Газета "Вестник Отрадного"
№38 (1308)
21 сентября 2017 года

 Вторник, 26 сентября 2017 года 18:42:42 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Кто говорит, тот сеет. Кто слушает, тот собирает.
Мало говори — больше услышишь.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Слово ветерана
№7 (961) 17.02.2011 г. 
Пути-дороги фронтовые

...Редеют ряды ветеранов Великой Отечественной войны. И тем ценнее для потомков становится каждое их слово, каждый рассказ о больших и малых сражениях, обо всем увиденном и лично пережитом. Накануне Дня защитника Отечества мы публикуем еще один рассказ ветерана-фронтовика Карпа Александровича ЗУЗАНОВА.

Война с фашистской Германией была поистине всенародной: стар и млад считал своим долгом попасть на передовую, где шли бои, где решалась судьба Родины. Особенно высоким был патриотизм среди молодежи. Шли на фронт не только по призыву, но и добровольцами, по зову сердца. Мы, тогда молодые защитники Отечества, сумели вынести все тяготы войны, отстояв светлое будущее наших детей и последующих поколений. В те грозные годы мы не занимались пьянством, не знали наркомании, а если влюбл*лись, то отношения с девушками были чистыми, искренними.

Все мы трудились не покладая рук в колхозах и совхозах, на заводах и фабриках, в голод и холод. Главным был лозунг «Всё для фронта, всё для Победы». Никто не жаловался на тяжелый труд. И ведь не только мальчишки 17-18 лет, но и девчата стремились попасть на фронт. Туда, где решалась судьба Родины. Быть защитником Отечества — священный долг каждого человека нашей страны…

***

Чем дальше в прошлое уходят боевые годы Великой Отечественной, тем чаще вспоминаются фронтовые эпизоды. И не дают покоя ни днем ни ночью. Хорошо помню, как 7 августа 1943г. наша армия начала наступательную операцию под кодовым названием «Суворов», чтобы отбросить немецкие войска подальше на запад и освободить Смоленскую область.

В тех сражениях наши бойцы проявили настоящий героизм. Развивая наступление, танки и пехота, артиллерия и кавалерия лавиной двигались вперед по дорогам и бездорожью, под бомбежками и массированным обстрелом врага. Немало мы потеряли своих боевых товарищей.

1 сентября 1943-го стоял яркий солнечный день, и немецкие самолеты без перерыва барражировали над линией фронта, бомбили наступающих. В небе то и дело возникали воздушные бои, но наши шли и шли вперед. В тот день моя третья батарея 57-го артполка 95-й стрелковой дивизии находилась в походном порядке и при смене огневых позиций оказалась в открытом поле совершенно беззащитной. С неба нас атаковал десяток вражеских самолетов.

Они, как вороны, кружили над батареей и шагающей рядом пехотой, бомбили и обстреливали нас из пулеметов. На земле творился кромешный ад, спастись на ровном месте было совершенно невозможно. Наши зенитные батареи в это время меняли свои огневые позиции, поэтому и мы, артиллеристы, и вся пехота остались без прикрытия. Жутко было видеть эту трагедию, когда на глазах умирали твои товарищи, а ты ничем не мог им помочь.

В считанные минуты погибло 27 наших бойцов, многих ранило. Таких больших потерь батарея не имела потом до конца войны. Серьезный урон понесла в том бою и вся 119-я стрелковая дивизия. Похоронили павших в братских могилах – в больших воронках от вражеских бомб. Вечная им память...

Другой случай произошел осенью 1943 года, когда летняя часть Смоленской операции уже завершилась. В начале ноября с нашего участка фронта началось наступление на деревни Загвоздкино и Бобовино. Стояла задача освободить эти деревни, форсировать Днепр и захватить плацдарм на правом берегу. Но наступление развить не удалось: враг упорно сопротивлялся и отбил все наши атаки.

Сохранился в памяти один трагический эпизод. Наблюдательный пункт нашего артиллерийского полка располагался в только что занятых нами немецких окопах, в хорошо оборудованном блиндаже, который был обращен входом к противнику. Затишье на передовой позволило заняться «марафетом»: бойцы решили постричься и побриться, для чего на передний край вызвали парикмахера.

Неожиданно противник начал обстрел. Один из вражеских снарядов влетел прямо в блиндаж, где находились командиры дивизионов, батарей и полка, командующий артиллерией дивизии, разведчики и другие. В одно мгновение было убито и ранено более 20 человек. Потеря командиров и боевых товарищей тяжело отозвалась в сердцах однополчан. А вот связисты штаба полка остались живы и невредимы, хотя находились в открытом окопе рядом с командирским блиндажом.

