Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Вторник, 25 апреля 2017 года 16:35:16 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/5 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Глас православия
№51 (1005) 22.12.2011 г. 
«Настоящий народный старец»

(Окончание. Начало в №50 от 15.12.2011)

Продолжая рассказ о духоносном и прозорливом старце, отце Николае ГУРЬЯНОВЕ (1909-2002), обратимся к его поучениям и наставлениям, которые бережно сохранились в воспоминаниях духовных чад. В нынешних условиях многим из нас так остро не хватает простого и ясного слова истины…

Из воспоминаний Зинаиды МАКСИМОВОЙ, духовной дочери старца:

«Батюшка часто повторял: не держите на людей зла, а что вам сделано, о том забудьте. Знайте только одно, что вы — хуже всех. Что ниспослано — все от Господа, нам во исцеление, во исправление. Когда на тебя неправду скажут, ты поблагодари и попроси прощения. Только тогда будет награда, когда вы не виноваты, а вас ругают. Скажи только: «Прости меня Христа ради, я еще хуже, чем ты обо мне думаешь». А когда и поругают, благодарите Господа: награда-то какая! Согрешил — покайся и потом старайся этого не делать».

Отец Николай учил обязательно причащаться в день Ангела, в день рождения и во все посты. В последние времена — по возможности чаще. Только к Причастию нужно готовиться: «Всуе к Чаше не подходи», «если только мелькнет против кого плохая мысль, к Чаше не ходи»; «если в сердце даже злейшему врагу не простила, к Чаше не ходи, — примирись вначале с врагом своим».

Однажды нам помогал один знакомый. Когда меня начали чрезмерно благодарить, я указала на него: вот кого, дескать, нужно хвалить. После этого батюшка встретил меня сурово и строго запретил: «Земная награда получена, а небесная где?» Он советовал: «Если спросят тебя, как живешь, скажи: «За всё слава Богу. Что Господь дал, то и приму».

О детях своих никому не жалуйся, кроме святых угодников и Матери Божией. И не хвались ими, не раздражай врага. Будет у тебя плохо — людям радостно, будет хорошо — вызовешь зависть».

Я старалась не жаловаться на болезни, но однажды не выдержала и пороптала на больные ноги: «Батюшка, как у меня ноги-то болят!» Он в ответ: «Зинаидушка, ты не ропщи, что ножки-то болят. Дел-то добрых — хоть бы сколько, молитва — хоть бы какая, а вот Господь хочет душу спасти и болезнями-то ее спасает».

Приехала однажды, батюшка помолился, повернулся ко мне: «Зинаидушка, это я попросил, чтобы ножки-то твои совсем не ходили. Как вырастут у тебя крылья, как полетишь! Тебе что дороже: ноги или крылья?» Я смирилась. Но в другой раз снова пороптала на болезнь ног и легла. Вдруг слышу голос батюшки: «Полно роптать! Вставай, читай житие Серафима Саровского». Был четвертый час утра. Вскочила, стала читать житие, а там — одни болезни. Я и поняла, что крест мой — по грехам, терпеть надо».


Из воспоминаний Екатерины ПОГРЕБНЯК:

«В апреле 1982 года у меня убили брата. Обстоятельства смерти были таинственные, и долгое время никто не мог понять, убит он или погиб от несчастного случая. Мы усиленно хлопотали, дошли до ЦК партии, но ничего не выяснили. Ходили разные толки, это было мучительно, и мама решила ехать к отцу Иоанну Крестьянкину в Псково-Печерский монастырь. Когда мы приехали, он был болен, лежал с высокой температурой. Я написала ему отчаянную записку: что же нам делать?! Он вышел из кельи и сказал, чтобы ехали на остров Талабс к отцу Николаю, потому что он «единственный настоящий прозорливый батюшка в Советском Союзе».

Мы не знали, о ком он говорит, стали расспрашивать людей, и нам объяснили, куда и как ехать. Долго плыли на катере, а когда сошли на берег, увидели, что навстречу бодро шагает сам отец Николай — необыкновенно радостный, деятельный. В субботу пошли ко всенощной. Храм произвел хорошее впечатление. Я впервые была в настоящей деревенской церкви. После московских великолепных храмов она меня поразила: скромные иконки, украшенные искусственными цветами, чистота, какой-то свежий воздух, ничего парадного, все аккуратно и отрадно.

