Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Воскресенье, 30 апреля 2017 года 20:36:24 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/3 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Былое и думы
№29 (931) 22.07.2010 г. 
Рукопись подполковника Семина

Городской музей истории предоставил нам уникальную рукопись – мемуары участника Курской битвы, подполковника медицинской службы. Битве под Курском принадлежит одно из важнейших мест в истории Великой Отечественной войны, и ценность этой рукописи очень велика. Она была написана в 1971г. в Куйбышеве, но о дальнейшей судьбе автора ничего не известно. По подсчетам, если он сейчас жив, ему должно быть 94 года. Сотрудники музея пытаются разыскать самого И.Д. СЕМИНА или родных. Кто может помочь — откликнитесь…


Подготовка к обороне

Когда я окончил Куйбышевский государственный мединститут, Великая Отечественная война шла уже больше года. Врачи нужны были и в тылу, и на фронте. Но мы, выпускники, пожелали поехать туда, где труднее всего, – на фронт. Сначала меня направили в запасной полк, а позднее – в отдельный 1343-й полк 399-й дивизии 48-й армии в качестве младшего врача.

Наша дивизия формировалась в лесу под Калугой. Пополнялся личный состав, поступала техника, снаряжение. Солдаты-новобранцы были в основном пожилыми и часто недомогали. Я принимал по 50 и более человек за смену. Работать приходилось в неблагоустроенных палатках без достаточного обогрева и освещения.

В феврале 1943г. по приказу командования наша дивизия совершила большой переход по бездорожью. Мы проходили по 30-40 км в сутки. А после тяжелого марша, без отдыха и должной подготовки нам пришлось вступить в жестокий бой с врагом. Для меня это стало боевым крещением. Было трудно и, честно говоря, страшно. Медики работали без отдыха, оказывая помощь бойцам. После обработки тяжелораненых отправляли в тыл на повозках и попутных машинах. Кто мог держаться на ногах, шел сам.

После того боя наш полк был выведен во второй эшелон для отдыха и подготовки к сражению на Курской дуге, получившей потом название Огненной. Мы еще не предполагали истинных масштабов предстоящей битвы, но понимали, что нам предстоит схватка с коварным и сильным врагом. Началась упорная работа по укреплению линии обороны.

Войска нашего Центрального фронта тогда обороняли северный фас Курского выступа. 399-я стрелковая дивизия и, в частности, наш 1343-й стрелковый полк находились на второй полосе обороны в районе станции Ливны. Около двух месяцев мы возводили оборонительные сооружения и готовились к сражению. Обстановка все время была напряженной. Немцы ежедневно обстреливали нас из пушек, часто появлялись их самолеты. С нашей стороны проводились пристрелка и разведка боем, солдаты и офицеры все время оставались на линии огня.

Вечером, накануне решающего сражения, командир нашего полка полковник ВДОВИН проводил совещание офицеров, а по окончании его вышел из укрытия и в тот же момент был сражен разорвавшимся снарядом. Но, даже умирая, он пытался отдавать последние приказания. Его гибель сильно потрясла нас. Нет таких слов, чтобы высказать нашу боль и скорбь. Мы поклялись отомстить врагу за смерть своего командира.


Тайный план наступления

Как известно, к обороне переходят с целью выигрыша времени и экономии сил, когда наступление либо невозможно, либо нецелесообразно. Но на Курской дуге наше командование, наряду с обороной, втайне готовило и контрнаступление. Операции планировались строго секретно и ограниченным составом высших командиров.

За время двухмесячной обороны мы поняли, что на войне не бывает мелочей, недостойных внимания. Мы узнали, например, цену организованности. Решительно все: от хлебного пайка до человеческих отношений – там взвешивалось на весах жизни и смерти. Наша армия в 1943г. стала иной. Так же, как делается иным, мужает и нравственно крепнет человек, переживший глубокое потрясение и вышедший из него победителем.

За май-июнь в ходе подготовки к наступлению наша разведка обнаружила 3722 вражеские цели: из них огневых точек и дзотов – 2095, блиндажей – 521, артиллерийских батарей – 329 и т.д. Планируя Курскую операцию под названием «Цитадель», немецкое командование не учитывало с достаточной полнотой такой важный фактор, как предполагаемые действия советских войск. И, как мы знаем, этот просчет имел для них тяжелые последствия.

Неотъемлемой частью подготовки наших войск к битве стала организация сил и средств медпомощи. Мы учили солдат делать перевязки, оказывать самопомощь и взаимопомощь. Была усилена работа с личным составом по поднятию морального духа и укреплению воли к победе, по снижению танкобоязни и т.д. Солдатам выдали по 60 патронов, папиросы и водку.

