Газета "Вестник Отрадного"
№38 (1308)
21 сентября 2017 года

 Пятница, 22 сентября 2017 года 10:20:59 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/4 
Афоризм недели:

Кто говорит, тот сеет. Кто слушает, тот собирает.
Мало говори — больше услышишь.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
История далекая и близкая
№7 (961) 17.02.2011 г. 
Дневник Людмилы Гросс

(Окончание. Начало – в № 3, 4, 5, 6 от 20, 27 января, 3,10 февраля 2011г.) Наступила весна 1945-го – последнего года войны. Наши отношения с Андреем Шапкиным становились все более дружескими, доверительными, и, наконец, он предложил мне руку и сердце. Я сообщила об этом родителям в Сибирь. Согласия не получила, но и категорического отказа не было.

2 марта 1945 г. Андрей пошел в комендатуру с заявлением, что намерен жениться на спецмобилизованной, и просил выдать мой паспорт для регистрации брака. Ему в этом отказали, а я понесла обычное наказание: 15 суток ареста, т.е. пребывание по ночам в «холодной», а утром на работу – в бригаду каменщиков.

Впоследствии Андрей не раз говорил, что «добывал» меня с не меньшими трудностями, чем Руслан свою Людмилу. После трех ночей, проведенных в «холодной», он самовольно увел меня на частную квартиру и взял на работу в свою бригаду каменщиков. Разумеется, сразу явились комендант и начальник колонны, чтобы назначить мне еще более строгое наказание — лишение пайка. Но тут нежданно-негаданно меня свалила малярия. Приступы следовали один за другим. Видимо, сказалось и нервное перенапряжение последних дней. Едва помню пасмурный весенний день 9 мая. Моросил дождь. И нам объявили, что кончилась война...

***

Когда я немного поправилась, меня выслали из Зольного в Куйбышев — в отряд, находящийся на особо строгом режиме. Мой верный рыцарь поехал за мной. Помню, как на пароходе меня опять «затрепало» от близости воды, как в Куйбышеве еле добрались до клинической больницы (в ее здании находились тогда и наша комендатура, и контора, и часть общежития).

Очнулась я в каком-то недостроенном доме, в комнате мужского общежития. Вечером на «скорой» меня отвезли в больницу. Там я пролежала целый месяц. Андрей навещал меня каждый день. От меня остались только кожа да кости, от акрихина я была желтая-желтая.

Перед моей выпиской Андрей опять побывал в комендатуре. Нам разрешили жить вместе. Но его обязали дать расписку, что он полностью отвечает за мое поведение и поступки. Я не могла свободно ходить по городу, тем более посещать общественные места.

Начались новые мытарства: за месяц мы сменили пять квартир. Отсутствие паспорта сразу вызывало подозрение, а без него меня нигде не прописывали. Пришлось очистить загаженную комнатушку в том недостроенном доме, где находилось мужское общежитие. Но когда наступили холода, жить в неотапливаемом помещении стало невозможно.

Однако на этот раз нам немного посчастливилось: сняли комнату в частном доме, где жили мать-старушка и две ее дочери. Платой за постой служили топливо (мы приносили дрова со стройки) и керосин (бензин) для лампы, так как тот район не был еще электрифицирован. Дочери хозяйки работали на заводе точных приборов. Вечерами вязали кофты из серой солдатской шерсти, а по воскресеньям продавали их на базаре. В войну и послевоенные годы всем жилось трудно.

***

3 марта 1946 г. у нас родился первый сын Виктор. Из роддома хозяйки приняли меня как родную, проявляя трогательную заботу. Перед выпиской Андрею пришлось брать справку из отдела кадров с моей фотографией – как удостоверение личности. С этой справкой в конце марта мы втроем отправились в ЗАГС г.Куйбышева.

Шапкин прямо с порога заявил, что не уйдет, пока все не будет оформлено по закону: и брак, и рождение сына. Там началась такая кутерьма, что я стояла ни жива ни мертва. Собрались все работники, потом явился заведующий. Всякими доводами, указами и постановлениями убеждали нас в невозможности подобного брака. Потом стали звонить в разные инстанции. Наконец, из НКВД пришло разрешение на регистрацию брака и ребенка.

Примерно через месяц меня опять начали таскать по разным учреждениям. Вызвали в НКВД. В это страшное место я пошла с сыном. Долго ждала в приемной, пока меня приняли. В очень грубой форме стали обвинять во всевозможных вредительских умыслах против советской власти, вплоть до факта рождения ребенка, в силу чего я оказалась нетрудоспособной. А ведь стране в эту пору были «дороги каждые рабочие руки» и т.п.
В итоге я получила предписание немедленно выехать в Сибирь по месту жительства родителей. И тут опять вмешался мой Руслан. В результате его хлопот местом моей высылки назначили станцию Муханово (ныне Новоотрадная) Куйбышевской области. Там тоже находился спецотряд немцев.

