Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Понедельник, 01 мая 2017 года 04:21:24 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/11 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
К 25-летию Чернобыльской катастрофы
№17 (971) 28.04.2011 г. 
Первые, но не последние...

26 апреля весь мир отмечал День памяти жертв радиационных аварий и катастроф — 25 лет Чернобылю. Первая атомная станция Украины стала первым в истории человечества опытом техногенной катастрофы. Первым, но не последним. Недавнее землетрясение в Японии вновь ужаснуло мир и напомнило о том, что случилось четверть века назад.

…26 апреля 1986 года в результате аварии на Чернобыльской АЭС произошло радиоактивное заражение местности в радиусе 30 километров. Общая площадь радиационного загрязнения Украины составила 50 тысяч кв. километров в 12 областях, радиационному загрязнению подверглись 19 российских регионов с территорией почти 60 тысяч кв. километров и населением 2,6 миллиона человек. Были загрязнены 46,5 тысяч кв. километров территории Белоруссии, где проживало около 20 % населения страны.

На устранение последствий взрыва были брошены буквально все силы тогда еще единой страны. С разных концов Союза ССР в Чернобыль съезжались бригады ликвидаторов.

Была сформирована такая бригада и в Отрадном. В нее вошли 56 работников тампонажного управления объединения «Куйбышевнефть», представители четырех цехов: Отрадненского, Нефтегорского, Серноводского и Похвистневского. Тогда не смотрели на то, хочет человек ехать в опасную зону или нет: если страна сказала надо, значит, надо! А тому, кто все-таки пытался отказаться, грозили увольнением по статье…

Народ был молодой, горячий, да и чувство долга в ту пору было несравненно сильнее, чем сегодня… К тому же бригаду возглавил сам начальник тампонажного управления Валерий Федорович ПЕРШИН. Своих людей он в трудный час не бросил — собрались и поехали.

Среди них был и заместитель начальника цеха цементировочной техники филиала ЗАО «ССК» УЦС Юрий Александрович ЖАГРИН. Он уже 45 лет в тампонажниках и, несмотря на инвалидность и пенсионный возраст, до сих пор работает.

— Два раза нас поднимали по тревоге, — рассказывает он.— Первый раз — в конце апреля, но ту поездку отложили, потому что отряды с Украины и Азербайджана прибыли раньше нас. Мы приехали в июне, вся техника уже была на месте. Работали непосредственно перед главным зданием АЭС, буквально в метрах 50-ти. Нам поставили задачу – соорудить защитную биологическую стенку у разрушенного четвертого реактора. Нужно было залить 150-200 тонн цемента. И чем быстрее сделаем, тем быстрее будем свободны. Поэтому работали напряженно.

Тампонажные агрегаты для закачки цементного раствора в защитную стенку были расположены в 200-250 м от разрушенного реактора. Бригада работала в 30-километровой зоне отчуждения, по 4 часа в день. Отдыхали на базе, расположенной в часе езды от места аварии. С учетом проезда по 30-километровой зоне туда и обратно и времени на прохождение санобработки каждый ликвидатор находился в зоне отчуждения минимум 6 часов в сутки. Работали круглосуточно, без выходных. Технику ремонтировали на месте, так как выводить «грязное» оборудование из зоны было запрещено.

— Что мы чувствовали тогда? — вспоминает Юрий Александрович. — Поначалу даже не осознавали всей угрозы происшедшего, радиацию ведь не ощущаешь… Все-таки впервые в истории произошла такая авария, никто ничего не знал. В первые дни даже маски снимали – курили. А потом, когда нас померили дозиметром, стало страшно...

***

Сегодняшним ликвидаторам аварии в Японии психологически намного сложнее — именно потому, что они знают, что такое авария на атомной станции, знают о последствиях радиационного воздействия. Профессор университета Эхимэ Такэси Танигава провел обследование среди сотрудников АЭС «Фукусима-1», которые уже более месяца борются с последствиями новой техногенной катастрофы. Танигава отмечает, что все работники находятся в состоянии стресса от переутомления, тяжелых условий труда, многие жалуются на проблемы со сном, боятся депрессии и смерти от переутомления. Более того, нередко они подвергаются оскорблениям как работники компании, ответственной за выброс радиации и вынужденную эвакуацию из зоны отчуждения десятков тысяч людей.

