Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Воскресенье, 30 апреля 2017 года 03:20:09 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
К 65-летию Победы
№12 (914) 25.03.2010 г. 
«Я говорю с тобой из Ленинграда...»

Приближается славная дата — 65-летие Великой Победы. Воевали за нее не только мужчины. Нежные, хрупкие девушки тоже взвалили на себя тяжесть войны — уходили на фронт, становились солдатами. Слово тоже было их оружием. «Когда говорят пушки, музы молчат» — этот известный афоризм не раз был опровергнут историей. В военные годы поэзия оказалась нужна не меньше, чем пушки и снаряды.

В мае исполняется 100 лет со дня рождения поэтессы Ольги Федоровны БЕРГГОЛЬЦ. Ее имя у многих ассоциируется с блокадным Ленинградом. И действительно, в ту пору не было, пожалуй, в городе ни одного человека, кто не слышал бы о ней. В августе 1941г. она стала читать по ленинградскому радио свои стихи. Город, лишенный хлеба, света, воды, слушал ее звонкий и чистый голос и в благодарность назвал ее «блокадной Мадонной».

Она прожила сложную, драматичную жизнь. Детство провела за Невской заставой, на старой питерской окраине, где родилась 16 мая 1910г. Её отец, Федор Христофорович, был врачом, в Гражданскую войну служил хирургом. В 1918г. голод заставил их покинуть Петроград: мама, Мария Тимофеевна, с двумя дочками отправилась в старинный Углич.

Вернувшись в Петроград, мама так мечтала, чтобы её дочки, вырастая, становились похожи на тургеневских девушек. Но Ольга росла, училась в 117-й единой трудовой школе, и заветной мечтой её были кепка и кожаная тужурка, так как все в то время были охвачены настроениями только что отгремевшей Гражданской войны. Тургеневской девушки из неё решительно не получалось, а вот поэтическим даром она была наделена.

Ее первые стихи были опубликованы, когда Ольга была еще школьницей. Как-то раз она отважилась и приехала в Союз поэтов. Мир перед ней мгновенно перевернулся, когда она увидела перед собой Корнея Ивановича ЧУКОВСКОГО. И решила прочитать ему свои, еще совсем детские стихи. Он прослушал их и сказал:

— Товарищи, это будет блистательный русский поэт.

Окончив школу, Ольга начала работать курьером в «Красной газете». Счастливый случай привел ее в дом №1 на Невском, где заседала литературная группа «Смена». Там она начала постигать литературу, искусство поэзии. Часто садилась чуть в сторонке и страшно боялась, что ее попросят прочитать собственные сочинения. Здесь она встретила Бориса КОРНИЛОВА, который стал ее первым мужем и отцом ее дочери. Но счастье было недолгим. Характер Бориса был неровный, трудный, им пришлось расстаться. Затем он и вовсе исчез, а после 37-го года его имя осмеливались произносить только шепотом.

В 1930г. Ольга оканчивает Ленинградский университет и вместе с Николаем МОЛЧАНОВЫМ (вторым мужем) уезжает в Казахстан, где становится разъездным корреспондентом краевой газеты «Советская степь». Когда супруга призвали в армию, она вернулась в Ленинград, стала работать в заводской многотиражке «Электросилы».

В 1934г. у нее вышла первая книга «Стихотворения», которая была одобрена Максимом ГОРЬКИМ. Он отметил, что стихи написаны честно, просто, без фокусов, без игры словом. Но жизнь готовила автору тяжкие испытания. Просто и лаконично она написала об этом в «Попытке автобиографии».

В 1937г. ее арестовали по ложному навету. 171 день она провела в тюрьме, в 1939г. была реабилитирована. Две ее дочери (8 лет и 1 год) умерли еще до ареста, третий ребенок, которого она ждала, так и не родился. Его сгубила тюрьма. Как сумела она это вынести?
Неужели вправду это было:
На окне решетки, на дверях?..
Я забыла б — сердце не забыло
Это унижение и страх, —
писала она после освобождения. Тюрьма травмировала ее на всю жизнь. Но из страшного испытания она вынесла чуткую и вызывающе смелую душу. Лишь сорок первый год, лишь Великая война, лишь всенародное бедствие заставило ее по-настоящему очнуться от пережитого. Горе теперь у всех было общее.
И вдруг стучит соседка в двери,
вошла и говорит:
— Война! Война уже с рассвета длится.
Войне уже девятый час.
Уж враг за новою границей.
Уж сотни первых вдов у нас...

Во время войны поэтесса жила в Ленинграде и не с чужих слов знала, что такое блокада. «То, что мы останемся в Ленинграде, как бы тяжело ни сложилась его судьба, это мы с Николаем решили твердо с первых дней войны. Я должна была встретить испытание лицом к лицу. Я поняла: наступило мое время, когда я смогу отдать Родине все: свой труд, свою поэзию. Ведь жили же мы для чего-то все предшествующие годы...».

Ольга Федоровна стала работать на радио. Вера КЕТЛИНСКАЯ, руководившая в 1941г. ленинградским отделением Союза писателей, направила ее в распоряжение литературно-драматической редакции. И вскоре ее голос стал голосом долгожданного друга в застывших и темных блокадных ленинградских домах, голосом самого Ленинграда:
Я говорю с тобой под свист снарядов,
угрюмым заревом озарена.
Я говорю с тобой из Ленинграда,
страна моя, печальная страна...

