Газета "Вестник Отрадного"
№15 (1282)
13 апреля 2017 года

 Вторник, 25 апреля 2017 года 10:44:48 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/5 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Слово старого солдата
№20 (869) 14.05.2009 г. 
Алексей СКАКУНОВ:
«Почему не стало страны,
которую мы защитили?»

Много ли нужно человеку для счастья? Почему одни, не хлебнув лиха, постоянно жалуются на жизнь, завидуют окружающим и плачутся по пустякам, а другие, не обладая ни крепким здоровьем, ни материальным благополучием, искренне благодарят Бога за каждый прожитый день?

Скромно и незаметно живет в нашем городе Алексей Поликарпович СКАКУНОВ — инвалид войны, награжденный орденом Великой Отечественной войны первой степени и медалью «За отвагу», участник битвы под Сталинградом и на Курской дуге. В бою был тяжело ранен, потерял ногу и глаз. Сегодня он не может преодолеть рубеж в два этажа, чтобы выйти на улицу, но сохраняет удивительную бодрость духа и стойкий интерес к жизни:

– На судьбу не жалуюсь: с такой страшной войны живой вернулся! Далеко не всем так повезло, миллионы солдат головы сложили. Я тоже не верил, что доживу до Победы. Не надеялся пережить Сталинградскую битву — там был настоящий огненный ад. А на Курской дуге сколько полегло?..

Но видите, как получилось? Дожил почти до 90 лет, более 40 из них живу в Отрадном. Вырастил четверых детей. Есть достаток и своя крыша над головой. Раньше был заядлым дачником. Земля-матушка как в войну нас выручала, укрывала от вражеских пуль и снарядов, так и после помогала прокормить семью.

Сейчас я на улицу не выхожу, одна уцелевшая нога отказывается работать за две. Но для чего тогда балкон, если не для того, чтоб дышать свежим воздухом? А костылями я и сейчас не пользуюсь. Как из госпиталя вернулся, забросил их подальше. Хожу с палкой.

Всю жизнь государство обеспечивало меня транспортом. Я водитель со стажем, большую часть жизни провел за рулем. Сначала выдали мотоколяску. Знаете, что это такое? Нечто среднее между автомобилем и мотоциклом. Места в ней мало, мы с женой вдвоем едва помещались. Сидишь как в будочке. Но и такой техникой всех сразу обеспечить не могли. Мне говорили: «Ты хоть с одной ногой пришел, а люди и вовсе без ног вернулись». Таким мотоколяску давали в первую очередь, что, конечно, справедливо. А потом и до меня очередь дошла.

Семья росла, появлялись дети, в мотоколяске для них места не было. И тут я узнал, что мне, как инвалиду войны, положен «Запорожец». С его появлением связана целая эпопея. Я поехал за машиной в Самару и — получил отказ. На том основании, что не вышел еще срок пользования мотоколяской. Предложили приходить через 4 года.

Ждать я не стал, поехал искать правду в Москву. Попал на прием к ответственному секретарю комитета ветеранов войны Алексею МАРЕСЬЕВУ (это знаменитый летчик, потерявший на войне обе ноги, но оставшийся в строю). С его помощью вопрос был решен. «Поезжай домой, – говорит. – Не волнуйся. Получишь все, что положено по закону». И действительно: не успел приехать, меня вызвали в Самару. Так я получил «Запорожец». Конечно, его не сравнить с мотоколяской по удобству и скорости. После мне заменили его «Москвичом». Последней машиной были «Жигули». Сыновья к тому времени уже выросли, помогли переделать управление на ручное.

— Война — это целая жизнь. В двух словах о ней не расскажешь. Поделитесь хотя бы самыми яркими воспоминаниями.

– Я был призван на фронт 22-летним парнем в начале 1942г., а ранней весной, когда еще только начал таять снег, нас отправили под Сталинград. Никогда не забуду, как наш эшелон разбомбили фашистские бомбардировщики, не позволив даже добраться до места назначения. Шум, грохот, крики и стоны раненых – все это вижу как наяву. Слава Богу, местность была лесистой. Люди выскакивали из вагонов и прятались. Но многие там и полегли.

Когда прибыли в Сталинград, нас стали перебрасывать с место на место. Где требовалось «заткнуть дырку», туда и посылали. И на танки сажали в бою. Говорили — для устрашения противника. Обычным нашим оружием была винтовка, а по такому случаю давали автоматы, и мы строчили из них. Потом по команде спрыгивали на землю и воевали уже пешим ходом.

Однажды с генерал-майором ЦВЕТАЕВЫМ произошел несчастный случай. Он проверял линию фронта и заехал на минное поле. Машина подорвалась, генерала тяжело ранило. Хорошо хоть мина попалась противопехотная, иначе не быть бы генералу в живых. Мы случайно оказались рядом, и меня послали в штаб полка, чтобы предупредить о ранении. Сел я верхом на лошадь и поскакал. А вокруг бои: свистят пули, рвутся снаряды. Добрался до штаба, передал сообщение. За проявленное мужество меня наградили, вручили 500 руб. Оттуда вернулись на машине и генерал-майора отправили в госпиталь.

