Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Четверг, 23 марта 2017 года 14:25:36 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Картинки с натуры
№21 (870) 21.05.2009 г. 
Мы все — попутчики

Замечательное время – отпуск! Как долго мы его ждем, мечтаем, строим планы. Но покинуть рабочее место, особенно если ты его очень любишь, бывает непросто. Лично мой отпуск давно стал поводом для шуток коллег. Отдохнуть я решила месяца три назад, но каждый раз появлялось какое-то неотложное дело, интересное задание, и я снова махала на все рукой: «Еще в один номер напишу и тогда уйду отдыхать».

Неизвестно, сколько еще продлилось бы это ожидание, но перед майскими праздниками позвонила сестра из Москвы: «Приезжай, крестной мамой будешь». В семье радость: недавно на свет появился чудесный малыш, мой племянник. Срочно уладила все домашние и рабочие дела, и вот уже в руках заветный билет на поезд «Самара-Москва»...

На перроне, как всегда, многолюдно. Провожающие и уезжающие шумно прощаются, кто-то не может сдержать слез, а я радостно шагаю в свой второй вагон. Очень люблю дороги! Но поезд, в котором мне предстоит трястись 19 часов, по праву заслужил звание худшего на РЖД. Входишь сюда — и как будто на машине времени перемещаешься в прошлое, лет на 15 назад.

Кажется, время не тронуло эти места, все достижения технического прогресса мелькнули стороной. Грязные вагоны, сальные поручни, полное отсутствие порядка в вагоне и воды в туалете. Зато в каждом тамбуре висит объявление с номером телефона, куда и кому следует жаловаться, если что-то не устроит. Надо думать, возмущение пассажиров и ссоры с проводниками стали здесь недоброй традицией. Да, билет на этот поезд самый дешевый, но это не значит, что людей можно лишать воды…

За мной входят и другие пассажиры. Ищут места, раскладывают сумки. Проводница зычным голосом призывает провожающих покинуть вагон. Наконец поезд трогается. Забираюсь на свою верхнюю полку. В обстановке множества неудобств хочется лежать тихо-тихо, как мышка. Чтобы никто тебя не видел, не слышал, не трогал. Чтоб был покой…

Но соседи мне попались чрезмерно общительные: две женщины-подруги и дочь одной из них, русоволосая девчушка лет десяти. Спешат познакомиться, приглашают к столу. Да, здесь все как обычно. Едва поезд трогается с места, народ начинает шуршать пакетами и доставать еду. Вагон наполняется ароматами жареного, соленого, печеного. Периодически слышится звон бокалов. Кто-то уже отмечает отъезд…

От предложенных угощений отказываюсь, а вот от чашки кофе — ни за что. Как водится, соседи расспрашивают, кто я, откуда, куда и зачем еду. Ну и конечно, рассказывают о себе. Подруги едут отдыхать в какой-то спа-отель. Одной путевку подарила старшая дочь, а другая решила составить ей компанию, а заодно и дочке столицу показать:

— У меня были скоплены денежки. Все думала: то куплю, это. А потом махнула рукой на все покупки — отдыхать тоже нужно. Тем более сейчас. Время стало вон какое непредсказуемое! Сегодня это деньги, а завтра — р-раз, и пропали все твои сбережения. Сколько раз так уже было, все это нами пройдено. Вещи, предметы быта — это хорошо, но ведь живем мы для своих детей. Пусть дочка порадуется, будет что одноклассникам рассказать.

Девчушка маминому решению рада несказанно. Ей трудно усидеть на месте. Она придумывает себе какие-то дела, но это детское возбуждение не унять ни рисованием, ни журналом, ни пирожками с чаем. Ясно видно, как ликует детское сердце в ожидании чего-то нового и интересного.

