц новейшей истории. По официальным оценкам Федеральной миграционной службы, в положении вынужденных мигрантов находятся около 4 млн. человек, 69% из них — русские.

еные Академии географических наук пришли к заключению, что наибольшее количество беженцев дал Таджикистан, на втором месте – Казахстан, на третьем — Узбекистан. Далее следуют Грузия, Азербайджан, Армения, Молдавия, страны Балтии, Украина и Белоруссия.

О Чечне, входящей в состав России, разговор отдельный, поскольку с ее территории русских гнали с особой жестокостью. Прошло время, и по данным социально-демографических исследований, основная часть русских беженцев из Закавказья и Средней Азии обосновалась в Поволжье. В 90-х годах в наш небольшой городок тоже переселились сотни семей, бросивших дома, квартиры и все нажитое добро. Люди начинали обустраивать быт буквально с чистого листа.

Раисе Михайловне ВЕПРИКОВОЙ (см. фото), ее маме и сыну в 1992г., незадолго перед первой чеченской войной, с огромным трудом удалось бежать из Грозного.

Отрадный принял их как мог: им предоставили комнату в общежитии, нашли рабочие места. А два года назад в их семью пришла великая радость: они наконец получили свою квартиру! 15 лет, прожитых в России, немного сгладили остроту пережитого кошмара, но память Раисы Михайловны хранит все до мельчайших подробностей. Своими воспоминаниями она поделилась с корреспондентом «Вестника», и этот рассказ стал ярчайшей иллюстрацией горькой правды жизни.

…Три поколения ее предков считали себя коренными жителями Грозного, добротно строили здания кавказского города, рассчитывая на их долговечность. Чеченские, армянские, русские дети жили по соседству, учились в одних школах, вместе играли во дворах. О том, что можно бояться и ненавидеть друг друга, они тогда не знали.

Промчалось детство, минули годы обучения профессии, и Раиса пришла в большой вязальный цех перспективного грозненского предприятия, оборудованного по последнему слову техники. Вскоре получила звание мастера высшего класса. Жизнь в городе текла размеренно. В русских семьях оба супруга трудились на предприятиях, в чеченских — женщины не работали, рожали детей, занимались их воспитанием, а мужья уезжали на заработки в Россию. Порядок этот был таким мирным, таким незыблемым, что никто и не думал, что он может быть разрушен в считанные месяцы.

— Предвестье кошмара началось в 1990 году, — вспоминает Раиса Михайловна, — когда к власти начал рваться Джохар ДУДАЕВ. В городе стало неспокойно. Начали часто стрелять, причем бои возникали внезапно, в любое время суток, и могли длиться час и больше. Оружия в республике было так много, что каждый дом представлялся целым арсеналом.

В этом не было ничего удивительного: ведь русские военные, выводя свои войска, оставили почти все виды вооружения, им просто не дали его вывезти. Люди говорили о том что, идет война кланов за власть, за сферы влияния. Эти межклановые разборки сначала вылились в агрессию против армян. Их в Грозном было много. Отовсюду слышалось, что чеченцы таким образом выживают армян, занявших лидерские позиции в самых прибыльных сферах торговли и промышленности.

Армянские семьи экстренно упаковывали пожитки и уезжали прочь — подальше от возможной расправы. Тогда мы решили, что на том наши беды кончатся, но как ошиблись в своих надеждах! Дудаевская антирусская пропаганда развернулась еще яростнее.
Представьте такую жизнь, когда во всех СМИ стал главным один и тот же лозунг — «Русские, вон из Ичкерии!». Радио и телевидение открытым текстом сначала на чеченском, потом на русском языке вещали о том, чтобы чеченцы ни в коем случае не покупали у нас дома, квартиры, мебель и другие вещи. Без зазрения совести звучали призывы к откровенному мародерству: «Когда русские уедут, их жилье, их вещи достанутся вам по праву и бесплатно». К тому времени всем работающим (в основном это были русские) прекратили выплачивать пенсии, зарплаты, хотя люди продолжали ежедневно ходить на работу. Наш цех, как всегда, выпускал отличные трикотажные изделия, которые успешно реализовывали, но денег нам не платили. Единственное, что позволялось, — вязать из своего материала вещи на продажу.