Случалось ходить и в разведку, и за «языком». Не всегда все проходило удачно. Как-то вызвали нас, девятерых, в штаб и велели привести пулеметчика, засевшего на другом берегу реки. Двигаясь группками по три человека, мы зашли врагу в тыл. До «языка» уже рукой подать, и тут нас осветили прожекторами. Мы оказались перед немцами словно на ладони. Они, конечно, стали по нас строчить. Еле-еле ноги унесли.

– Каковы последствия? Вы же не выполнили задания...

– Доложили командованию, что не было возможности взять «языка», потому и вернулись ни с чем. Не было никаких допросов, никто не грозил штрафбатом. Нами руководили здравомыслящие люди. Они были рады, что все живыми вернулись. Хоть зрение у меня и плохое, но я смотрю иногда телевизор, особенно военные фильмы. Не было у нас такого, что в современных фильмах показывают. Не обижали офицеры солдат. Служили дружно. Может, в других местах иначе было?

Перед битвой на Курской дуге была сформирована 51-я инженерно-саперная бригада. Я дослужился до старшего сержанта, стал командиром отделения.

Война легла тяжким бременем на плечи народов и разных национальностей. Но все-таки сильнее всех доставалось русским. Даст командир какое-нибудь опасное задание, нерусский скажет: «Не понимаю». И все. Какой с него спрос? Он, может быть, и в действительности плохо знал русский язык, но отдуваться-то приходилось другим.

Проведя на войне несколько лет, пройдя через всю страну, я очень хотел встретить кого-нибудь из земляков, жителей родного села. И однажды встретил! Нам навстречу двигалось какое-то подразделение. Среди моря лиц взгляд выхватил одно знакомое. Односельчанин меня тоже узнал. Но наши подразделения следовали в противоположном направлении. И времени даже словом перекинуться не было. Мы выпросили у своих командиров разрешения поговорить хоть 10 минут. Много ли успеешь за это время? «Как вы?» — «Да так же, как и вы». — И разбежались: каждый бросился догонять свою часть. Тому земляку тоже повезло выжить в этой страшной войне.

– Как вы получили ранение?

– Это случилось под Киевом в марте 1944 г. Мы пошли в наступление, и я попал под минометный огонь. Дальше как в тумане. Санитары быстро доставили меня в полевой госпиталь, просили пошевелить ногой. Сказали, выход только один – ампутация.

Кому охота оставаться калекой? Но, подумав, согласился. А лежавший рядом со мной офицер отказался. У него тоже была серьезная рана ноги. В результате началась гангрена, и спасти его не удалось. А мне хотелось жить. Особенно после всех ужасов войны. Умереть, зная, что она скоро закончится, было бы обидно.

Операцию делали, можно сказать, под бомбежкой противника. Ногу отняли выше колена. Затем меня погрузили на подводу и отправили в стационарный госпиталь. Так, переходя из одного госпиталя в другой, я оказался в Азербайджане, на берегу Каспийского моря. Там я провел почти год, пройдя серьезное лечение. Там же узнал радостную весть о Победе. Домой вернулся 15 июня 1945г. Началась мирная жизнь.

***

С будущей женой, Валентиной, Алексея Карповича познакомила сестра, работавшая на хлебозаводе в Куйбышеве. «Она у меня самарская», – с гордостью говорит он о жене. Еще бы не гордиться: не каждая женщина даже ради любимого человека поедет из большого города в село. Валентина Павловна на 10 лет моложе мужа. Когда-то она не побоялась связать свою жизнь с инвалидом.

– Муж моей квартирной хозяйки вечно приходил домой пьяный, – вспоминает она. – Свалится кулем на пол и матерится самыми грязными словами. Она мне на него показывает и говорит: «Вот пожалуйста, – с руками и ногами. И что? Твой Алексей – мужчина серьезный, не пьет, руки на тебя не поднимет».

В 1953г. Алексей Поликарпович и Валентина Павловна сыграли свадьбу. Скоро они будут отмечать 56-летие совместной жизни. Вместе делили горе и радость, приноравливались к переменам в обществе.

– Мы долго воевали, много людей положили, но цели своей достигли: Родину от врага защитили и СССР сохранили. (Правда? – обратился ветеран ко мне. – Конечно, правда. И мы вам за это благодарны.) А то, что потом получилось, – это уже не наших рук дело. Мы так и не поняли, почему не стало страны, которую мы защитили.


Рейтинг: 974 / Комментариев: 1
Светлана УГЛЕВА
14.05.2009

в начало страницы

Комментарии к статье:

Шикарный ответ на вопрос, стоящий в заголовке ))))))))))))))))

без подписи

15:22:19 / 15.05.2009


Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.730 сек.