Газета "Вестник Отрадного"
№21 (1288)
25 мая 2017 года

 Суббота, 27 мая 2017 года 02:46:49 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Добрыми путями Сам Бог управляет.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Глас православия
№38 (836) 18.09.2008 г. 
Дмитрий СТРЕЛЬНИКОВ:
«Пока пишу икону, по-настоящему живу»

21 сентября — великий праздник Рождества Пресвятой Богородицы, один из самых радостных и самых почитаемых в Православной Церкви. Именно с прихода в мир Пречистой Девы Марии началась история христианства. Накануне праздника мы встретились с нашим земляком, разносторонне одаренным художником Дмитрием СТРЕЛЬНИКОВЫМ.

Из-под его умелых рук выходят новые и отреставрированные иконы, ювелирные изделия (крестики, медальоны), картины на духовные темы, вырезанные по дереву. Шесть лет он жил на Кипре, обучаясь у монахов древнему искусству иконописи. Многое понял, многое перечувствовал. Ему есть что рассказать городу и миру:

— …Нет, иконописцем себя не считаю. Есть мастера настоящие, их уровень намного выше. А я просто краем коснулся этого искусства, и по воле Божией что-то получилось. Но писать очень люблю: когда вхожу в состояние, сразу успокаиваюсь, отлетает все наносное, суетное. Должен быть вакуум, нужно отрезать себя от всех. И тогда ты уже сам видишь, что и как делать. Потребность бывает такая сильная, аж горит внутри. Чувствуешь особенно остро: пишешь не ты. Художник лишь кисточка в руках Божиих. В мыслях постоянно идет: «Господи, возможно ли написать вот так? Если нет — не допусти. Если да — помоги». И тончайший мазок ложится на место так, как надо…

Раньше я не осознавал православия, его мощи и величия, не понимал себя в нем. Много лет назад, когда только начинал, довелось писать икону Спасителя, — она не удалась. Мое внутреннее состояние в тот момент было плохое. Тогда и понял: нужна молитва и строжайший пост. Прежде чем браться за кисть, свое настроение надо уничтожить... Прошли годы. Мне снова в руки пришла икона Спасителя. Ее написал за один день: в 9 утра сел и в 12 ночи закончил. И долго потом не мог заснуть — дух был высок и бодр...

О родовых корнях

— Думаю, мне что-то перешло по наследству от моей прабабушки Любови. Даже в советские времена она оставалась глубоко верующим человеком. Прадед Ефим по линии отца тоже был сильный молитвенник, жил в Покровке. Однажды зимой перевозил пшеницу. Машина-полуторка попала в полынью и ушла под лед. Он нырял в ледяную воду и вытаскивал мешки. В итоге сильно простудился и потерял зрение, но не роптал, за все благодарил Бога, особо почитал Николая Чудотворца. И когда у него в доме поновилась икона святителя Николая, к нему толпами пошли односельчане — посмотреть на чудо, вместе помолиться. За это его долго таскали в НКВД, но потом отпустили: что взять со слепого старика?.. Мои предки крепко стояли в истине. А сегодня большинство прихожан даже не представляют, что происходит во время службы, какой смысл в том или ином действии священника. Нам надо заново учиться основам православной веры. Это единственная опора в мире зла.

«Мне близок отче Серафиме»

— Икона должна быть подписана в честь какого-то лица или посвящена какому-то событию. Есть святые, которые особенно дороги. Для меня это Серафим Саровский. Когда в руки попадали его иконы, дело шло так плавно, так легко! Чувствую в нем близкий, родственный дух. Интересный момент: икона получает благодать святого после того, как напишешь ее название и ее освятят в храме. До того она просто труд художника, а потом начинает жить самостоятельно. Если в работе возникают затруднения и ты искренне обращаешься к святому за помощью, он ее обязательно даст. Но и ты должен сознавать, к кому прикасаешься, дерзновенный. Должно быть благоговение! Когда входишь в духовный мир с таким чувством, чудесная помощь свыше придет.

Однажды я писал икону «Всевидящее око». Мне принесли список с православного календаря, но под ликами четырех святых не было видно подписей. Что делать? Мучился месяц. И вдруг во сне пришел один из них, взял за руку, подвел к иконе, прочитал все четыре имени — и я проснулся. Что человеку не под силу, Бог восполняет мгновенно! Важно успеть записать, иначе потеряешь самое важное.