Поразило то, что батюшка вошел в храм как-то особенно тихо, переодел свои калошки на матерчатые стеганые тапочки, вошел в алтарь, потом вышел и на свои рублики (старые, лохматенькие!) купил свечки. С ними и вернулся в алтарь. В Москве я такого нигде никогда не видела.

В тот день он благословил нас. Когда прикладывались к Евангелию, мама спросила: «Можно мне у вас исповедаться?» Он сразу назвал ее по имени: «Не только можно, Ольга, но и нужно». Утром мама исповедалась, и в конце разговора он сказал ей: «Ты счастливая мать. Ты радоваться должна, Ольга, у тебя сын — в раю». Господь по молитвам открыл батюшке участь моего брата. Мы были успокоены».


Из воспоминаний иерея Сергия Бабурина:

«В 1985г. я учился в художественном училище, и на практику нас направили в г.Псков. Целыми днями мы рисовали прекрасный древнерусский город, беседовали и однажды решили поехать на остров Талабск к отцу Николаю Гурьянову. Он принял нас очень тепло, радовался, что мы художники и в будущем можем послужить украшению храмов. Мой друг спросил у него, следует ли нам идти в армию. Батюшка даже руками замахал: «Идите, обязательно идите, не отказывайтесь. Все будет хорошо!» Вышло так, что оба мы попали служить в Карпаты. Красотища там необыкновенная! Воинская часть была очень спокойная, служили как в раю. Благословение старца не было случайным».


Из воспоминаний протоиерея А. из Ивановской области:

«Один из моих знакомых писал пьесы. Как известно, VI Вселенский Собор отлучил деятелей театра от Церкви. Я всячески уговаривал товарища бросить театр, но отец Николай ему сказал: «Красота — это вещь хорошая. Пиши, пиши». Ездили на остров к батюшке и две московские балерины. Одна из них сильно переживала: «Понимаю, что дело нехорошее, но что же я буду делать, если брошу театр?» Старец ответил: «Старый друг лучше новых двух». И она решила остаться в балетной труппе.

Почему так? Потому что отец Николай имел необычайную жалость, милосердие к человеку. Он духом видел страдание души, не нашедшей себе места в этом мире, и по великой любви покрывал такие немощные, погибающие души.

Мое личное общение с ним было необычайно приятным, радостным, благодатным. Чувствовалось, что он видит тебя насквозь, любит и понимает глубже, чем ты сам понимаешь себя. Касаясь судьбы России, он сказал: «Россия была, есть и будет», но категорически запретил высчитывать последние времена и сроки».


Из воспоминаний игумена Романа:

«Однажды паломница с трудом призналась батюшке, что курила. Он указал ей на икону Страшного Суда: «Ну, что же, коль не бросить тебе курить, так и Царства-то, роднушечка, Небесного тебе не видать. А когда помрешь, вот сюда прямо так и угодишь на вечные муки!» Потрясенная женщина в тот же день бросила курить».


Из воспоминаний врача Владимира НЕПОМНЯЩИХ:

«За молитвенной поддержкой к батюшке я ездил с февраля 1989г. После распада СССР мне с большим трудом удалось переехать в Подмосковье, где продолжил службу в военном госпитале. Трудно пришлось на новом месте. Было много искушений, клеветы на работе. Особенно тяжелыми оказались столкновения с экстрасенсами, дома одолевали скорби, нехватка денег, бытовая неустроенность. Но после встреч с батюшкой на душе становилось легче, будто рассеивались невидимые тучи.

Мне хотелось стать начальником глазного отделения, но он не благословил: «Только Евангельское служение людям в качестве врача». В 1995г. я пожаловался на то, что трудно теперь жить и служить. Прихожу домой и падаю, как подкошенный. «Будет легко лечить», — твердо ответил старец. И правда, по его молитвам мне стало легче, больше не чувствовалось такого смертельного опустошения.

При врачевании он благословил читать «Отче наш», «Богородице, Дево, радуйся» и «Царю Небесный», позволил смазывать освященным маслом лоб и глаза у больных, причем не только у православных, но и у всех страждущих. Перед началом работы учил обязательно помолиться: «Господи, благослови!» В процессе работы: «Господи, помоги!» И после работы: «Слава Тебе, Господи!»

Батюшка не одобрял смены жизненных обстоятельств без особой необходимости. Говорил, что через перемены спасти душу бывает очень трудно. Куда Бог призвал, на том месте и нужно стоять, во славу Божию трудиться. Когда возникают нестроения в жизни, надо больше любить, больше смиряться, больше терпеть. И если мысль о смене обстоятельств сильно донимает, гнать ее Иисусовой молитвой.

