Газета "Вестник Отрадного"
№38 (1308)
21 сентября 2017 года

 Понедельник, 25 сентября 2017 года 20:50:17 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Кто говорит, тот сеет. Кто слушает, тот собирает.
Мало говори — больше услышишь.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
История далекая и близкая
№33 (935) 19.08.2010 г. 
Екатерина Лешко:
«Благодарю свою трудную судьбу»

У колыбели нашего города стояло немало замечательных людей. Более полувека назад изо всех уголков страны сюда съехались те, кто не искал легких путей. Среди них была и Екатерина Егоровна ЛЕШКО, долгие годы возглавлявшая бригаду каменщиков. Ее труд был отмечен высокими наградами: орденом Ленина, двумя медалями «За доблестный труд», множеством грамот и благодарностей. И вот недавно ей исполнилось 85. Она всегда была образцом стойкости и до сих пор не любит жаловаться на жизнь. Может, поэтому далеко не каждый знает трагическую историю ее семьи…


Короткое детство

Ее предки – выходцы из Германии, прибывшие в Россию в XVIII веке по приглашению Екатерины II. Они искренне полюбили новую родину и стали достойными ее гражданами. Катя родилась в большом, красивом селе Ягодная Поляна Саратовской области. В нем компактно проживали немцы, было две школы, две лютеранских церкви и даже два колхоза.

Родители Кати, Егор Иванович и Елизавета Филипповна, растили 10 детей. У них было крепкое хозяйство: держали корову, лошадь, овец, свиней. Слово «голод» им, великим труженикам, было незнакомо. Мама варила наваристые мясные супы, жарила котлеты, отец сам коптил колбасу. Мяса хватало не только на собственные нужды, но и на продажу.

Когда глава семьи ездил на рынок в Саратов, никогда не возвращался домой с пустыми руками. Дети знали: он обязательно привезет подарки — и гадали, чем их порадуют на этот раз. Екатерина Егоровна до сих пор помнит, как держала в руках новенькие сандалии и не могла на них налюбоваться. Радовалась детвора и городским сушкам. То было царское угощение! Даже мамины блины и пирожки отходили на второй план. А уж лучше карамелек-подушечек ничего и представить себе не могли. «Сейчас таких вкусных не найдешь», – посмеивается Екатерина Егоровна.


Две коровы на одну семью? Раскулачить!

Беда подкралась незаметно. Их большой просторный дом-пятистенок понравился председателю сельсовета. А так как хозяин наотрез отказался вступать в колхоз, отобрать имущество единоличника не составило большого труда. Отягчающим обстоятельством послужило и то, что у него поселилась овдовевшая мать. Она тоже привела с собой кое-что из живности: лошадь, корову. Получилось на одну семью две коровы и две лошади. Раскулачить богачей!

Отца посадили в тюрьму, а семейство нашло приют у старшей сестры, которая к тому времени уже вышла замуж. Хороший, видно, человек ей попался, раз не побоялся взять на себя такую обузу. Но прожили они там недолго. В скором времени Егору Ивановичу удалось бежать, и он увез жену с детьми на Кубань. Уезжали тайно, глубокой ночью, чтобы никто ничего не узнал. Кате было всего пять лет...


Череда испытаний

Прибыв на Кубань, нашли убежище в одной из станиц. Местный казак выделил им комнату в своем доме. Там и стали жить. Спали все вместе на земляном полу, крытом соломой. Отец устроился в школу завхозом. По-русски, кроме него, никто не говорил. Поначалу это создавало большие трудности. Через пару лет Катя пошла в школу. Одежды не хватало, поэтому учиться с братом ходили попеременно. Жизнь, которую они вели теперь, ни в какое сравнение не шла с прежней. Уже не было своего хозяйства. Хлеб ели ржаной, белый пшеничный пекли только по праздникам.

