Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Вторник, 28 марта 2017 года 17:53:35 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
К 65-летию Великой Победы
№20 (922) 20.05.2010 г. 
Подземный гарнизон

(Окончание. Начало в №19 от 13 мая)

После первых газовых атак, проведенных немцами, несколько тысяч человек, задыхаясь, покинули каменоломни. Ушли почти все мирные жители. Штаб обороны не возражал: пусть у них будет хоть какой-то шанс выжить, под землей кормить такую армию все равно нечем. В штольнях осталось примерно 3 тысячи военных — голодных, истощенных, едва способных держать оружие, но не сломленных духом...

Почти каждая вылазка на землю (в разведку, за водой, попытка отбить немецкую кухню) оканчивалась чьей-то гибелью и ранениями. Но, даже истекая кровью, теряя от боли сознание, раненые выбирали одно направление – ползли назад, в катакомбы. Зачем?! Ведь знали: хозяйка там — смерть. Уже нет ни воды, ни еды, ни лекарств, и надежда на подмогу своих угасала с каждым днем. Смысл их возвращения был только один: держаться вместе до последнего вздоха. Все-таки там, во мраке, оставалась наша земля, а наверху, где солнце, — захваченная врагом.

В каменоломнях защитники нашли трактор и поначалу использовали его для освещения: он гнал электродинамо. Но когда немцы плотно блокировали все входы и выходы, топливо для трактора брать стало негде, свет потух. Жгли резину, камеры, покрышки. Особенно выручал телефонный кабель: он хорошо горел. Но с кромешной тьмой еще как-то можно было свыкнуться, самым страшным было отсутствие воды. Жажда была нестерпимой, куда тяжелее, чем муки голода. В некоторых местах на сводах и стенах выступала вода, сочившаяся сквозь грунт. Бойцы припадали губами к камням и высасывали капельки холодной влаги.

Были созданы специальные команды «сосунов», которые собирали её в котелки для раненых. Это была напряженная и мучительная работа — часами стоять, задрав голову кверху и припав ртом к каменному потолку. Губы разъедало страшно, они все время болели, и невыносимо хотелось пить. Хуже того, в дыхательные пути часто попадали крошки известняка, что вызывало надрывный кашель и воспаление легких. Со временем пришел опыт: в камнях бойцы стали проделывать отверстия, потом вставляли шланг, ртом тянули его и так сцеживали воду. Между тем сапёры решили продолбить подземный ход к засыпанному немцами колодцу. За несколько дней эта работа была проделана, и в каменоломнях появилась настоящая вода! Целыми вёдрами! Но вскоре немцы узнали о том и закидали колодец трупами лошадей. Пользоваться им стало невозможно.

Тогда командование приняло решение рыть свой подземный колодец. Выбрали самый глубокий отсек, где толщина потолка достигала 25 метров, чтобы немцы не могли услышать шум. Работали две недели: долбили монолит кирками, рвали взрывчаткой и связками гранат, шли вниз сантиметр за сантиметром... Наконец, на 15-метровой глубине блеснула живая вода. Радостная весть быстро облетела бойцов. Но к тому времени у них почти полностью иссякли запасы продуктов. Каждый понимал: близится голодная смерть.

Июньскими ночами бойцы выползали из укрытий и рвали траву. Раз-два заметив это, немцы сожгли все вокруг, обнесли входы-выходы двумя рядами густой колючей проволоки и устроили постоянные точки слежения с пулеметными гнездами. Гарнизон оказался в адской ловушке…

От истощения люди умирали десятками и сотнями. Многие, уснув, уже не просыпались. Спать укладывались прямо на камнях. Поначалу в подземельях бойцы сильно страдали от холода, но через несколько недель как-то обвыклись и перестали так остро чувствовать озноб. Одежда в тех условиях плохо согревала их: гимнастерки и шинели быстро ветшали от сырости и расползались. Казалось, камни вытягивают из людей последние крохи тепла, последнее дыхание жизни.

Давно были съедены все крысы и летучие мыши. Конские копыта, которые в начале подземной жизни брезговали есть и закапывали, потом стали выкапывать и варить. Чтобы хоть как-то утолить голод, грызли даже резину. Утром рядом с живыми лежали трупы. Умерших просто относили в специальный отсек и складывали в две большие братские могилы...

