Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Понедельник, 01 мая 2017 года 02:30:53 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/4 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Мы и закон
№34 (936) 26.08.2010 г. 
НАША МИЛИЦИЯ вчера и сегодня

29 июля в №30 «Вестника» были опубликованы ответы начальника Отрадненского ГОВД А.А.АБРОСИМОВА на вопросы горожан под названием «Обстановка в городе в целом спокойная». 23 августа в редакцию обратился бывший начальник милиции, председатель совета ветеранов Отрадненского ГОВД Николай Александрович БОГДАНОВ. Он с благодарностью отозвался о работе нынешнего руководства ГОВД и дал комментарий по ряду затронутых вопросов.


О СОВЕТЕ ВЕТЕРАНОВ

— Сегодня у нас на учете 105 членов. В последние годы наши ряды пополняются очень активно, потому что изменились условия службы в органах внутренних дел. Теперь надо отработать 20 лет, и в 40-45 человек уже имеет право уйти на пенсию. Но вопрос в том, что она очень маленькая — 50% от зарплаты, это примерно 4500 руб. И когда он уходит из милиции, ему трудно в таком возрасте найти другую работу. Поэтому сейчас стараются прослужить 20 лет, найти место, получать пенсию и работать где-нибудь на предприятии, как все, до 60 лет.

В прежние времена мы, наоборот, удерживали ветеранов на службе, ценили их опыт, передавали молодым. У многих было по 30 и более лет выслуги: у Ю.Н.КУДИМОВА, Р.И.АГАПОВОЙ, начальника паспортного стола, у участкового А.В.ГАЛКИНА, у А.Е.КЛИМЕНТОВОЙ, начальника инспекции по делам несовершеннолетних. И каждый год им добавлялось к окладу 3%, плюс пенсионерам выплачивали до 40% предполагаемой пенсии. Ветераны были заинтересованы работать долго, а сейчас ничего этого нет.

Работник милиции получает в среднем от 10 до 15 тыс., начинающий патрульный — 7-8. Социальная защищенность стала намного ниже. Заработок непрестижный, многие былые льготы отобраны. Они знают, что квартиру в милиции не получат никогда (за исключением участковых, которым город выделяет служебное жилье). Может, потому и стремятся взять что-то с нарушителей, попавших в поле зрения. Получается, государство само ставит человека в такие рамки, чтоб он пошел неправедными путями.


ОБ ОБСТАНОВКЕ В ГОРОДЕ

— Я много общаюсь со своими ветеранами, которые живут в разных районах города, и владею информацией о положении дел. Они тоже характеризуют обстановку в целом как стабильную, но есть отдельные моменты, которые вызывают недовольство горожан. Один из них — организация выездов на место происшествия. В свое время мы ставили задачу для опергруппы — быть на месте происшествия через 5 минут после звонка в дежурную часть. А сегодня это время растягивается и на 15, 20, на 30 минут. Почему? Оперативники ждут машину. Даже если ЧП случилось за квартал, пешком никто не пойдет.

Конечно, хорошо, что обеспечение милиции стало лучше: и нарядов хватает, и некомплект штата минимален, у каждого дежурного в распоряжении есть транспорт. А у нас в свое время была всего одна дежурная машина, и та работала с 19.00 до двух ночи. В остальное время сотрудники ходили на вызовы пешком. Я тоже начинал работать с дежурной части и знаю, что преступление можно раскрыть сразу по прибытии. А через полчаса там уже никого не найдешь: ни свидетелей, ни подозреваемых. Считаю этот момент одним из резервов повышения раскрываемости преступлений и снижения недовольства граждан.