В 1943г. в боях за освобождение Смоленщины во время вражеской бомбежки я был тяжело контужен (меня полностью завалило в окопе землей). После бомбежки солдаты меня откопали: грудь была сильно раздавлена, дышалось тяжело, изо рта, носа и ушей текла кровь. Я оглох, не мог говорить, плохо видел. Сутки отлеживался в окопе, есть не мог.

На вторые сутки стало легче, только грудь еще сильно болела и ничего не слышал. Меня хотели отправить в госпиталь, но я отказался. Не хотелось покидать своих боевых товарищей и артполк. Это не было особым подвигом, скорее нормой — в годы войны так поступали многие бойцы.

***

Приведу рассказ моего одноклассника Ивана Кирилловича КРАВЦОВА о трагических днях Великой Отечественной. До войны он служил разведчиком-наблюдателем в 621 артиллерийском полку. Их дивизия дислоцировалась в Латвии и здесь же приняла первые удары немецко-фашистских войск. Шли тяжелые оборонительные бои. Потом пришлось отступать по территории Псковской области. У Чудского озера дивизия попала в окружение.

Дрались отчаянно, пытаясь вырваться, но силы были cлишком неравны. Кольцо окружения все больше сужалось, боеприпасы заканчивались. Наконец дело дошло до того, что каждый боец последний патрон оставлял для себя. И хотя большой паники не было, некоторые солдаты и офицеры начали уничтожать свои личные документы, другие стали переодеваться в гражданскую одежду.

Обстановка складывалась критическая. Появились случаи самоубийства. Покончил с собой командир полка. Так же хотел поступить и Иван Кириллович. Но жизнь ему спас герой книги Николай ОСТРОВСКОГО «Как закалялась сталь» Павел КОРЧАГИН. Дело было так. Вышел Кравцов на берег речки, последний оставшийся патрон вогнал в патронник винтовки. Приклад упер в землю, а ствол приставил к левому глазу: думал, что так пуля наверняка пробьет голову. Ногой хотел нажать на спусковой крючок, но она не прошла в скобу и соскочила. И вот в тот роковой момент ему вспомнился подобный эпизод из книги, когда Павка Корчагин тоже хотел покончить с собой. И его слова: «Шлепнуть себя каждый дурак сумеет. Это самый трусливый и легкий выход из положения. А ты пробовал эту жизнь победить?.. Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой». И Кравцов раздумал стреляться.

Представляете, судьба его помиловала. Оставшиеся в живых солдаты дивизии решили выходить из окружения без боеприпасов, прокладывая себе путь только штыком и прикладом. Другого выхода не было. Кто-то остался на поле боя, кто-то попал в плен, но многие все же прорвались. В их числе был и мой друг Иван Кравцов. Вышел из кольца смерти живым и невредимым, да еще с комсомольским билетом в кармане.

Пробираться к своим им пришлось две недели. Шли по лесам и болотам, по тылам врага, преодолели более двухсот километров. Удачно перешли линию фронта, на плотах переправились через реку Лугу в районе города Кингисеппа. Всех артиллеристов и пехотинцев, вышедших из окружения, потом перебросили на Северо-Западный фронт.

Затем были тяжелые бои в Эстонии. И там части Кравцова снова пришлось отступать вдоль Финского залива, сдерживая наступление немцев к Ленинграду. В сентябре город оказался в полной блокаде. Иван Кириллович тоже стал блокадником. Жители Ленинграда вместе с бойцами боролись за город, превозмогая голод, холод, бомбежки и артобстрелы.

В январе 43-го Кравцова в числе 150 молодых артиллеристов ночью отправили из Ленинграда по льду Ладожского озера в тыл, в военное училище. Привезли на Урал. Но когда бойцы узнали, что будут учиться целый год, несколько человек решили вернуться на фронт. Они не могли находиться в тылу в то время, когда фашисты хозяйничали на родной земле. Просьбу добровольцев удовлетворили. С ними Кравцов вернулся в действующую армию, как раз в наш 57-й артиллерийский полк. Здесь мы с ним и повстречались. В составе нашего полка он с боями дошел до Берлина. Ему пришлось воевать в качестве топографа, разведчика, радиста, а закончить войну наводчиком орудия.


Рейтинг: 945
Алексей Топорков
17.02.2011

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Правительственная комиссия по регулированию социально-трудовых отношений одобрила график переносов выходных дней в 2018 г., предложенный Министерством труда и социальной защиты. Подробнее...
  • По данным Роспотребнадзора, количество абсолютно здоровых детей в России составляет не более 12%. Подробнее...
  • Прокуратура продолжает проверять региональные образовательные учреждения на предмет незаконных сборов денег с родителей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.445 сек.