В гробу, сколоченном из досок, за все время обороны похоронили только одного человека — командира гарнизона полковника Павла ЯГУНОВА. Он погиб на виду у многих смертью героя. Когда в подземном штабе собрались оставшиеся офицеры, он первым заметил неисправную трофейную гранату и успел накрыть ее своим телом. Она взорвалась, но унесла только одну его жизнь, а могла – многих...

Глубоко скорбя, прощались бойцы со своим командиром. Уже после войны гроб нашли и перезахоронили в поселке Аджимушкай. Одна из улиц на околице, рядом с каменоломнями, теперь названа именем Ягунова. Светлая и долгая ему память…

***

Какая-то тень надежды на освобождение еще теплилась до 3-го июля, пока по рации не пришло сообщение, что Севастополь сдан, а немцы прорываются к Ростову и Сталинграду. В тот день стало ясно: Аджимушкай — последний клочок Крымской земли, не покорившийся врагу. И рассчитывать можно только на себя. Кто сколько выдержит...

От крайнего истощения весь личный состав уже находился на грани гибели, но все-таки не сдавался. А в ночь с 8 на 9 июля вышли в открытый бой все, кто был способен стоять на ногах, держать оружие и бросать гранаты. Их вела уже не сила тела, но великая сила духа и ожесточенная решимость: либо выжить, либо погибнуть в бою.

То была их последняя победа. Мощным ударом им удалось полностью выбить немцев из поселка Аджимушкай. А в доме, где размещался начальник немецкого гарнизона майор Рихтер, они нашли радиограмму, в которой генерал распекал его: «...сколько вам нужно недель и месяцев, чтобы разгромить кучку русских, спрятавшихся в подземелье? Может быть, год? Они срывают нормальную работу нашей переправы через пролив». Однако утром немцы стянули к поселку резервы, и нашим с богатыми трофеями снова пришлось уйти в подземелье.

Организованное сопротивление продолжалось до сентября 1942г., а малочисленные группы бойцов продолжали борьбу и потом. У входа в Малые каменоломни немцы установили громкоговорители и вещали, призывая всех выйти без оружия: «Немецкое командование гарантирует вам жизнь и хорошее обращение». Никто не стал предателем.

Время от времени бойцы под покровом ночи выходили в разведку с боем, разрезали колючую проволоку, делали малый проход и отбивали вражескую кухню, расположенную неподалеку от каменоломен. Тогда фашисты убрали ее оттуда, чтобы не оставить уже никаких шансов добыть провиант. Когда в конце октября 1942г. немцы поняли, что под землей уже никого нет, они предприняли последний штурм, зашли в штольни и взяли оставшихся 5-6 человек. Те были уже совсем без сил и не могли сопротивляться. Погибли, так и не дождавшись Победы...

***

Последним из гражданских лиц покинул осажденные каменоломни 15-летний Миша РАДЧЕНКО. Чудом ускользнув от близкой смерти, он прожил долгую жизнь и стал главным хранителем памяти героев Аджимушкая:

— К 26 сентября 1942г. в гарнизоне оставалось примерно 20 человек. В тот день я стоял на посту недалеко от штаба и ко мне подошел старший батальонный комиссар Иван ПАРАХИН: «Миша, ты должен сегодня покинуть каменоломни». А у меня уже была высшая стадия истощения, я на него глянул снизу, и взгляд выражал только одно: «Куда же ты меня посылаешь? Я еле двигаюсь». А он повторил: «Миша, это мой последний приказ. Ты должен добраться в леса к партизанам. Может, будет один шанс из тысячи, что ты останешься жив».

Сколько раз потом я вспоминал его слова и всю жизнь считал своим вторым отцом. Он хорошо понимал, что мы обречены, и спас меня, как самого маленького. Тогда мне дали с собой немного сахару, денег и выпроводили. За те месяцы, что пробыл под землей, я хорошо изучил все посты немцев, все бреши в колючей проволоке и смог уйти. Но к партизанам не дошел: мамина подруга сдала меня за 10 тысяч рублей. Буквально через два дня меня поймали и отправили в Керчь, в гестапо, а оттуда — в тюрьму. Искупали и приговорили к расстрелу. Но за меня подписалось 35 человек, готовых взять на поруки. И если бы я сбежал, их всех бы расстреляли. Но они не побоялись, тем самым спасли мне жизнь. Вместо расстрела меня отправили сначала в один концлагерь, потом в другой — резать камни. Условия там были суровые: если дневную норму не выпилил, не дадут есть ни крошки. И так мы пилили камни, пока наши не освободили лагерь в 1944г. Войдя в состав роты воздушного наблюдения и оповещения связи, я пошел воевать дальше и дошел до Берлина…