…Солнце перед первомайскими праздниками жарило нас, не жалея тепла и света. В вагоне невыносимо душно. Кажется, еще чуть-чуть, и железо расплавится. Мы открываем окно, но вместо свежего ветерка врывается едкий запах гари. Возле железной дороги полыхает сухостой. Пламя переходит на здоровые деревья, только начинающие зеленеть. Странное дело — ни одной пожарной машины вокруг. Огонь нещадно поедает все на своем пути. Страшно! Железнодорожные пути пропитаны мазутом, каждый час в поездах и электричках едут тысячи людей, жизнь их подвергается опасности. И все пущено на авось…

Мелькает станция за станцией, появляются новые лица. Плацкартный вагон вообще место интереснейшее для наблюдений за жизнью. Вот мама то и дело одергивает неугомонного малыша: «Не трогай, грязно!», «Не ходи, упадешь!» А двухлетнему резвому карапузу так хочется поиграть. Разве он усидит на месте?

Рядом группа молодых парней бурно обсуждает предстоящую поездку. Слушая разговор, понимаю, что они едут снимать какой-то фильм. Вооружены фотоаппаратом и видеокамерой. К их компании присоединяются две путешествующие подружки. Становится еще веселей…

Как только объявили, что приближаемся к Сызрани, вагон моментально опустел. Стар и млад высыпали на платформу за рыбой. Соленой, вяленой, сушеной. Вернулись, разумеется, с «уловом». Отовсюду резко запахло. Уйти некуда. В голове одна мысль: «Ну сколько можно есть?»

Вечереет. Мои многочисленные друзья и родственники интересуются, как я устроилась, как проходит путешествие. Только и успеваю отвечать на эсэмэски. Аккумулятор садится со скоростью света. Как оказалось, в вагоне нет ни одной исправной розетки, в соседнем — тоже. Отыскав проводницу, жалуюсь на свое горе. На что она голосом, полным оптимизма, заявляет:

— Так у нас розетка только в купе работает. В девятом вагоне…

Топаю, куда указали, — через семь вагонов! Свет везде уже приглушен. Кто-то читает, кто-то празднует наступающий Первомай, кто-то укладывается спать. В тамбурах сильно накурено, много пьяных. В одном меня за руку хватает здоровенный дядя.

— Ой, мамочки! — отдергиваю руку и, что есть сил, бегу дальше. Отдышавшись, спрашиваю проводницу, можно ли зарядить телефон. С недовольным видом она вертит мой мобильник в руках и ставит на зарядку в своей каморке. Потом отзывает меня в тамбур и шепчет:

— У меня за деньги.

— Сколько?

— Пятьдесят рублей.

Отдаю, встаю рядышком с «проводницкой».

— Так и будешь над душой стоять? – вопрошает она.

— Угу.

Она недовольно ахает, но выгнать меня из вагона не решается. Мне и самой себя в этот момент очень жаль. Вроде бы не трусиха, но бывают такие моменты, которые напрочь выбивают из колеи. Мои грустные мысли прерываются негромким: «Привет!» Рядом стоит миловидная девушка. Худенькая, как тростинка, с длинными каштановыми волосами и серыми глазами.

— Меня Марта зовут, а тебя?

Так же, как и мне, ей страшновато идти в свой вагон:

— Там одни мужчины, почти все пьяные. Подожду, когда уснут… Знаешь, я занимаюсь вокалом. Очень люблю петь. И конечно, если появится возможность пробиться на эстраду, ни за что ее не упущу. А учусь на юриста. Мама настояла. Сказала, что пение – занятие несерьезное...

Строгая проводница вновь начинает ругаться:

— Девочки! Написано же, что стоять здесь нельзя!

Марта спешит на свое место, а я остаюсь. Тетка продолжает ругаться, но, заметив, что я дрожу, как осиновый лист, смягчается. Приглашает сесть рядом. Наливает крепкого чаю, щедро сыплет сахару, пододвигает мне стакан:

— Пей давай!

