Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Пятница, 24 марта 2017 года 19:57:00 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/3 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Тревога
№46 (895) 12.11.2009 г. 
«Прогноз с болью:
реку ждет полная трагедия»

В 2009г. «Вестник» продолжал активно работать в области информирования горожан о бедственном состоянии реки Большой Кинель. Мы побывали в нескольких городах и селах, расположенных по течению реки, встретились со специалистами, чиновниками, просто заинтересованными людьми. И в заключение всю серию статей о проблемах реки отправили в Тольятти — Владимиру Анатольевичу СЕЛЕЗНЕВУ, заведующему лабораторией мониторинга водных объектов Института экологии Волжского бассейна Российской академии наук.

В течение трех лет по заказу отрадненской горадминистрации он выполнял большую исследовательскую работу под названием «Проект санитарно-защитной зоны реки Большой Кинель» и хорошо знает все проблемы нашей реки, состояние насосно-фильтровальной станции и очистных сооружений. По духу и убеждениям он наш союзник — ученый-профессионал, независимый от властных и промышленных структур, поэтому его мнение представляет особую ценность. В октябре мы снова побывали в Тольятти и встретились с Владимиром Анатольевичем. Вот запись состоявшейся беседы.

— Скажите, с каких пор реку Б.Кинель официально признали объектом рискованного водопользования?

— Этой проблеме столько лет, сколько отрадненцы пьют кинельскую воду. Еще в 60-х годах прошлого века по вине нефтяников были утрачены подземные источники водоснабжения и стало ясно, что речная вода по качеству не соответствует нормативам, водный режим реки крайне напряженный. Но уже тогда у города не было выбора, как не было обратного пути. И уж если так сложилось, следовало приложить все силы, чтобы оберегать реку. Однако в то время ни городская власть, ни сами водопользователи не задумывались над подобными вопросами.

Даже говорить о сбережении водных ресурсов считалось чудачеством. Любой ценой давать стране нефть – вот была главная цель тех десятилетий. Теперь имеем то, что имеем: ни нефти, ни воды. Чего греха таить, так варварски к природе относились не только в Отрадном, но и по всей стране. И сегодня мы подошли к критической точке.

— Можно ли что-то исправить? И кто должен это делать?

— Страшно то, что сегодня мы плохо знаем фактическую величину антропогенной нагрузки на реки и бассейны и совсем ничего не делаем, чтобы эту нагрузку снизить. Но в настоящее время в России развернулась серьезная деятельность по разработке нормативов допустимого воздействия на водные объекты. Ученые исследуют бассейны больших рек: Волги, Лены, Дона, Амура, Урала. Результатом этой работы должны стать четкие программы, согласно которым региональные власти за 10-15 лет, надеюсь, снизят техногенные нагрузки рек. А вот небольшими реками, подобными Б.Кинелю, должны заниматься прежде всего субъекты федерации. Они арендуют реки у государства, а значит, прямо отвечают за них. Так что заявление чиновника из Кинель-Черкасс о том, что река – федеральная собственность, не совсем верно. И слова отрадненского чиновника о том, что местная власть не имеет нужных полномочий, можно расценить как отговорку. Да, если делать ссылку только на Водный закон, то придешь в тупик, но у заинтересованных руководителей есть другие рычаги воздействия.

Сейчас во всех сферах деятельности приоритетом является здоровье населения. Учитывая критическое состояние Б.Кинеля, местная власть вправе опираться на закон об эпидемиологической безопасности населения. Мало того, что отрадненцы сегодня пьют практически техническую воду, но и ее в ближайшие годы могут лишиться. Я вполне разделяю озабоченность специалистов КСК о том, что однажды котельные могут стать. Как тогда будет жить город?! Разве для местной власти эти вопросы не являются мощным стимулом к действию?!

— Финансирование зависит от губернских властей, а их правильными речами не убедишь. Здесь нужна сильная доказательная база, нужны документы, исследования. Даже на разработку таких проектов требуются немалые деньги.