***

Более 40 лет существует музей обороны Аджимушкайских каменоломен. За эти годы здесь побывали миллионы людей. Экскурсоводы, показывая на каменные изваяния у входа в мемориал, обращают внимание на фигуру подростка: «Это тот самый Михаил Петрович Радченко, самый младший боец подземного гарнизона».

Но он не просто часть скульптуры, которая напоминает нам о выдающемся героизме наших воинов, он — живая история, воплощенная легенда. Будучи мальчишкой, умирая от голода и холода в каменоломнях, он не плакал. А разменяв девятый десяток, не может сдержать слез:

— Если бы тогда снять на пленку хотя бы минут на 15 и показать сейчас трагическую картину жизни подземного гарнизона, никто бы не выдержал, не досмотрел бы до конца. Вот в каких условиях мы сражались. Гарнизон погиб, выполнив свой долг. И его участники заслужили то, чтобы им отдали почести. Хотя многих наградили посмертно, они заслуживают большего.  

Я всегда ходил с фонариком в каменоломни к могилам, садился и разговаривал с ними. Рассказывал, что мы построили, что сделали, как изменилась жизнь. А сейчас мне нечего им сказать, потому что солдаты, которые остались здесь навечно, стали на Украине «оккупантами». Разве можно такие вещи говорить, так издеваться?! Когда в Керчь приезжал президент Виктор ЮЩЕНКО, то ни одного цветочка не возложил ни здесь, ни к другому мемориалу Великой Отечественной войны.

Мне стыдно перед тысячами погребенных воинов. За что они отдали жизнь? Или зря мы тогда шли в бой? Говорю честно: к смерти можно привыкнуть, смертью можно жить. Когда ты идешь в бой, то не думаешь о смерти, ты думаешь, как скорее пройти. Конечно, всякая война требует жертв. Но, если бы мы сдались в Брестской крепости, в Ленинграде, под Москвой, под Сталинградом, что было бы сегодня?!

Люди, помните: никому из нас не хотелось умирать, но на войне кто-то должен погибнуть во имя того, кто продолжит жить. Это преданность своей земле и любовь к Родине. Могилы, оставшиеся с Великой Отечественной войны, нам шепчут: у людей, которые там лежат, нет персональных судеб. У них одна на всех судьба...

***

…Глубоко потрясенные, молчаливые, устремленные мыслями к прошлой войне, возвращались мы в тот день из Аджимушкая. Шли по тихой улице имени полковника Ягунова. Сегодня здесь в ряд выстроились аккуратные белые домики, утопающие в садах и милых зеленых палисадниках.

И вроде бы солнце, вроде бы ликует кругом чудесная крымская весна, а в горле комом застряли слезы. Пред внутренним взором мелькают картины былой войны, одна страшнее другой. Мрак подземелья. Пелена ядовитых газовых атак. Нестерпимая боль от ран. Жажда. Голод. Холод. Неизвестность. И впереди — только призрак смерти... Но люди держались там 170 дней!

Нам, изнеженным, мирным поколениям, трудно даже осознать величие того подвига. Сейчас мы хорошо научились биться не за жизнь, не за свободу Отчизны, а за богатство и личное благополучие. Наши цели стали мелки и ничтожны по сравнению с теми, что вдохновляли воинов подземного гарнизона. Простите нас, павшие братья!..

Но я твердо верю: если грянет час грозной опасности, русские снова, забыв свой узкий корыстный интерес, единой стеной встанут за Родину-мать. Какое бы уродливое воспитание ни прививали сегодня молодым, голос крови прорвется сквозь все заслоны. А в наших жилах течет кровь великого народа — сильного, светлого, непобедимого.

(Продолжение следует)


Рейтинг: 960
Наталья БОГОУТДИНОВА
21.05.2010

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.292 сек.