Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Среда, 26 апреля 2017 года 08:07:32 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Беседы в духе времени
№11 (965) 17.03.2011 г. 
Н.И.Одинокова:
«Нас заставили думать, что черное — это белое»

7 декабря 2009 года и.о. директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураб КЕКЕЛИДЗЕ сообщил, что в России официально зарегистрировано 7,366 млн. психически больных, при этом только 4 млн. из них обращались за помощью к врачам, 16% нуждаются в стационарном лечении.

Эти цифры не могут не тревожить. Из них следует, что примерно каждый двадцатый человек, встреченный нами на улице, в магазине, в электричке, может оказаться душевнобольным. И чего от него ждать? Мирного соседства или вспышки агрессии? Наш город в общей картине, увы, не исключение. Представители правоохранительных органов все чаще сталкиваются с фактами жестоких преступлений, совершенных людьми невменяемыми, с больной психикой.

Сегодня на эту тему мы беседуем с медсестрой Ниной Ивановной ОДИНОКОВОЙ, 27 лет работавшей рядом с городскими психиатрами. Теперь она на пенсии, но ситуацию знает достаточно глубоко, и опыт ее по сей день востребован.

— В советское время, — вспоминает она, — порядок был единый: всех душевнобольных ставили на учет и в период обострения отправляли на принудительное лечение. Но вот в 90-е годы к власти пришли реформаторы и приняли новый закон о психиатрической помощи населению. Тогда психбольной сам оказался вправе принимать решение — лечиться ему или отказаться от госпитализации. Даже если он буйный и представляет реальную угрозу для окружающих, положить его в больницу можно только по решению суда.

Это было сделано по западному стандарту, где преобладают так называемые «права человека» и «свобода личности». Но никто не учел, что в той же Америке эта «великая» западная ценность довела проблему до глобальных масштабов — от рук преступников-шизофреников гибнут тысячи невинных людей. Получается, что нас сознательно подвели к тому, что права одной больной личности поставлены выше прав всего здорового большинства.

— Так ли хорошо было в советские времена?

— Не собираюсь приукрашивать, переборы и тогда были явные. В начале 70-х годов, когда я только начинала работать с психиатром Эммой Валентиновной КАНАТОВОЙ, на учете в Отрадном стояло 2 тысячи человек. Кроме психбольных, нашими пациентами считались умственно отсталые дети, подростки и алкоголики. Законы были такими, что по одной только характеристике школьного учителя ставили, например, диагноз «дебильность».

Так же обстояло дело и с алкоголиками. Придет к врачу женщина, наговорит страсти про своего мужа, и на основании ее слов делалось заключение, что он алкоголик. Вот так и росло число больных, на которых нам не хватало рабочих часов, и часто приходилось дежурить до 9 вечера.

Меня особенно тревожили диагнозы по умственной отсталости. Однажды я высказала свое несогласие с таким положением, но мне резко дали понять, что диагностика – не мое дело. В другой раз после очередного нашего отчета в облздравотделе про Отрадный сказали, что «в городе как будто совсем нет нормальных людей».

Но вскоре заработала новая система, появились более совершенные порядки, и диагноз умственной отсталости детям ставили только после глубокого обследования ребенка целой комиссией специалистов. Отделилась от нас и наркология.

— А каковы были ваши непосредственные обязанности?

— Основное – это наблюдение, лечение и диспансеризация больных во время обострений. Кроме того, мы объясняли им законы, гарантирующие социальные льготы. К своим пациентам я относилась заботливо, как к слабым и немощным детям. Многие не знали даже того, что им положены дополнительные 9 квадратных метров жилья, что они вообще могут получить квартиры по льготной очереди.

По этим делам я ходила в горисполком, свободно и уверенно открывала двери чиновников, чтобы рассказать им, как такой-то больной за неимением квартиры обитает в бане. В подтверждение своих слов оставляла заключение врача, на основании которого человека вскоре обеспечивали жильем. То есть государство оказывало действенную помощь своим больным гражданам.

А что сейчас? Даже те несчастные, которые имеют свое жилье, в результате всяких махинаций порой становятся бездомными. Обвести их вокруг пальца проще простого. И сколько же нашлось дельцов, у которых поднялась рука, чтоб ради наживы совершить такую подлость по отношению к больным, беззащитным людям!..

Вообще, если сопоставлять психиатрическую службу 70-80-х годов с тем, что наблюдается сегодня, то сравнение будет не в пользу нынешнего дня. Раньше основной причиной психических заболеваний была нездоровая наследственность и травмы. А сейчас корень всех бед — массовая бедность, безработица, алкоголизм, неуверенность в завтрашнем дне, да еще разрушительное воздействие на молодежь телевидения, радио, книг, газет, интернета.