— Нелегкую миссию – убедить Губернскую Думу в необходимости разработки комплексной программы «Реабилитация реки Б.Кинель» — взял на себя наш институт. Мы написали техническое задание, на одном из заседаний Губернской Думы я делал сообщение и получил поддержку депутатов. Согласно этой программе, исполнители должны были провести полную инвентаризацию всех водопользователей бассейна Б.Кинеля, выяснить степень их воздействия, учесть объемы забираемой воды и сделать анализ сбросов на всех участках бассейна. То есть работа предстояла на притоках Кинеля, на мелких речках.

Учитывая, что водоем является источником питьевого водоснабжения двух городов области, специалисты должны были выяснить, терпима ли для реки существующая эксплуатация. А итогом программы должно было стать заявление двум субъектам федерации: Оренбургской и Самарской областям — о самых острых проблемах на том или ином участке бассейна реки, о поэтапности и методах действий, ведущих к устранению техногенной нагрузки. Эта программа нужна как воздух всем жителям бассейна реки, и я очень надеялся, что ее профинансируют. Как же было досадно узнать, что от нее остался пшик!

В тот момент, когда на выполнение той программы был объявлен конкурс, коллектив нашей лаборатории находился в экспедиции за пределами Самарской губернии, и мы не получили этот заказ. В конкурсе выиграла организация, которая очень плохо представляла, что нужно делать. Когда сроки сдачи проекта стали ее поджимать, представители явились за помощью к нам в институт. Я спросил, зачем они вообще взялись за непосильное дело, но вразумительного ответа не услышал.

Естественно, на их работу я написал отрицательный отзыв. Они показали такой примитив, в котором нет и намека на исследовательскую деятельность: нет наблюдений, анализов, выводов. Нет ничего, что, собственно, и называется научной работой. Скверно, что все закончилось нулевым показателем. Более того, произошла девальвация самой идеи, самого проекта реабилитации реки Кинель. Не сомневаюсь, что какие-то деньги им «отстегнули», формально они что-то сделали, и сейчас где-то, покрываясь пылью, лежит отчет о проделанной работе...

— Что же теперь? Ставить крест на деле спасения реки?

— Ни в коем случае! Нужно продолжать начатое. К тому же у Отрадного начало уже есть. Я имею в виду проект санитарно-защитной зоны реки. В одной из статей «Вестника» к нему высказываются замечания, утверждается, что проект не работает. Давайте разберемся еще и в этой ситуации. Когда мы взялись за его разработку, муниципальная власть во всем оказывала нам поддержку. Мы слышали от чиновников бодрые уверения, что они намерены работать, не считаясь со временем и затратами, пока не появится практический результат, то есть качественная вода и снижение нагрузки на реку. Но чем больше мы углубл*лись в работу, тем больше возникало проблем с нефтяниками и крупными производственниками. Первое, с чем столкнулись, – противостояние могущественной тогда компании ЮКОС. Нас просто не допустили к необходимой документации, и в тот момент от городских властей требовалось волевое действие. Мы настаивали на встрече с нефтяниками, ездили в Самару, однажды добились приема у специалиста по экологической безопасности. Но единственное, что получили,—доступ к картам. И все! А ведь нефтяники были и остаются основными водопользователями.

В администрации города мы не раз объясняли, что бодаться с промышленниками — не наше дело, а в ответ слышали: «Лучше бы быстрее закончить работу, не копаясь в деталях». Когда стало ясно, что отношение к проекту изменилось, стало формальным и дальнейшего финансирования не будет, мы завершили работу по тем данным, которые удалось собрать. До сих пор не знаю, прошел ли документ стадию согласования. Осталось тяжелое чувство, так как обстоятельства не позволили прийти к намеченной цели.

— Те оставшиеся недоработки проекта санитарно-защитной зоны — повод считать документ «мертвым»?

— Если нет главного — желания решать проблемы, то всяких поводов можно найти много. И наоборот, когда есть стремление к работе, то тех материалов, которые мы предоставили, будет вполне достаточно.

В документе показаны три пояса защитной полосы реки; четко указано, какими видами деятельности в этих пределах люди могут заниматься и что категорически запрещено. От себя мы ничего не придумали, все построено исключительно на основе федеральных законов и нормативных документов. Разве этого мало, чтобы полностью очистить первый пояс от всех хозяйственников?А что происходит на деле?