У наших чернобыльцев 25 лет назад ситуация была совсем другая. Условия для отдыха предоставлены хорошие, их прилично кормили, коллектив был свой, надежный и слаженный. Когда вернулись домой, как ни странно это прозвучит, многие им завидовали. Со стороны создавалось впечатление, что тампонажники съездили, помогли стране, поработали каких-то 10 дней и получили хорошие зарплаты, дополнительные отпуска, путевки, льготы… Это чувство зависти и сожаления о личных «упущенных возможностях» можно объяснить только глубоким непониманием того, какие тяжелые последствия для здоровья несет облучение.

На сегодняшний день многих из той бригады уже нет в живых. Всего в Отрадном живет 43 чернобыльца. Это не только местные, но и эвакуированные, приехавшие из других мест. Половина имеет инвалидность, а половина не может её получить из-за странного отношения властей. Люди обижены — чувствуют себя незаслуженно забытыми. Казалось бы, и законы есть, и медкомиссии работают, а получить положенную группу инвалидности ликвидаторы не могут.

В.Ф.Першин сегодня является председателем городского общества инвалидов Чернобыля. В 1999 году он получил орден Мужества за ликвидацию аварии. Сегодня ему можно давать второй орден – за борьбу с чиновничьим аппаратом:

— Есть приказ Министерства здравоохранения № 101 от 20.2.2009г. «О порядке санаторно-курортного и реабилитационно-восстановительного лечения». По нему один раз в год участники ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и приравненные к ним лица имеют право на безвозмездное санаторно-курортное и реабилитационно-восстановительное лечение. Но закон есть, а путевок нет. Как нет лекарств и многих других льгот. Единственное, что радует, мы хотя бы закрыли квартирный вопрос – для всех смогли выхлопотать жилье.

Александр Васильевич ШЕСТОПЕРОВ, ведущий инженер участка по ремонту и обслуживанию транспорта филиала ЗАО «ССК» УЦС, говорит, что он уже ни на что не жалуется, а только вспоминает:

—Тогда мы свое дело сделали, а сейчас чиновники ссылаются на то, что время было другое, сегодня многое изменилось. Говорят, что «этим вопросом мы займемся обязательно»… Какие проблемы? Вот был у нас раньше терапевт, специализировавшийся на чернобыльцах. Её даже не раз посылали учиться в Москву и в другие места… Она понимала наши проблемы. А сейчас я прихожу к участковому врачу, мне давление измеряют – и что? Вроде бы нормальное, температуры нет… Но мне плохо! Сил нет, тут и там болит… А на меня смотрят и говорят, что я симулирую... Как же так можно? Выходит, раньше ликвидаторы «не замечали радиации», а теперь врачи «не замечают» болезней от этой самой радиации…

И самое обидное, что порой нельзя доказать, что человек пострадал от сильного облучения. По политическим соображениям, информацию о выбросах радиации замалчивали, намеренно искажали и преуменьшали. Журналист Алла ЯРОШИНСКАЯ, проводившая собственное расследование, пишет на сайте www.rosbalt.ru, что, например, «в секретном распоряжении Минобороны СССР медикам давалось указание «не отражать ОЛБ (острую лучевую болезнь) в медицинских карточках» военных ликвидаторов, заменяя ее на другие диагнозы, например, «на вегетососудистую дистонию».  

Но не нужно думать, что это «отличительная черта» только советской власти… Японские руководители точно так же не спешат говорить правду. И когда отчеты МАГАТЭ о реальном положении дел в первые часы аварии на атомных реакторах станции «Фукусима» станут достоянием общества, это еще большой вопрос. Невольно начинаешь задумываться: если так, то нужно ли развивать дальше атомную промышленность? Валерий Федорович Першин считает, что раз «человечеству нужна энергия, то развивать надо. Другой вопрос, что ее надо как-то обезопасить. Или найти новые источники, активнее использовать естественную энергию солнца, ветра, воды…»

Сейчас во всем мире насчитывается 475 атомных электростанций, из них 32 находятся в России. Если, не дай Бог, все они «рванут», мы получим на Земле поверхность Марса, и тогда опыт ликвидаторов двух техногенных катастроф XX и XXI века будет уже не нужен…


Рейтинг: 1231
Елена ШТРАУС
29.04.2011

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.215 сек.