В станице постоянно проводили обыски, изымали продукты. Представители власти ходили по дворам и избам, втыкали в землю железные штыри, пытаясь найти спрятанные запасы. Екатерине Егоровне запомнился один случай. Приболевший отец лежал на кровати, а мама, увидев незваных гостей в окно, попыталась спрятать под больным немного гороха. Но отца тут же подняли, прощупали постель и нашли нехитрые запасы. Мать умоляла пожалеть детей, но ее никто и слушать не стал. Там и гороху-то было на пару супчиков… Взяли, не постеснялись.

В 1937г. сестра, оставшаяся на родине, заболела, и ей понадобилась помощница по дому. Попросила привезти к ней Катю. Отец согласился, но поставил старшей дочери условие – младшая должна учиться. Он очень хотел видеть ее учительницей. Но после того как он отвез дочь и вернулся на Кубань, его арестовали и расстреляли. Вместе с ним расстреляли и директора школы, который взял на работу «врага народа». Через год та же скорбная участь постигла и старшего брата Кати. Ему было всего 27 лет...


«Дети, нас выселяют»

Если на Кубани Кате пришлось осваивать русский язык, то по возвращении домой начались проблемы с немецким. За семь лет она его практически забыла. Успеваемость ее поначалу резко упала. Но, выучив язык заново, она уже в следующем году стала круглой отличницей. Успешной учебе не мешали ни хлопоты по дому, ни обязанности няни.

А потом наступил 1941 год. Война стала несчастьем для всех народов СССР. «Русские немцы» не были исключением. Но им пришлось испить всю чашу страданий и несправедливости. В родной стране с ними стали обращаться не лучше, чем с военнопленными.

– О том, что нас репрессируют, мы узнали 2 сентября 1941 года, – вспоминает Екатерина Егоровна. – Мы пришли в школу, и там услышали печальные известия: «Дети, идите домой, нас выселяют». Дали три дня на сборы. В этом нам еще повезло, обычно давали всего несколько часов. Три дня мы с утра до ночи пекли хлеб и сушили из него сухари. Потом нас погрузили в теплушки и отправили в Казахстан. В пути лишь иногда давали немного хлеба и воды. После поезда пересели на пароход, потом ехали на быках и верблюдах. Переселенцев разбирали по селам, учитывая, какие где требуются специалисты. Катя с семьей сестры оказалась в селе Калиновка, где их приютила русская семья.

В это же время на Кубани репрессировали мать с братьями и сестрами и этапом отправили в Новосибирскую область. Члены большой разоренной семьи более 20 лет ничего не знали друг о друге.


Боец трудармии

С 16 лет она стала работать в колхозе. Пахала на быках, косила сено. И каждый месяц, как все репрессированные, отмечалась в комендатуре. В 1943 ее мобилизовали в трудармию и направили в Бугуруслан на строительство домов для эвакуированных. Вместе с другими такими же девчонками поселили в землянках, в которых раньше жили заключенные.

Когда всем желающим предложили получить строительные специальности, Екатерина решила стать каменщиком. Судьбоносное, можно сказать, решение. Да и с какими людьми свела ее судьба! Бригадиром и первым ее учителем стал известный в нашем городе строитель Юлий Августович ВИЗЕ, а прорабом работал Петр Иванович НИКИТИН.

Вскоре на своем опыте она поняла, что специалисты высоко ценятся везде. Женщин, которые были «на подхвате», заставили изготавливать саманные кирпичи. Для этого им приходилось босыми ногами месить глину с соломой. От холода ноги становились красными, похожими на гусиные лапы. А специалисты потом уже работали с готовым кирпичом.

Трудармейцы привыкли жить и работать с непроходящим чувством голода. Их кормили по карточкам. Давали по 700 г хлеба в день. Они с трудом сдерживали себя, чтобы не съесть все сразу. Хуже того, чтобы отоварить карточки, нужно было выстоять огромную очередь. Поэтому от каждой бригады выбирали специального человека, который занимался продовольственным обеспечением. В обед давали жидкое варево, в котором плавал капустный лист, виднелось несколько крупинок пшена или перловки. Эту пустую похлебку не ели ложками, а просто выпивали через край.