Мухановское месторождение находится в первом поясе санитарной зоны. Ниже по течению питьевого водозабора осуществляется огромный водозабор для нефтяников, где много лет подряд берут воду и закачивают ее для поддержания пластового давления. Можно ли это допускать, если сейчас Б.Кинель официально называют источником питьевого (и критического!) водопользования не только с позиции качества, но и с позиции количества воды?! Нужно немедленно пересматривать отношение к таким водозаборам.

Я понимаю, что местным властям невероятно трудно предъявлять претензии промышленникам. Но что нас ждет завтра, если мы и дальше будем покорно склонять пред ними головы? Кто нас напоит и обогреет, когда пересохнут наши водопроводы и дома останутся без тепла?

Бугурусланский эколог дал потрясающую информацию об отсутствии в их городе очистных сооружений, но чуть выше Кинель-Черкасс находится вертолетный полк, где тоже никогда не было очистных. Канализационный коллектор самого села, проходящий по дну реки, давно плачет фекалиями. Из вашей газеты я узнал про алюминиевые отходы металлургов, которые, возможно, подмываются паводковыми водами. Хотелось бы спросить и похвистневских чиновников: почему они не реагируют на вырубку леса в защитной зоне реки? А кто сегодня следит за крестьянскими хозяйствами, где поля распахиваются до самого берега? И почему в прибрежной зоне продолжают строить частные дома?..

Можно долго перечислять очевидные преступления против реки, но вернемся к нашему проекту. Да, я соглашусь, что он требует доработки. Господа чиновники, найдите возможность завершить это нужное дело, осталось-то совсем немного! И тогда у вас будет готовый рычаг воздействия на всех нарушителей. Этот документ станет обязательным для исполнения в Оренбургской и Самарской областях. С ним напрямую можно обращаться в губернское правительство и федеральные органы. А может, ваша газета проявит интерес к печальной судьбе «Программы реабилитации реки Б.Кинель»? Есть смысл настаивать, чтобы эту работу выполнили более добросовестные профессионалы. Редакция могла бы направить официальный запрос в областное министерство природных ресурсов и познакомиться с той программой. Вы уже сделали немало, не дайте похоронить то, что достигнуто с большим трудом.

— Владимир Анатольевич, сейчас много говорят о расчистке русел на отдельных участках реки. Как вы относитесь к этому?

— Как к очередной нелепости, которая съедает уйму денег. Совсем недавно екатеринбургские чиновники рассказали мне, что потратили 250 млн. руб. на расчистку малого участка водоема. В том месте водозабор заилился, и они таким образом хотели решить проблему. Я их расстроил — сказал, что те деньги выброшены на ветер, потому что яму, которую они вырыли, в первый же паводок занесет, и снова начнется заиливание. То же самое будет и в Кинель-Черкассах, когда им расчистят 2,5 км речного русла.

Вообще, меня потрясают такие, мягко говоря, непродуманные меры по улучшению экологии водоемов. Это явная борьба со следствиями, а не с причиной бедствия рек! Вот уж где уместно посчитать деньги. Если на разработку программы по реабилитации реки требовалось 1,5 млн.руб., то на расчистку русла возле Кинель-Черкасс потратят 30-40 млн., да и в эту сумму вряд ли уложатся. Эффект от расчистки русла через год станет нулевым, а программа реабилитации реки, с условием ее честного и грамотного исполнения, показала бы полную картину бедствия и дала бы план поэтапных, взаимосвязанных действий. Нужно понять, что, занимаясь одним только руслом реки, мы получим минимальный результат. Кинелю для полноценной жизни необходим и прибрежный лес, и ручейки, и речушки, с помощью которых он собирает воду. Так что хотим мы или не хотим, но работать придется по всему бассейну реки. Вспомните, как мы в школе решали задачи по арифметике со множеством действий. Мы не совершали хаотических манипуляций, а думали, что нужно в первом действии, что во втором, и приходили к правильному ответу. Почему же мы забыли простейшие правила и бездумно нарушаем принципы элементарной логики?