О РАБОТЕ УЧАСТКОВЫХ

В 70-е годы, когда я начинал работать в милиции, в Отрадном было 6 участковых инспекторов. А сейчас — более 20, несколько лет назад их число доходило даже до 30, т.к. за счет бюджета города держали дополнительные ставки. Сейчас, в связи с принятием новых законов, эти ставки сняли, но и 20 – это о-очень даже достаточно! При этом численность населения города остается примерно той же — 50 тысяч. Значит, раньше нагрузка на участкового была 8-9 тыс. человек, а теперь — 2-2,5 тыс. Выполнен приказ МВД: на одном участке — не более 3 тыс. человек. Это достигнуто, но где же качество работы?

Я живу в своем доме, и ни разу за 17 лет ко мне не пришел участковый, хотя обязан знакомиться с каждой семьей, со всеми жителями своего района. Раньше у нас это называлось проверкой паспортного режима. Можно было узнать, какой состав семьи, есть ли пьющие, трудные дети, имеется ли транспорт, надежно ли охраняется. Когда участковый постоянно находится в общении с населением, он может предупреждать совершение преступлений.

Майор Галкин, например, утром обходил свой участок и являлся в отдел с полной информацией: кто подрался, где угнали машину, велосипед и пр. Участковый — тот, кого все жители должны знать в лицо, чтобы в любой момент обратиться за помощью. Им не надо бежать в милицию по каждому поводу, многие вопросы хороший участковый может снять на месте, чем облегчит работу дежурной части. Тогда туда пойдут только самые важные и срочные сообщения. Если не будет взаимодействия домоуправления, участкового и населения, то ничего мы не достигнем.

Раньше проводили сходы граждан по месту жительства с участием милиции и администрации города. Сейчас говорят: «Придут три человека, вот и весь сход, поэтому перестали собирать». Не могу согласиться. Каждое мероприятие надо уметь организовать. Если повесить на дальнем столбе маленькую бумажку с объявлением: приходите на сход, то, конечно, никто не придет. А если систематически работать с населением, то эффект всегда будет.

Мы проводили встречи с участковым инспектором прямо в подъездах, около домов в удобное время — вечером, когда люди возвращаются с работы. Приходили жители не всех 60 квартир, но хотя бы 20, а потом что-то сообщали соседям. Но и этого сейчас нет, участкового никто не знает в лицо.

И функции у него изменились. Раньше он имел право возбуждать и вести уголовные дела, передавать их следователю, через прокурора арестовывал подозреваемых. Сейчас он освобожден от этого объема работы, а функции возложены на дознание, следствие, угрозыск. Его главная задача была, и есть, и будет — связь с населением, профилактика преступлений по месту жительства.


О ПАТРУЛЬНО-ПОСТОВОЙ СЛУЖБЕ

Я тоже хожу по городу и знаю, что милиционеров на улицах практически не видно. В свое время у нас был план единой дислокации. Его составляли на осенне-зимний и весенне-летний период, исходя из анализа совершенных преступлений — по месту, по дням недели и времени суток. Где больше нарушений, туда чаще и направляли патрули: на вокзал, в сороковой квартал, в Юнгородок, когда там были молодежные общежития, условно освобожденные и спецкомендатура.

В трех многолюдных местах: на улице Центральной, возле профессионального училища №31 и на ул.Орлова — с помощью администрации были оборудованы круглосуточные милицейские посты, и жители микрорайона могли в любое время суток обратиться туда за помощью.

Но в конце 90-х годов их закрыли — теперь на том месте стоят киоски и продают табак. Однажды я задал вопрос представителю администрации: почему закрыли пункты правопорядка? Ведь хуже стало. Он ответил, что это все уже старое и ненужное. По-моему, беда наша в том, что мы стали все копировать с Запада и сломали лучшее, что имели сами. А теперь пожинаем плоды…

Вот сейчас готовится еще одно нововведение — изменить название органов внутренних дел, вместо «милиции» ввести«полицию». Но ведь в каждом действии должен быть какой-то смысл, какая-то общественная необходимость. А это зачем? Ведь уже поменяли старое название ГАИ на новое ГИБДД — разве что улучшилось? Только потратили миллионы рублей на то, чтобы во всех отделениях страны изготовить новые вывески, бланки, печати, штампы, документы. Лучше бы отдали эти средства на повышение материальных стимулов для рядовых милиционеров...


