Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Воскресенье, 30 апреля 2017 года 14:56:42 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Дамская гостиная
№15 (917) 15.04.2010 г. 
Алексей Данилович Литвяков:
«Мы прожили в оккупации полгода»

Мальчишки любят играть в войну. Они грезят героическими сражениями, примеряя на себя роль отважных воинов. В их придуманном мире есть место только подвигам, а грязь, кровь и смерть туда не вписываются. Дети 40-х были такими же, пока на себе не испытали все ужасы войны и не поняли, что самое ценное достояние человечества – это мир. Сейчас они пытаются донести эту простую истину до своих внуков и правнуков.

Житель Отрадного Алексей Данилович ЛИТВЯКОВ – один из тех, чье детство было оборвано войной. В 1941г. ему не исполнилось еще и семи лет. Он жил в селе Колодежном Воронежской области, осенью собирался пойти в школу. Но сесть за парту довелось лишь несколько лет спустя… Война. Привычная жизнь рушилась на глазах. Люди притихли, нигде не было слышно веселого смеха. Село опустело, мужчин почти не осталось. Все, кто мог держать винтовку в руках, ушли защищать Родину. Одна из таких отправок на фронт особенно запомнилась моему собеседнику.

– Ту партию призывников должны были везти пароходом мимо села, – рассказывает Алексей Данилович. – Мы все высыпали на берег. Как было не попрощаться со своими отцами, сыновьями, братьями? Прождали до вечера. И вот из-за поворота реки показались огоньки приближающегося парохода. Что началось, когда он оказался совсем рядом! На берегу стоял шум, плакали женщины и дети, умоляя родных вернуться живыми. А с парохода в ответ доносились просьбы беречь себя и обещания скорой встречи. Капитан, видя, что творится, не рискнул пристать к берегу. Он дал троекратный протяжный гудок, совершил круг почета, и пароход исчез вдали.

•••

Прошло какое-то время, и в селе появились беженцы. Они шли нескончаемой вереницей, нагруженные узлами; некоторые ехали в повозках. Паром перевозил их через реку. Чтобы ускорить переправу, решено было построить мост. Кем были строители – солдатами или вольнонаемными, – неизвестно, но работали они в гражданской одежде. Кормили работяг неважно, и местные мальчишки стали носить им домашнюю еду: хлеб, молоко, яйца. Вскоре участились налеты вражеской авиации, и строителям вместе с «кормильцами» нередко приходилось укрываться в лесу.

– Однажды мы, как обычно, понесли обед, – вспоминает Алексей Данилович, – но никого на месте не нашли. Строители исчезли, моста тоже не было. (Позже узнали, что его специально взорвали, чтобы не достался врагу.) Делать нечего, отправились домой. Идем, а вдалеке навстречу нам едут два велосипедиста. Так мы впервые увидели фашистов, только не сразу поняли это. Из-за реки раздалась пулеметная очередь, мы попадали на землю, потом, вскочив, со всех ног побежали домой.

•••

Ребята сразу почувствовали — в селе что-то происходит: испуганно кудахтали куры, визжали свиньи, убегая от хватавших их людей, раздавалась резкая, непонятная речь. Фрицы уже вовсю хозяйничали в занятой деревне. Дома у Алексея никого не оказалось: ни мамы, ни сестренок. Мальчика захлестнула волна такого страха, какого он никогда не испытывал. К счастью, с родными ничего не случилось, они просто спрятались в погребе.

— Но немцы нас все равно нашли, — рассказывает Алексей Данилович. — Вывели за ворота, а там уже по дороге сельчан гонят, и нас к этой колонне присоединили. Мне хорошо запомнилась одна молодая немка, в брюках и длинных кожаных сапогах. Гордо восседая на лошади, она проехала вдоль колонны, считая нас, как скот: айн, цвай, драй…

Согнали нас на пустырь за селом, окружили часовыми с собаками. Ночи в августе холодные, а тут еще пошел сильный дождь, у нас зуб на зуб не попадал. Только кого это интересовало? Ночь промаялись, а утром, голодных и продрогших, по грязи погнали в соседний совхоз. Раньше там был крупный свиноводческий центр. Свиней, чтобы немцам не достались, наши куда-то угнали. Четыре свинарника остались пустыми. Вот туда нас и загнали. В двух находились военнопленные, а в двух других — мы.

От навоза и гнилой соломы в свинарнике стояла страшная вонь. Кормили нас раз в сутки щами с испорченной капустой. Вскоре мы все покрылись грязью, завшивели, многие тяжело заболели. Взрослых, кто мог держаться на ногах, заставляли работать: рыть окопы, землянки. А дети и старики безвылазно сидели взаперти, забыв, что такое свежий воздух.

Случаев зверских избиений и убийств — врать не буду — не видел. Но и того, что с людьми обращались, как с рабами, вполне достаточно. Свинарники были ограждены колючей проволокой, вокруг стояли вышки с часовыми. В таких условиях мы провели более полугода, пока нас не освободили советские войска.

•••

– Когда вернулись в родное село, его невозможно было узнать, – продолжает Алексей Данилович. – Почти все дома сгорели или были разрушены взрывами. От нашей избы тоже ничего не осталось, уцелела только крыша. Печь немцы разобрали на кирпичи. Во дворе валялись перья из подушек и перин, разные лохмотья. А на месте погреба, где мы прятались, осталась большая яма. Хорошо, что у деда во дворе сохранилась землянка, там мы все вместе и стали жить.

Немцы после ухода оставили целый арсенал. На землю наступить было страшно: везде снаряды и гранаты валялись, во дворах и огородах – брошенные пушки, под землей – мины. На них подрывались лошади, коровы и даже трактора. А сколько ребят от оружия пострадало! Мальчишки — народ любопытный, им везде нос сунуть надо. Мне дедушка строго-настрого наказывал: «Не подходи к оружию, покалечишься». И надо же такому случиться — сам на этом пострадал: не заметил гранату, наступил. Взрывом ему оторвало пальцы на ноге, часть ступни, выбило глаз, а осколки изранили ноги и живот. По дороге в больницу дедушка умер.

•••

Война еще продолжалась, но жизнь в селе стала налаживаться. Наконец-то начались уроки в школе. Хотя не имелось ни учебников, ни тетрадей, ни карандашей. Зато было большое желание учиться. Школьники военных лет писали на газетах между строчек, а чернила делали из красной свеклы. Со школой связано и самое приятное воспоминание моего собеседника.

– Никогда не забуду, – говорит Алексей Данилович, – как однажды в наш класс зашел директор и сказал: «Детишки, идите домой и скажите своим, что война закончилась». Мы бегом по домам, кричим: «Победа! Победа!» К нам присоединяются встречные люди, и вот уже победный клич несется по всему селу.

Память о войне жива до сих пор. Неисчислимое горе принесла она в каждый дом. Сколько детей осталось сиротами! Из многих моих односельчан, ушедших на фронт, вернулись считанные единицы. А когда я вспоминаю дни, проведенные в неволе, – охватывает ужас. Дай Бог, чтобы люди больше никогда не узнали, что такое война.


Рейтинг: 987
Светлана Углева
16.04.2010

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.511 сек.