Старец был противником того, чтобы христиане пили водку, а на службе у нас застолья были частым явлением. После банкетов с вином и водкой мне стыдно было показываться ему на глаза. Он встречал тогда сухо и приезжать не разрешал: «Вино сокращает жизнь».

Каждый раз, когда я ехал на остров, волновался о том, как он меня встретит. Иной раз он оказывал теплый прием и живое участие в решении моих проблем, а иногда смирял меня — смотрел так, будто видит впервые. Встреча всегда зависела от моего духовного состояния и образа жизни.

Так батюшка искоренял у меня особую гордость, которая поражает многих христиан от общения с духовными лицами. Начинает казаться, что ты выше и лучше других. И когда я уклонялся от христианского пути, то хорошего приема не ждал. Но после встреч с батюшкой мысли и чувства мои упорядочивались, печали растворялись, цель жизни становилась понятной и ясной.

В самые сложные периоды жизни батюшка говорил мне:

—Ты счастливый. Что тебе волноваться? У тебя есть вера.

Осталось в памяти чудное воспоминание о том, как любимый белоснежный голубок батюшки, вспорхнув, сел мне на голову. В лице старца Господь явил нам образец истинного служения ближнему, указал духовный ориентир смирения и самопожертвования».


Из воспоминаний Ирины и Анатолия ЖБАНОВЫХ:

«Мы приехали к отцу Николаю и вместе с большой толпой паломников стояли, дожидаясь, возле его домика. Дверь отворилась, он вышел и стремглав побежал по тропинке к храму. Вся толпа бегом кинулась за ним. Он вбежал в храм и через некоторое время тихо вышел из него. У входа его ждали запыхавшиеся паломники.

— Чего вы за мной бежите? — сказал он. — Вы бы так в храм каждый день бежали, как сегодня за мной...»


Из воспоминаний протоиерея Валериана Кречетова:

«Быть старцем, как отец Николай, — это тяжелый, непосильный крест. Тьма народа, у всех проблемы, вопросы, причем одни нужные, другие ненужные. Когда его спрашивали о России, он отвечал: «Ох, как хорошо у нас! Слава Тебе, Господи! Господь не оставляет нас». Многих благословлял ехать в провинцию, покупать домики в деревне, быть ближе к природе: «Да что вы в этой Москве сидите? Бегите от нее подальше!»

Он все время повторял, какие мы счастливые, что мы в Церкви, что мы причащаемся. Времена и сроки, которые Господь положил, — это не наши времена. Покойный отец Тихон (Агриков) говорил, что мы живем в прибавленное время. Чрезмерное внимание к проблеме ожидания Второго Пришествия Христова, как и все чрезмерное, уводит от настоящего, заставляет забрасывать насущные дела. Второе Пришествие еще когда будет, а ты уже сейчас умираешь...»


Из воспоминаний Г.:

«После Божественной литургии батюшка сказал:

— Вы, мои дорогие, просите, надейтесь на милость Божию, только истово осеняйте себя крестным знамением. Бывает, потеряет кто веру, озлобится, отойдет от Церкви, — его ждут страшные мучения. Нужно молиться и просить милосердие Божие, не спасет ли как его Господь. Говорят, наша жизнь стала непереносимой. Это, мои дорогие, — наш личный крест. Он по нас, мы его достойны, и нам надо его понести.

Он советовал мягко, ненавязчиво привлекать близких знакомых к Церкви: «Мы должны побеждать зло добром, а сами не должны побеждаться злом». Меня тревожил вопрос о сокращении богослужений в храме, где я служила. Он советовал: «В службе от себя ничего не прибавляй, служи по Уставу. Их дело — нарушать, а тебя Господь вразумит».

О переводе богослужений на русский язык сказал так: «На это есть высшая духовная власть, она прекратит все это. Не говори, что время нынче смутное, — люди сейчас такие. Для спасения нужно ежедневно читать Евангелие».

Я спросила, спасет ли Господь Россию? «Тю! — батюшка легонько хлопнул меня по лбу. — Все может быть хорошо, молиться только надо». Спустя много лет я слышала, как один корреспондент спросил, возродится ли Россия. Старец ответил: «А она и не умирала. Нет-нет-нет... Когда нам кажется, что уже все… Нет-нет-нет…»


Рейтинг: 1468
Г.П.ЧИНЯКОВА. «Воспоминания о старце Николае Гурьянове». М., «Ковчег», 2009.
23.12.2011

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.449 сек.