Но даже острые материальные трудности не угнетали так сильно, как общая обстановка, созданная в городе, — она была похожа на дьявольскую психическую атаку. На работу мы ходили только группами, стараясь держаться рядом. Вечерами все тихо сидели по домам, и тогда пустынный город казался мертвым, абсолютно безжизненным.
Даже общественный транспорт стал опасным. Несколько раз во время проезда на нем мне едва-едва удавалось избежать грубых притязаний обнаглевших молодчиков. Каждый день в определенное время суток к центру Грозного из ближних селений и со всех окраин подтягивались отряды чеченских боевиков. Вооруженные до зубов, они браво шли к резиденции Дудаева и разбивали палатки на центральной площади. Потом все вместе молились, и эту молитву многократно усиленную рупором, слышно было далеко от центра. В их общей пляске с хоровыми выкриками «аллах акбар!» виделось что-то демоническое, ритуальное. Там же, на площади, забивали корову, на Вечном огне жарили мясо и поедали его. А рядом проходила военная подготовка: совсем маленьких ребятишек, едва удерживающих оружие, подростков, молодых и пожилых женщин обучали стрельбе...

Все это я видела собственными глазами, потому что на фабрику могла пройти только через центральную площадь. Мы все яснее понимали бессилие высших чиновников новой демократической России, понимали, что нам рассчитывать не на кого, за нас они не заступятся, даже если мирных жителей начнут давить танками. Смыслом жизни стало спасение детей и престарелых родителей. К тому времени нам, оставшимся в городе, стало известно, что многие наши, кто ушел вместе с военными частями, были подорваны минометами.

Тогда группа русских специалистов, работавших на химическом заводе, выставила дудаевцам ультиматум: «Если вы будете совершать насилие над русскими и препятствовать их выезду из республики, мы взорвем завод и весь город взлетит в воздух. Нам терять нечего!» На какое-то время они действительно попритихли.

Тогда в нашей семье стал решаться вопрос, куда ехать. Не было нигде никого, кто мог приютить хотя бы на время. К счастью, у сына, уже окончившего техникум по нефтяной специальности, был друг-сокурсник, который собирался в Отрадный. У паренька здесь живут родственники, и он рассчитывал найти работу. Решили, что сын поедет вместе с ним разведать обстановку.

А вскоре и я сама, заняв у друзей денег на дорогу, приехала посмотреть Отрадный. Спокойный, уютный городок нам очень понравился. Мы срочно занялись проблемой подготовки к переезду, поскольку дорога в другую жизнь тоже была опасной. Есть на пути из Грозного такой участок железной дороги, где все поезда замедляют ход, и тогда с пассажирами можно делать что угодно. Было известно немало случаев, когда банды совершали набеги, грабили составы, убивали беженцев.

Но нас Бог миловал, нам удалось проскочить благополучно. И вот уже много лет мы живем здесь под мирным небом. Только перед телеэкраном, когда показывают кадры чеченской войны, ставшие архивными, мы плачем вместе с моей старенькой мамой.

С тех пор понятие Родина у меня стало другим. Это не просто место, где родился, где работаешь и воспитываешь детей. Родина должна давать своим гражданам чувство безопасности и защищенности. На своем горьком опыте мы убедились: среди чужих это совершенно невозможно.

Мы, наивные, разве думали-гадали, что люди, с которыми много лет прожили бок о бок как добрые соседи, на самом деле затаили на нас лютую обиду. Они только выжидали удобный момент, чтобы ударить нас ножом в спину — за одно то, что мы русские. И еще чеченский опыт убедил меня в том, что правители страны имеют право на слабость, но сам народ должен быть сильным и сплоченным. Да и сейчас мы живем в мире и покое, не зная, кто затаился рядом до поры...


Рейтинг: 1372
Светлана СИПЯГИНА
27.06.2008

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Законодатели намерены вернуть советскую норму о запретах на брань и грубую ругань в квартирах. Подробнее...
  • Власти Украины намеренно создают препятствия и барьеры для украинцев, желающих отдохнуть в Крыму, утверждает глава комитета Крымского парламента по туризму А.ЧЕРНЯК. Подробнее...
  • По предварительным данным Самарского областного Гидрометцентра, нынешний июль завершится жаркой, солнечной погодой. Подробнее...
  • В Ледовом дворце проводятся работы по подготовке к новому хоккейному сезону. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.468 сек.