Наступления врага ожидали со дня на день. Сначала говорили, что оно произойдет 12 июня, затем стал известен точный срок – ночью 5 июля в 2 часа 30 минут.


В атаку!

Вопрос о начале наступления приобретал особое значение. Запоздалое или преждевременное открытие огня могло свести на нет результаты всей длительной подготовки. Но мы верили, что наше командование справится с этой задачей. И вот 5 июля в 2 часа 20 мин. (за 10 минут до начала артподготовки врага) тишину летней ночи нарушил громовой раскат нашей канонады. Мы видели большие очаги пожаров в расположении противника и слышали взрывы немецких складов с боеприпасами. Враг был застигнут врасплох и не смог начать артподготовку в назначенное время. А наша атака повторилась через 10 минут и была еще более мощной.

Только три часа спустя пехота и танки противника под прикрытием артиллерии и авиации двинулись к нашим позициям. Трудно было поверить, что перед этой стальной лавиной сможет устоять что-то живое. Небо почернело от дыма и пыли, едкие газы от взрывов снарядов и мин слепили глаза, земля дрожала от разрывов мощных авиабомб. От этого нестерпимого грохота орудий и лязга гусениц танков воины теряли слух. Но, несмотря ни на что, советские солдаты стояли насмерть. И выстояли.

За несколько часов кровопролитных боев враг недосчитался многих сотен своих солдат. На поле боя горели танки, бронемашины и другая техника. Провалились расчеты немецкого командования сходу прорвать оборону в полосе Центрального фронта. И лишь ценой огромнейших потерь удалось кое-где потеснить наши части.


Любой ценой удержать победу

Дальнейшие события развертывались волнообразно: то одна сторона поднималась на гребне, то другая. Гитлеровцы были еще сильны, но спесь с них уже изрядно сбили. Они стали понимать, что наша армия до сих пор ОТСТУПАЛА, НО НЕ УСТУПАЛА. Сорвав наступление противника, лишив сил его ударную группировку на северном фасе Курского выступа, войска нашего Центрального фронта создали благоприятные условия для перехода в контрнаступление на орловском направлении. Оно должно было начаться 12 июля 1943г.

…Как сейчас помню ту летнюю ночь. С вечера мы все были в ожидании чего-то очень важного. Воины примолкли. На лицах отражалась тревога. И вот с наступлением темноты послышался рев самолетов – это началась предварительная подготовка к прорыву. На позициях врага заполыхали пожары. Мощный и точный огонь нашей артиллерии и удары авиации сокрушили оборону противника. За первые сутки прорыва советским войскам удалось продвинуться вперед на 15-18 км, в последующие дни продвигались еще быстрее.

Во время этого перехода я видел десятки горящих и изуродованных танков и орудий, сотни трупов немецких солдат и офицеров, множество раненых, которых они бросали при отступлении. Большие жертвы были и с нашей стороны. Солдаты и офицеры погибали в жестокой схватке, до конца оставаясь верными воинской присяге. Героически вели себя и воины-санитары. Под разрывом снарядов и градом пуль, пренебрегая опасностью и сгибаясь от тяжести, они выносили раненых с поля боя, оказывали им первую медицинскую помощь и любыми средствами отправляли в медсанчасть полка для более квалифицированной помощи.

Можно ли было спасти всех раненых? Наверно, нет, но санитары об этом не думали. Они знали лишь одно – их нужно спасти. Военные медики воспитывали в себе умение не сдаваться даже в самые безвыходные минуты жизни. Многие были отмечены за проявленное мужество и героизм. Так, командир взвода санитаров-носильщиков лейтенант ПОЛЕЖАЕВ был награжден орденом Ленина, а рядовой ХАСАНОВ – орденом Красного Знамени.

Раненые солдаты переносили страшные мучения. Кому-то пуля угодила в голову, кому-то в грудь или в живот. Поступали воины и с перебитыми костями рук, ног, позвоночников. Несмотря на боль, раненые держались мужественно. Многие отказывались оставить поле боя и продолжали драться до последней капли крови.

После 12 июля 1943г. в нашей медсанчасти возникла новая трудность. Прорвав оборону, полк стал продвигаться по 20-40 км в сутки. При таком темпе движения мы не успевали обрабатывать всех раненых. А кроме своих, приходилось оказывать помощь еще и пленным немцам. Тогда было принято решение разделить медсанчасть надвое: одна двигалась с полком, а вторая оставалась в занятом месте до тех пор, пока все раненые не были обработаны и не отправлены в медсанбат.

(Окончание следует)


Рейтинг: 997
Светлана УГЛЕВА
23.07.2010

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.168 сек.