О ЛИХАЧЕСТВЕ НА ДОРОГАХ

У работников ГИБДД в последние годы нагрузка заметно возросла. Численность личного транспорта и аварийность на дорогах увеличивается, молодые водители больше лихачат, и контроль на улицах должен быть строже. Вижу, что сейчас стало много состоятельных родителей, которые доверяют машины молодым сыновьям. Те насажают полную кабину друзей, включат музыку и поехали искать приключений. Тут и кураж, и азарт, и выпивка — самая почва для совершения преступлений.
В советское время таких родителей было намного меньше, да и вообще люди жили скромнее. Машины приобретали за счет трудовых накоплений, дети знали это и умели бережно относиться к тому, что заработано с великим трудом. Сейчас автотехнику покупают без особых усилий: взял кредит — через неделю ты уже за рулем. Соответственно и задачи дорожных инспекторов усложнились: раньше лихачили единицы, теперь — сотни.

Плохо то, что современный закон практически не защищает потерпевшего. В том, что по факту ДТП возбудили уголовное дело, ему нет никакой пользы: как возбудили, так и закроют. Он получит в итоге только нервотрепку, а не деньги на ремонт побитого кузова. Раньше отношение к человеку было все-таки другое. Помню, неоднократно в высшем руководстве МВД поднимали вопрос о возмещении материального вреда, нанесенного человеку в результате преступления.

Подразумевалось, что если государство не смогло защитить своего гражданина, то пусть хотя бы частично возместит ему нанесенный ущерб. Никаких законов на сей счет принято так и не было, но в памяти у меня остался сам факт, что до перестройки государство и общество выше ставило защиту граждан.

Девяностые годы стерли всё, даже самые лучшие достижения. Сейчас много говорят о демократии, но на самом деле рядовой человек чувствует себя крайне некомфортно. Ни о какой социальной справедливости говорить вообще нет смысла. Если человек занимает низкое положение, юридически несведущ, не имеет денег и знакомств, то добиться справедливости ему практически невозможно.


О МИЛИЦЕЙСКОЙ ФОРМЕ

В советское время люди, без сомнения, были более ответственны, имели чувство стыда и совести. Было много таких, кто шел в милицию от души, по призванию. Сейчас идут те, кто никуда не устроился. И, надев форму, они уже чувствуют себя командирами, забывая о прямых обязанностях. Если раньше работник милиции появлялся на улице без фуражки, в расхлябанном виде, это было маленькое ЧП, за которым следовало некое наказание — вызов на беседу к начальнику, замечание, написание объяснительной.

Сейчас ни одного милиционера нет ни в фуражке, ни в пилотке. Видеть такие факты мне очень больно. Наверно, кто-то возразит: лето, жарко... Но не только этим летом, и в прошлом году, и в позапрошлом, и давно уже форму не носят как положено. Не важно, сколько градусов, это — форма! Кто-то скажет, что придираюсь к мелочам, но, по-моему, это совсем не мелочь. Внешний вид сотрудников — это первое, что говорит о работе отдела милиции в целом. А если распустить весь личный состав, то завтра кто-то и гимнастерку снимет или в шортах придет…

Я понимаю, кадровикам, действительно, очень трудно работать. Раньше парни приходили в милицию после армии духовно более зрелыми. У них было желание учиться, приносить пользу, они имели в душе понятие о нравственности и чувство патриотизма. На этой базе можно было воспитать профессионала-оперативника.

А сейчас на какой базе воспитывать? Подход к делу у них уже совсем другой: «Время шесть, пора домой». Хотя рабочий день у нас всегда был ненормированный. Я много лет отдал службе в милиции, и мне не все равно, как там идут дела. Может, поэтому так остро реагирую на все происходящее...


Рейтинг: 1368
Записала Н.Ильина. Фото А.Иванова
26.08.2010

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.308 сек.