Интонация ее меняется. Тетя Вера по-матерински сначала расспрашивает меня о житье-бытье, а потом начинает свой рассказ:

— Знаешь, я ведь на железной дороге всю жизнь работаю. Ты прости меня за грубость. Устала, сил никаких нет! Год остался до пенсии, доработать бы да уж домой вернуться. Я из Курской области родом. Там живут мама и сын. После того как развелись с мужем, я пошла работать проводницей. Мальчишку надо было обувать-одевать, а здесь в то время платили хорошие деньги, не то что сейчас. Я так скучала по сыну!

Съедало чувство вины перед ним, и отсутствие свое дома щедро компенсировала подарками. Денег нам хватало, домой я всегда возвращалась с кучей самых красивых игрушек и дорогих вещей. Никогда для своей кровиночки ничего не жалела. А сейчас смотрю на него и понимаю: мать ему нужна была, а не игрушки. Вырос оболтус…

Тетя Вера грустно вздыхает, на глаза ее наворачиваются слезы. Она достает какую-то бутылочку, и в душной каморке распространяется запах корвалола.

...Телефон мой почти зарядился. Благодарю и прощаюсь с собеседницей. «Погоди», – удерживает она, уходит в вагон и возвращается с высоким молодым человеком:

— Это Алеша. Он часто с нами ездит, пускай тебя проводит.

На вид ему лет 19-20. У него голубые глаза и волосы цвета спелой пшеницы. За окном темная ночь. Мы пробираемся через спящие вагоны и прокуренные тамбуры. И мне совсем не страшно за его широкой спиной.

Разговорились. Сам он из Инзы и уже два года ездит работать в Москву. Каждые две недели собирает сумку и отправляется на заработки в составе строительной бригады. Дома его ждут мама и сестренка.

— Я единственный мужчина в семье, значит, должен ее содержать, – говорит мальчишка. — Мама занимается хозяйством. У нас в Инзе устроиться совсем некуда, а тут я за две недели работы привожу 15 тысяч. Скоро сестре исполнится 18 лет, и тогда меня заберут в армию. Не знаю, на что они с мамой жить будут. Ну да ладно, что-нибудь придумаем. Вот мы и пришли!

Алеша улыбается, машет мне рукой на прощание и удаляется в темноту соседнего вагона. Плюхаюсь на свою полку. Спать хочется, глаза слипаются, но уснуть не удается. Чучух-чучух — стучат вагонные колеса, и так же быстро проносятся мысли-картинки в моем возбужденном сознании.

Сколько разных людей трясется в этом поезде! Какие разные у них судьбы, цели, мечты! Кто-то легкомысленно порхает по жизни, как бабочка-однодневка, кто-то идет медленно и осторожно, кто-то всеми силами пытается выжить, а кто-то просто смирился со всеми бедами и плывет по течению. Порой мне кажется, что человеческая жизнь напоминает поезд, который несется по железной дороге из пункта А в пункт Б, оставляя позади полустанок за полустанком. В вагоны входят люди, каждый со своими привычками, недостатками и достоинствами. С кем-то хочется распрощаться поскорей, а с иными тебе по пути. На первый взгляд кажется, что каждый из нас сам по себе. Но в каком-то смысле все мы едем в одном направлении и в одном поезде, имя которому — Россия...

...Чуть свет мы просыпаемся от зычного крика проводницы:

— С добрым утром! С Первым мая всех! Через полчаса я закрываю туалет!..
По обе стороны вагона разом выстраиваются две огромные очереди. Наспех допиваю кофе, а потом сборы, сборы, сборы. Мы прибываем на Казанский вокзал. Дворники метут платформы, ожидающие спят на сумках, привокзальные жулики выискивают жертв-простаков. Шумная толпа пассажиров разбредается в разные стороны. Наверняка мы больше никогда не увидимся.

И вскоре родной голос сестры мне скажет:

— Как я рада, что ты наконец приехала!..


Рейтинг: 1201
Наталья Петроченкова
28.05.2009

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.407 сек.