Газета "Вестник Отрадного"
№21 (1288)
25 мая 2017 года

 Понедельник, 29 мая 2017 года 02:20:42 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Добрыми путями Сам Бог управляет.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
История далекая и близкая
№3 (1009) 12.01.2012 г. 
«Семейная хроника. Дёмкины»

(Начало смотрите в № 2)


Отголоски войны

Когда началась война, отцу, как и многим другим трактористам, дали бронь. А по освобождении Краснодарского края от немцев туда целыми составами стали отправлять людей и технику для восстановления сельского хозяйства. В один из таких эшелонов попал и мой отец. Сейчас до Краснодарского края поезд идет около полутора суток, а тогда пришлось ехать почти два месяца, т.к. эшелон часто стоял, пропуская военные составы. По завершении Сталинградской битвы в них везли солдат на другие участки фронта. Они ехали сытые, веселые, с гармошками, а в эшелонах с сельхозтехникой находились голодные и грязные люди.
Прибыв в Краснодар и разгрузив эшелон, отец и его товарищи пошли устраиваться в общежитие. В это время на железнодорожную станцию налетели немецкие самолеты и начали бомбить. В результате налета был полностью разбит эшелон с сельхозтехникой и людьми из Средней Азии. Неожиданно для всех в общежитие пришли работники местного военкомата и стали оформлять прибывших для призыва в армию. Трактористы, конечно, расстроились, что их забирают не из дома, а с чужбины. Тут подошел старший их эшелона и поинтересовался: «Почему все такие убитые?» Узнав, в чем дело, сказал: «Не имеют права, мы приехали на восстановление». Он съездил к начальству, там разобрались и в армию никого не забрали.

Отец попал на работу в станицу около станции Тихорецкая. Обстановку нельзя было назвать безопасной. Однажды он подорвался на мине, но, к счастью, не пострадал. Взрыв произошел прямо под гусеницей. Она и корпус трактора загородили отца от осколков. В другой раз немецкий самолет сбросил бомбу на полевой стан. Трактористы едва успели убежать за стену дома. Бомба взорвалась рядом, никого не задело. За свой доблестный труд отец был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45гг.».

Помню, пока он находился вдали от дома, со мной произошел несчастный случай. Мать целыми днями была на работе, и я, маленький, оставался дома под присмотром сестер Вали и Маши. Моя кроватка стояла около плиты. Я не лежал спокойно, двигался и попал головой прямо на горячую плиту. От громкого крика сестры испугались и спрятались под кровать. К счастью, в это время зашел сосед, он и спас меня. Все думали, что после такого сильного ожога не выживу, но я выжил. Только шрам на виске остался да сильное заикание. Довольно долго я не мог нормально разговаривать…


История дяди Степы

В детстве я услышал немало военных рассказов от земляков. Особенно мне запомнилась история дяди Степы САЛЬНИКОВА.

22 июня 1941г. он прибыл в военкомат Кинель-Черкасс, а на следующий день новобранцев уже везли в Белоруссию. Когда солдат стали вооружать, ему досталась винтовка без мушки и ремня.

– Как я буду ее носить? – спросил он.

– Как в колхозе лопату, – был ответ. – На плечо — и пошагал.

– А как прицельно стрелять? Ведь мушки нет.

– Ничего. На фронте винтовок много будет. Какую захочешь, такую и выберешь.

К винтовке ему дали пять патронов. На каждых двоих солдат выделили топор и двуручную пилу. Роту дяди Степы послали делать завалы против танков на лесной дороге. Солдаты валят деревья, пилят, а немцы по хорошим дорогам давно уже на восток продвинулись и стали зачищать территорию. Раздалась стрельба, крики. Дядя Степа несколько раз выстрелил в сторону немцев. Но силы были слишком неравны. Наши солдаты подхватили топоры, пилы и побежали. Бросить их было нельзя: в условиях военного времени за потерю вверенного имущества грозил расстрел.

Выбежали они на ржаное поле километра три шириной. Бегут, друг друга подбадривают, чтобы быстрее до леса добежать, а то на открытом месте из самолета всех перестреляют. Вот уже и спасительная опушка леса. Вдруг крики: «Хэнде хох!». Глядь, а впереди — немецкие мотоциклы с люльками и пулеметами, бронетранспортеры. Пока одни немцы наших из леса выгоняли, другие их уже поджидали. Вот так дядя Степа попал в плен.

Военнопленных погрузили в вагоны и привезли в Германию. На вокзале рабочую силу уже ожидали немецкие женщины и старики. Они стали выбирать себе работников. По приказу Гитлера за одного воевавшего на фронте немецкого солдата семье полагалось два военнопленных. Дядя Степа и еще трое русских попали к одной хозяйке. Она готовила для всех одинаково и сама ела ту же пищу, что и работники.

Они работали на нее до тех пор, пока территория не была занята американцами. Те собрали всех пленных в один лагерь, где хорошо содержали и кормили. В октябре 1945г. их передали советским войскам. Питание сразу ухудшилось, начались постоянные допросы по ночам: «Как сдался? Почему сдался? Кто это видел и может подтвердить?» За то, что попал в плен, дяде Степе дали десять лет лагерей. Два года он валил лес в Пермской области, а потом его отпустили домой.