***

В середине июня 1946г. мы с мужем сошли с поезда на станции Муханово. Все наше имущество состояло из ручного багажа. Сыну Виктору шел пятый месяц. На вокзале нам указали, где село Черновка, туда мы и отправились. В годы войны недалеко от села располагался военный аэродром. Когда мы приехали, осталось лишь «кладбище» самолетов да хорошо оборудованные землянки, где раньше жили летчики. Теперь они стали конторами, магазинами, общежитиями для вновь прибывших рабочих.

Андрей отыскал маленькую землянку, по-видимому, бывшую механическую мастерскую, совершенно заброшенную. Почистили ее внутри, подремонтировали, даже настелили пол из досок. Получилось у нас две комнаты, кухня, прихожая и небольшой чуланчик. Землянка находилась над обрывом, по дну которого ранней весной протекала речка, но летом она пересыхала. (важное уточнение!).

Первым нашим знакомым стал житель села Петр Емельянович ПОЛОВИНКИН. Зашел к нам в землянку, принес ведро картошки, молоко и мед. Через год он стал крестным отцом нашего Виктора. Одаренный художник-самоучка, человек фактически без образования, он был очень начитан, эрудирован в вопросах политики, науки, искусства. Памятник Ленину – его произведение – до сих пор стоит в центре Черновки. Заслуживают внимания его картины: «Сталин, Рузвельт, Черчилль беседуют», «Канал Москва-Волга» и др. Он умер в декабре 1995г.

Окончилась война. С рождением ребенка я оказалась нетрудоспособной и автоматически демобилизовалась со стройки. Но каждый месяц я должна была отмечаться в комендатуре вплоть до 1952г. Для поездки в Куйбышев или куда-либо надо было брать увольнительную.

В 1947г. спецпоселенцам было разрешено вызывать родных к себе на место жительства. Мы с мужем через спецкомендатуру тоже послали вызов, и в марте из Сибири к нам в Черновку приехали мои родители, младшая сестра Наталия да еще 5-летний племянник Саша, сын брата.

***

10 июля 1947г. у нас родился второй сын Юрий. Мы все еще жили в землянке, но приобрели трех коз, посадили огород. С весны 1948г. начали строить дом, используя в качестве главного строительного материала глину. Этот дом мы продали весной 1949г., намереваясь переехать жить в Сибирь, в Нарым, где жил с семьей брат Николай, высланный туда в 1942г. Там уже начиналась разработка нефти (сегодня эти места более известны как Тюмень, Нижневартовск).

Пока через комендатуру велись долгие хлопоты, началось лето. Мы уже посадили огород, Андрей устроился на Мухановский нефтепромысел, так что от поездки пришлось отказаться. Поселились на частной квартире, сначала в Оторвановке, потом в Васильевке. А станция Муханово за это время превратилась в быстро растущий рабочий поселок.

Ставили сначала финские домики, потом бараки и двухэтажные дома. Появились почта, пекарня, поликлиника (сначала амбулатория), школа, магазин. Репрессированные немцы, татары и прочие приезжали сюда, потому что не могли прописаться по месту их прежнего жительства. Они становились основным населением поселка Отрадное.

Среди них были и высококвалифицированные специалисты, и простые рабочие. Весной 1950г. мы купили бревенчатый амбар, перевезли его в Акимовку и стали строить дом. Название поселку было дано по имени Акима Акимовича КУЗИНА. В 1948г. он освободился после 10-летней ссылки и первым вырыл землянку недалеко от леса и самого промысла. Привез семью, построил на месте землянки дом из самана.

Рядом поставили дом мы, потом поселились другие жители. Здесь 23 июня 1951г. у нас родился третий сын – Андрей. В Акимовке мы прожили 10 лет. Приобрели корову, вырастили хороший сад: у нас были яблони, вишня, малина, крыжовник.

В 1956г. поселок нефтяников на станции Муханово приобрел статус города. А 18 мая того же года у нас родился четвертый сын – Александр. Он был одним из первых ребятишек, чьим местом рождения стал юный город Отрадный.

Рукопись Людмилы Александровны ГРОСС датирована 1997 годом. А доставил ее нам в редакцию член совета городского музея Борис Дмитриевич СЕМЕНОВ, за что ему наша искренняя благодарность. Этот дневник дает полное представление о том, что пережили немцы Поволжья в годы Великой Отечественной войны и какой большой трудовой вклад внесли они в общую Победу.

Материал напечатан с небольшими сокращениями с разрешения сына автора — Ю.А.ШАПКИНА. Рукопись в полном объеме хранится в городском музее.


Рейтинг: 1246
Подготовила Светлана Углева
17.02.2011

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Правительственная комиссия по регулированию социально-трудовых отношений одобрила график переносов выходных дней в 2018 г., предложенный Министерством труда и социальной защиты. Подробнее...
  • По данным Роспотребнадзора, количество абсолютно здоровых детей в России составляет не более 12%. Подробнее...
  • Прокуратура продолжает проверять региональные образовательные учреждения на предмет незаконных сборов денег с родителей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.100 сек.