Война закончилась, но положение трудармейцев практически не изменилось. Когда они заканчивали строительство в одном месте, их отправляли туда, где еще требовалась рабсила. По-прежнему приходилось отмечаться в комендатуре. Но кое-какие послабления уже произошли. Например, им выделили по две сотки на человека и разрешили разводить огородики.

В 1947г. Екатерину Егоровну перевели в Яблоновку. Там трудармейцы жили в палатках. В холодное время согревались самодельной печкой. В центре палатки ставили бочку, в которой постоянно тлели угли. Кто спал рядом, больше угорал, чем грелся. А у тех, кто находился далеко, по ночам волосы примерзали к брезенту. Потом разрешили построить бараки и для самих себя.

На помощь женщинам приехали вербованные, или, как сейчас бы сказали, контрактники. Екатерине сразу понравился один видный парень в военной форме по имени Иван. Чувство ее оказалось небезответным. Молодые люди решили создать семью. Иван ходил к коменданту, просил разрешения жениться.

— Куда ты лезешь? – предостерегали его. – Она же немка!

Но о каких-то последствиях для себя парень не думал. Он готов был следовать за женой всюду, куда пошлют. Молодые расписались, им выделили комнатку в бараке. Одного за другим Екатерина родила мужу трех сыновей.


Первостроитель Отрадного

В 1956г. репрессированные немцы получили свободу передвижения, и молодая семья Лешко решила приехать на новостройку в Отрадный. Чету каменщиков встретили здесь с распростертыми объятиями. Первое их жилье находилось на ул. Строителей. Это был временный барак, где в каждую комнату заселяли по две семьи. Считали, наверно, что в тесноте, да не в обиде. Зарплата составляла 60-70 руб. Это было очень неплохо по тем временам, особенно если сравнивать с голодным трудармейским пайком.

Сколько объектов было возведено бригадой Екатерины Лешко! 40-й квартал, больничные корпуса, ГПТУ и техникум с общежитиями, 8-я школа, Тимашевская и Подбельская птицефабрики — всего не перечесть.

– Мы всегда соревновались с Николаем ОРЛОВЫМ, – вспоминает Екатерина Егоровна, – друг другу дремать не давали. То наша бригада верх возьмет, то его. Один раз мы вымпел заслужим, другой раз — он.

– Да, бригада Лешко всегда была на хорошем счету, – отмечает бывший главный архитектор города Борис Дмитриевич СЕМЕНОВ. – Несмотря на то что рядом трудились такие корифеи, как ЕГОРОВ, КОВАЛЬ, ШУРЫГИН, ОРЛОВ, она на их фоне нисколько не терялась. Помню, в 1971г. я делал доклад на сессии исполкома горсовета о качестве строительства и приводил в пример именно ее бригаду. А здания, которые она строила, называл эталонными.

…Общаясь с Екатериной Егоровной, нельзя не подивиться ее спокойствию и доброжелательности. Казалось бы, родное государство разрушило всю ее жизнь: лишило отца и брата, надолго разлучило с семьей, вручило 18-летней девчонке тяжелый лом с киркой. Да, страна признала былую ошибку — спустя годы всех ее родственников реабилитировали. Но ведь ничего уже не вернешь, жизнь заново не перепишешь. Однако Екатерина Егоровна ни на кого зла не держит: «Живу в мире с окружающими. И благодарю свою трудную судьбу за то, что встретилось на пути так много хороших людей».


Рейтинг: 1143
Светлана Углева
23.08.2010

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Правительственная комиссия по регулированию социально-трудовых отношений одобрила график переносов выходных дней в 2018 г., предложенный Министерством труда и социальной защиты. Подробнее...
  • По данным Роспотребнадзора, количество абсолютно здоровых детей в России составляет не более 12%. Подробнее...
  • Прокуратура продолжает проверять региональные образовательные учреждения на предмет незаконных сборов денег с родителей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.256 сек.