Вспоминаю, как в первый раз приходил Спаситель. Это блаженство ни с чем не сравнишь на земле. Даже отдаленно... От Него исходил прозрачный голубой свет. Чистый, ясный, как сами небеса. Спрашиваю: «Господи, что же мне делать?» Повернулся ко мне: «Молись! Молись…»

Особый вид искусства

Икона – особый вид художественного творчества. Обычная картина действует на эмоциональную сферу человека, икона — на душу. Картина отражает настроение, икона – несет Духа Святаго. Ее внешняя статичность – это её внутреннее движение, вечный полёт души к Богу. Язык иконы лаконичен. Лишних деталей здесь нет. Пейзаж, если и выражен, то условно. Каждая деталь лица, жест, положение тела имеют символический смысл. Высокий лоб означает мудрость; большие глаза – проникновение в божественные тайны; тонкие губы – аскетизм; удлиненные пальцы – духовное благородство и чистоту деяний; наклон головы – внимание к божественному внушению. Цвет в иконе тоже символичен: белый означает святыню, золотой – вечность, зелёный – жизнь, синий – тайну, красный – жертвенность. Иконописцы, в отличие от художников, не указывают свое имя, поскольку икона воспринимается как действие Божией благодати, а не творение человека. Вот почему издавна мастера готовились к работе как к священнодействию – молитвой и постом...

«Мастер все делает сам»

— Если хочешь сделать настоящую работу, а не ширпотреб, то все должен делать сам: готовишь доску, варишь левкас, накладываешь, полируешь, грунтуешь, пишешь. Олифу тоже варишь сам, потому что в магазинной содержатся алкидные масла, разрушающие красочный слой. В том, что требуется для иконописи, все компоненты должны быть только природного происхождения. Со временем они не тускнеют— еще больше набирают силу и цвет.

А современные художники пишут на ДСП и вместо грунта используют водоэмульсионную краску. Это просто смешно! Работа бывает хорошая, но в плане сохранения она ничто. Первая же влажность ее искорежит, а деревянная икона при должном обращении может стоять веками. В одном монастыре на Кипре я видел икону VI в. Написана на эвкалипте, его даже червяк не берет. Да и теплый климат помогает сохранности.

— А какое дерево идет сегодня?

— Липа. Мягкая, податливая, пластичная. Вот легла она в руки мастеру — и делай с ней что хочешь. Казалось бы, самый крепкий — дуб, но для этих целей он не годится. Сделаешь из него доску — он, раскалившись на солнце, начинает двигаться, его корежит, разворачивает. Солнышко ушло — дуб в другую сторону повернулся. Левкас от этого надувается, пузырится и отлетает. Береза тоже не годится. На нее чуть влага попала — она начинает выгибаться: «Чего это вы меня намочили?» Поэтому — только липа.

— Сейчас храмы увешаны компьютерной графикой: есть иконы яркие, с насыщенным цветом...

— Это тоже отступление от канонов. Иконопись в России вообще претерпела резкие коррективы, причем не в лучшую сторону. Особо сильные искажения канонических устоев пошли в XIX в.: на иконах стала появляться чувственность, композиционные вольности. Сейчас нарушений еще больше… Икона должна быть спокойной, приглушенной, отнюдь не кричащей. Она воплощает бесстрастие и умиротворение, несет мощнейший догматический и литургический смысл, предрасполагает человека к молитве. А компьютерная продукция, по сути, мертва. Приобретая ее, храмы исходят, видимо, из скромных материальных возможностей...

Воспоминания о Кипре

— А как вы попали на Кипр?

— Промыслительно. В молодости серьезно занимался тяжелой атлетикой, но начались проблемы со здоровьем, и спорт пришлось бросить. Появилось много свободного времени. Стал рисовать пейзажи… К тому времени я был женат, родился сын. Мы как-то быстро собрались и уехали, имея лишь телефонную договоренность о трудоустройстве. По приезде работал садоводом, чистил бассейны, стриг газоны, строил. И на все хватало денег, времени, сил — это было нормальное человеческое состояние! Если возникал перерыв в работе, я целыми днями писал. А в России постоянно приходится крутиться, выворачиваться: нам специально задают такие условия жизни, чтобы мы не думали о душе — только о деньгах...

Монастыри и храмы на Кипре никто не разрушал, сотни лет они стоят в первозданном виде. В кельях, вырубленных в скалах, живут многие поколения монахов. Иконопись сохранилась в неизменном виде с апостольских времен. Вот это меня и привлекало, я хотел учиться настоящему искусству. Познакомился с греческим мастером Хараламусом, многое у него взял. Хорошо помню момент, когда написал первую икону Богородицы и принес в храм для освящения. Отдаю в руки монаху Прохору — а она улыбается, радуется. Такое мягкое, нежное свечение от нее исходило — чистая благодать! Он сказал всего три слова: «Дмитрий, зело лепо!» (очень хорошо), — а для меня это была высшая награда…

«От молитвы аж воздух звенел!»