— Еще вопрос: можно ли искусственно поднять уровень Б.Кинеля, если придержать паводковые воды на Балаковской ГЭС?

— Теоретически можно, но практически нецелесообразно. Да, тогда поднялся бы уровень Саратовского водохранилища,вода пошла бы в реку Самару, затем в Кинель. Но на это никто не пойдет, потому что сброс воды осуществляется, исходя из интересов гидроэнергетиков, хотя в федеральных законах первоочередными считаются нужды населения. Казалось бы, в этом случае не гидроэнергетики должны решать, сколько и в какое время воды сбрасывать, а какой-то, условно говоря, комитет, учитывающий в первую очередь интересы населения, а потом уже энергетиков и водных транспортников. Но! Приоритет питьевого водоснабжения законом создан, да только пользоваться им пока не научились.

— Можете ли вы прогнозировать поведение Б.Кинеля на ближайшие годы?

— Если взять отрезок времени в 5 лет, то показатели по большим и малым рекам удручают. В ближайшие годы водность рек будет падать. Уже сейчас сотни русел высохли, названия рек остались только на карте. Зная Б.Кинель и его нынешнее состояние, учитывая отсутствие водоохранных программ, я могу с болью прогнозировать, что его ждет полная трагедия. Чтобы спасти реку, нужны срочные и грамотные меры, снимающие техногенную нагрузку. Я о них подробно рассказал.

А вот большие реки переживут критический период, и потом их водность будет увеличиваться. Наш коллектив второй год трудится над разработкой нормативов допустимого воздействия на бассейн Урала, и эта река открыла нам интереснейшую картину. За последние 80 лет ее водность постепенно нарастает, что говорит о глобальном потеплении климата. Но в отдельные короткие временные промежутки ее поведение можно назвать истеричным: то она резко набирает полноту, то резко ее теряет. Большие реки с этим явлением справятся, а малым придется очень туго.

— Беда еще и в том, что в борьбе за свою реку у нас нет единомышленников. Два года пишем, а вокруг — молчание. Молчит администрация города. Молчат врачи и Роспотребнадзор. Молчит муниципальное учреждение «Экология».

— Да, меня тоже очень удивляет, что «Вестник» практически в одиночку отстаивает реку. Хорошо, что вас поддержали хотя бы коммунальные службы. А почему же молчат врачи? Им ли не знать о влиянии хлора на организм? Предположим, вы все пьете бутилированную воду, но моетесь-то водой из-под крана. И в ванне, и в душе она не успевает отстаиваться, и хлор через слизистые оболочки моментально проникает в кровь. Отсюда возможен рост онкологических и других серьезных заболеваний.

— В ответ на это врачи наверняка скажут, что причиной онкозаболеваний может быть не только вода, но и неправильный образ жизни, загазованность, продукты, напичканные консервантами, и прочее, прочее, прочее.

— Да, все это важно, но попробуем исключить хотя бы одну причину — уменьшим содержание хлора в воде. Если по-хозяйски относиться к реке, то это вполне реально. Кроме того, инициативу газеты могли бы поддержать деловые люди города. Что они будут делать со своими магазинами, заводами, мастерскими, если водозабор вдруг станет невозможным?! В Отрадном не замирает строительство, идет ремонт жилых зданий, обновляются фасады школ. Все говорит о том, что город развивается, и на этом фоне потребительское отношение к реке тем более непонятно...

— Да, Отрадный трудится и уверенно лидирует в областных рейтингах. Вот только кризис помешал. Но когда он кончится, из казны снова поступят деньги и продолжится строительство шикарного бассейна. Чем мы хуже бугурусланцев? Они хоть и не имеют очистных сооружений, зато построили такой спорткомплекс, где летом катаются на коньках, а зимой — на роликах...

— Веселый получился финал у нашей невеселой беседы. Ну, что тут скажешь? Помирать — так с музыкой?


Рейтинг: 1075
Светлана СИПЯГИНА
13.11.2009

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.688 сек.