Кажется, сама история выбрала для блокадного города именно этот женский голос — негромкий, певучий, чтобы в нем слились страдания, боль и героизм его защитников. Голодных, истощенных людей в темноте промерзших квартир объединял голос Ольги Берггольц. Она вела у микрофона доверительные беседы, а продолжением их становились стихи, которые были достоверны, — ведь их писал человек, который страдал вместе со всеми.

Уже в конце ноября один район за другим погружался во тьму, уходил из города свет, замирало движение. Люди слабели все больше и больше, уже многие не могли делать длинных переходов пешком и целыми днями неподвижно лежали под грудой одежд и одеял в ледяных квартирах.

У ослабевшего, умирающего ленинградца существовала только одна форма связи с внешним миром — это «тарелка» радио. Слово поэтессы, ее сила духа и вера в победу действительно помогали людям выжить. Она находила самые нужные, самые точные слова, которые вселяли в людей надежду.

Вот как она обращалась к землякам в канун Нового 1942 года: «Еще никогда не было в Ленинграде такой новогодней ночи, как нынешняя. Мне незачем рассказывать вам, какая она....Ведь мы встречаем 1942-й в своем Ленинграде. Наша армия и мы вместе с ней не отдали его немцу, не дали ему вторгнуться в город. Наш город в кольце, но не в плену, не в рабстве». А в это время медленно, но неотвратимо умирал ее муж Николай Молчанов. Она не стала хоронить его сама, потому что хлеба на гроб и отдельную могилу набрать не смогла, он был похоронен в братской. Еще при жизни они договорились, что оставшийся должен стараться дожить до конца той трагедии — и Ольга должна была жить за двоих...
Отчаяния мало. Скорби мало.
О, поскорей отбыть проклятый срок!
А ты своей любовью небывалой
Меня на жизнь и мужество обрек.

Радиокомитет командирует ее в Москву. Увидев ее, истощенную, с явными следами дистрофии, Александр ФАДЕЕВ и некоторые другие писатели, оставшиеся в столице, начинали понимать, что такое ленинградская блокада.

В феврале 1942г. она написала свой потрясающий «Февральский дневник». Поэма уже ходила по рукам, весть о ней быстро разлетелась по всей Москве, автора наперебой приглашали в гости, а душа ее рвалась обратно в Ленинград. Вернувшись в родной город и снова заступив на свой пост, она продолжала выступать по радио, а вечерами и ночами писала «Ленинградскую поэму».

В июле 1942г. она была напечатана в «Ленинградской правде». Успех превзошел все ожидания. Это была широкая слава, к Ольге Федоровне пришло настоящее признание. Ее стихи, ее страстное публицистическое слово поддерживали людей, давали им новые силы, приближали день Великой Победы. И когда он настал, она выдохнула сквозь слезы:
Я четыре года самой гордой —
русской верой — верила, любя,
что дождусь — живою или мертвой,
все равно, — но я дождусь тебя.

Кончилась война, но судьба ее не баловала. Ей хотелось тепла и домашнего уюта, но жизнь отнимала у нее простые земные радости... С третьи мужем, известным филологом Георгием МАКОГОНЕНКО, ей тоже пришлось расстаться. Всего хватило в ее судьбе: и признания, и гонений, и любви, и дружбы, и предательства. Один за другим уходили друзья, смиряться с утратами становилось все труднее. Давило одиночество...

И все-таки она писала! Из-под ее пера вышли поэма «Первороссийск», трагедия «Верность», автобиографическая книга «Дневные звезды». Не все публиковалось, кое-что придерживалось. Слишком резкой и неподкупной правдой были насыщены ее строки, в них не было лицемерия, а слышался голос светлого и чистого человека, настоящего патриота своей Родины:
Раскаиваться? Поздно. Да и в чем?
В том, что не научилась лицемерить?
Что, прежде чем
любить, и брать, и верить,
не спрашивала, как торгаш, — «почем?»

Она работала до последнего дня жизни: даже больная, была полна замыслов. 13 ноября 1975г. ее не стало. Похоронена на Литераторских мостках Волкова кладбища, но душа ее там, на Пискаревском, рядом с десятками тысяч сограждан, героев и мучеников блокады, там, где высечены ее слова, обращенные к вечности: «Никто не забыт, и ничто не забыто». Эти слова и о ней, музе блокадного Ленинграда.
Я никогда героем не была,
Не жаждала ни славы, ни награды.
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
Я не геройствовала, а жила.

Во всем, что делала она, был полный расход души, та золотая ее трата, без которой не может быть большой поэзии. «Здесь оставлено сердце мое», — так могла бы она сказать о каждой строчке своей, написанной в стихах, прозе, дневниках. Для всех, кому ее поэзия помогла выжить и победить, она осталась не бронзовой, а живой, мужественной и незащищенной. Однажды Евгений ЕВТУШЕНКО сказал очень емкие слова: «У войны лицо настрадавшейся Ольги Федоровны Берггольц».


Рейтинг: 1247
Материал подготовила В.В.Вазуль, библиотекарь ЦБ им. И.Т.Комарова
26.03.2010

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.699 сек.