Несколько лет назад я ездил учиться иконописи в Псково-Печерский монастырь. Люди, которых там встретил, — потрясающие! Монах В. — бывший полковник Главного разведывательного управления. Высокий, худой как трость, почти прозрачный, а в глазах — свет. Видно, что он абсолютно переродился в своей жизни. Инок А. — бывший спецназовец, но никто не скажет, что у него такое прошлое. Человек смиреннейший, добрейшая душа. Когда говорят на духовные темы, он слушает и плачет, не может сдержать слез. Это не сентиментальность, просто он не выдерживает благодати. Он весь в молитве, ему ничего больше не надо. «Будь моя воля, — говорил мне, — я никогда бы в жизни не вышел за ворота монастыря. Даже не приближаюсь к ним». Однажды его послали на Крестный ход в Дивеево с чудотворной иконой. Как он страдал! «Отдал бы все, лишь бы не ехать. Не хочу, не могу! Пусть меня лишат воды, хлеба, отправят в затвор, но не в мир. Боюсь отсюда выходить». Я слушал его откровения, переносил на себя и понимал свою немощь…

Утро в монастыре начинается с братского молебна. Монашеская молитва такая мощная, воздух аж звенит, будто наэлектризован благодатью. Вокруг чудотворные иконы, святые мощи, все пропитано единой духовной устремленностью собравшихся. Если приходят бесноватые — не выдерживают, кричат, катаются по полу. Служба соткана из дивных древних песнопений, музыка голосов так и льется. По праздникам в соборе Михаила Архангела пели три хора: мужской, женский и детский из учеников воскресной школы. Это вообще невозможно передать словами, нужно слышать. Энергетика молитвы занимает все пространство, которое ты можешь объять. У меня сильная зацепка на музыку, не могу ее не слушать. Она входит внутрь и звучит сама, без твоей воли.

Врезался в память момент отъезда из монастыря. Я вышел за ворота, сел в маршрутку и сразу услышал по магнитофончику какое-то дохлое бормотание. И так стало мерзопакостно на душе, такая навалилась тоска! Что я делаю?! Меняю сгусток православного величия на кваканье, в котором ни смысла, ни музыки. Ни-че-го! Звучание этой дребедени длится ровно столько, сколько есть запись на пленке. Маленькая черная змейка… А православию — тысяча лет! Я чувствовал себя ужасно...


Всенародно востребованы

Икона пришла к нам из Византии и за 1000 лет так слилась с национальным самосознанием русского народа, что без нее невозможно представить его жизнь. В годы духовных взлётов и горьких испытаний перед иконостасами в храмах собирались тысячи людей. Миллионы предстояли дома, целыми семьями воссылая молитвы в красных углах своих горниц. Чудотворной силой икон крепили волю к победе ратники Дмитрия ДОНСКОГО на поле Куликовом, ополченцы князя ПОЖАРСКОГО, очистившие Москву от завоевателей, и полки великого КУТУЗОВА, сбившие спесь ещё с одного претендента на мировое господство. Именно этой всенародной востребованностью икон вдохновлялись всемирно известные иконописцы Древней Руси Феофан ГРЕК, Андрей РУБЛЁВ, ДИОНИСИЙ, создавшие образы такой силы, что они стали в ряд выдающихся творений человеческого гения.


«Мы должны выживать»

— …А что же сейчас, Дмитрий?

— Сейчас у меня трое детей, и ради семьи я работаю на отделке квартир. Так поставлена жизнь в нашем обществе: мы должны выживать. На иконопись времени нет. А когда выпадаешь из темы надолго, бывает трудно вернуться. Поэтому иногда занимаюсь реставрацией икон. Это единственный способ удержать внутреннее состояние. Пока пишешь, по-настоящему живешь. Иногда мне приносят старинные, замечательные иконы, но на них варварские ранения: прострелены глаза, лики, как будто забивали гвозди в палец толщиной. Зачем?

У меня есть любимая икона Спасителя. Она конца XIX века, выполнена на доске. Мой отец нашел ее в дровах. Я ношу ее с собой всю жизнь, с 12 лет. Дороже у меня ничего нет. Если придется брать из дома самое дорогое, возьму ее...


Рейтинг: 1696
Наталья Богоутдинова
18.09.2008

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По результатам проверки, проведенной Счетной палатой РФ, реализация государственной программы «Доступная среда для инвалидов» пока не привела к существенному повышению доступности для них различных объектов и услуг. Подробнее...
  • «Более 400 жителей Приволжского федерального округа сегодня воюют на стороне террористов за пределами России, в том числе в Сирии», — такое сообщение сделал секретарь Совета безопасности РФ Николай ПАТРУШЕВ на выездном совещании 16 мая. Подробнее...
  • Россельхознадзор сообщает, что на территории Самарской области официально подтверждена вспышка птичьего гриппа. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.738 сек.