Вот возьмем последнее десятилетие XX века, когда я работала с врачом А.А.КАТАРГИНЫМ. Общая обстановка в стране, в области и в городе была такой тяжелой, такой нестабильной и непонятной, что даже люди с крепкой нервной системой как будто сходили с ума.

Я сравнивала с эпохой 90-х свое сиротское голодное военное детство и бедную юность. Нам тоже было очень трудно, но мы знали, что можем получить образование, устроиться на работу, что нас окружают люди, которые не дадут помереть с голоду. И уж тем более никто не будет умышленно «топить» нас или хитростью отнимать жилье.

И вдруг в считанные годы все в жизни поменялось с точностью до наоборот. У меня сложилось мнение, что жителей огромной страны намеренно загнали в угол и сделали сумасшедшими, заставили думать, что черное – это белое.

Мне особенно горько наблюдать, как люди моего возраста «покупаются» на телевизионные истерические программы про суды. На мой взгляд, психозом можно заболеть даже от этих шоу — после двух-трех просмотров. А ведь есть любители, которые ежедневно смотрят эти лукавые зрелища и говорят, что таким образом они возмещают свой недостаток юридических знаний.

Милые мои, да для того, чтобы сделаться врагом своих соседей или родственников, никаких юридических знаний вовсе не требуется! И как же вы не понимаете, что с помощью таких вот «ток-шоу» простодушным людям грубо переворачивают мозги, лишают их покоя, заставляют думать о ненужных, чужих проблемах и уводят от своих…

—Нина Ивановна, еще вопрос: насколько трудно было уговорить больных на госпитализацию? Ведь мало кто хочет ехать в больницу...

— Особенности психических недугов в том и состоят, что расстройство сознания позволяет людям считать себя совершенно здоровыми, и уговорить их полечиться в стационаре, действительно, очень трудно. Часто мы встречали настоящее физическое сопротивление. Были ситуации, когда я даже не думала, что вернусь домой к детям.

Однажды пришел к нам в кабинет психбольной аж с двумя топорами — и наступает на меня, и кричит, что будет Канатовой голову рубить. А я в тот день принимала пациентов без врача — и весь гнев его обрушился на меня. Спокойно, тихо, внятно говорю ему:

— Вовочка, давай сядем и вместе подумаем, что могло бы случиться, если б тебе врач не дала заключение. Ведь ты бы сейчас уже в тюрьме сидел за хулиганство, а пока еще ты как-никак вольный человек...

Он вроде начал успокаиваться, сел на стул, топоры еще в руках держит, а я со страху ни жива ни мертва. За многие годы медицинской практики больные меня и из окна пытались выкинуть, и с ножами встречали, и со спичками, занесенными над ворохом тряпья, облитого ацетоном.

Были случаи, когда я говорила: «Если хотите меня убить, бейте наверняка, насмерть, чтоб я калекой не осталась». В те минуты я именно так и думала — видимо, мои слова как-то действовали и предостерегали от беды.

Да, все это очень сложно, но я знала, что пациента нужно обязательно госпитализировать, и другого варианта не дано. Однажды я была в отпуске, и врач «скорой помощи» не сумел увезти больного в стационар. В тот же день наш пациент, решив отправиться в путешествие, забрался на крышу пассажирского вагона и погиб где-то совсем недалеко от города, разбившись о конструкции перекидного железнодорожного моста. Человек пропал, и врача уволили. Вот поэтому, я считаю, что, как бы ни было плохо в стационаре, по мнению больных, это все же лучше, чем доводить дело до таких трагедий.

Хорошо, когда у больных есть родственники, понимающие всю глубину проблемы: ведь им, бедным, требуется не только режим, но и забота, и любовь. Они должны чувствовать рядом человека с сильной волей. Пожалуй, это для них важнее всего. Но, право же, при иных болезнях спасение бывает одно – госпитализация.

— Как вы думаете, почему все так резко изменилось?

— Потому что лучшим человеческим качествам люди нашли страшный заменитель – ДЕНЬГИ. Это зло стеной встало между родными братьями и друзьями, между родителями и детьми, между супругами, между врачами и несчастными больными людьми. Я никого не виню и не осуждаю, но корень зла именно здесь. И если бы наш народ не принял эти новые правила жизни, а сумел бы сохранить совесть и нравственность, то до такого состояния, как сегодня, мы бы, может, и не дошли...

***

Нина Ивановна Одинокова уже 10 лет не работает, но она до сих пор нужна душевнобольным людям. Они часто ей звонят, пишут письма, посвящают стихи, называют сестрой милосердия. И она не забывает своих прежних пациентов — для каждого у нее найдется доброе слово.


Рейтинг: 1116
Светлана Сипягина
18.03.2011

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.574 сек.