Наша жизнь на первом отделении совхоза

В 1945г. командировка отца окончилась, и он вернулся домой. Вскоре его назначили бригадиром тракторной бригады на первом отделении совхоза, и мы переехали на новое местожительства. Нам дали квартиру в 12-квартирном тростниковом бараке. В 1947г. отец ушел из бригадиров и стал работать простым трактористом.

Отделение располагалось вдоль леса на северо-восточном склоне холма. Рядом было несколько сел: Камаро-Умет, Сидоровка, Козловка, Кабановка, Богородское и др. К сожалению, в настоящее время с лица земли полностью исчезли Ендурайкино, Смородное, Федоровка, Пчелка, Рябиновка, Елховка. По разные стороны от отделения на расстоянии 35 км находились районные центры Сергиевск и Кинель-Черкассы.

С друзьями мы бегали купаться на пруды. В Елховском и Бурцевом прудах вода была чистая, свежая. Там водились караси и карпы. В ручье Горелого леса мы руками ловили гольцов. За ягодой ходили в ближайшие леса (Отделенский, Бригадный, Малый Ягодный, Совхозный), Кабановский и Елховский овраги.

Все деревни располагались на речках (Орлянка, Козловка, Сургут) и ручьях. Исключением были лишь наше отделение и центральная усадьба совхоза «Серноводский», расположенные на бугре. Поэтому с водой там возникали проблемы. Ближайший колодец находился на дне оврага в лесу, в одном километре от жилья. Позже выкопали колодец на выезде из отделения. Он был глубокий, но воды в нем было мало.

Чтобы набрать чистой воды, нужно было встать в четыре утра. Потом она становилась красноватой от глины. Где-то в 1954г. нам пробурили скважину, установили двигатель с насосом, на отделении появились вода и электричество. Водоснабжение значительно улучшилось в конце 50-х, когда пробурили скважину на вершине холма и провели водоводы в коровники и свинарники. Наконец-то появились водяные колонки на улицах.

…Жили мы бедно, хотя родители много трудились. Отца во время уборочной мы вообще дома не видели. Мать где только ни работала: на прополке, на сенокосе, собирала золу, была сторожем. А хлеб в магазине продавали по списку. На нашу семью из 6 человек полагался один «кирпич» хлеба. Правда, буханки были больше сегодняшних. В хозяйстве разрешали держать только одну корову и двух овец. Тому, у кого была свинья, держать овец запрещалось.

Каждый год скотину переписывали. Мать старалась спрятать от переписчиков хотя бы одну ярку. Каждая овца приносила приплод — два-три ягненка. Еще держали кур и гусей. Но до 1964г. наша семья из мясного ела только головы, ноги и ливер. Самое ценное — тушки животных — отвозили в Куйбышев на рынок, чтобы на вырученные деньги купить обувь и одежду. Так жили практически все.

А в Семеновке было еще хуже. Когда отец собирался ехать к родственникам, мать просила соседку, продавца магазина, выкупить пайки хлеба за тех, кто отказался. И этот хлеб был гостинцем при поездке в Семеновку. Помню, как однажды отцу дали плитку жмыха. Я разбил ее топором на куски и растолок в ступке до порошка. Мать добавила туда муки и напекла нам лепешек. С молоком они были очень вкусными. У нас дома был свой сепаратор. Когда соседи пользовались им, то отливали кружку молока (гарец) для нас.

Дети тоже с малых лет работали в поле: собирали колоски, занимались прополкой, подвозили воду, помогали взрослым на сенокосе. На току мы видели горы пшеницы, а в магазине нам продавали всего один «кирпич» хлеба на семью. Уже тогда у нас, малых, возникали вопросы: почему так происходит? Почему нам не дают есть досыта? Но ответа на них не было…

В 1956г. отцу выделили покос за Елховкой. Привезли нас туда около 17.00. Мне было 12 лет, обращаться с косой я еще не умел. Отец показал, как это делается, и мы начали косить. Переночевали там же, отец разбудил меня перед восходом солнца, снова стали косить. У меня уже получалось неплохо, но от отца я отставал. К 16.00 мы свою работу закончили, остальные тоже, и нас отвезли домой. Я очень устал и сразу лег спать. Проспал до пяти вечера следующего дня. С тех пор мы с отцом стали косить в две косы...


За наградой — в Москву

В 1956г. отца наградили медалью «За освоение целинных и залежных земель». Из 500 работников совхоза нужно было отметить всего пятерых, и отец попал в их число. Его наградили и поездкой на ВДНХ. Это было в разгар страды, в середине июля. В одиннадцатом часу дня отца с поля привез водитель и сказал матери:

— Тетя Настя! Быстро мой его, переодевай, и я увезу его в Сергиевск. А оттуда они отправятся в Куйбышев и Москву.

Мать достала из печки чугунки с водой. Отец помылся, надел чистую одежду, а на ноги обул ботинки с заклепками. Те, в которых с поля приехал. Посмотрел-посмотрел на них и говорит матери: «Давай хромовые сапоги». Еще до войны этими сапогами его наградили за хорошую работу. Вот их-то он и обул. Июль, жара, и вдруг – хромовые сапоги! Но больше обуть было нечего. Да и парадная одежда его подходила скорее для работы со скотиной на дворе. Я уже тогда понимал, что для Москвы нужна другая одежда и обувь. Вот так платили людям. Один из лучших работников совхоза, передовик производства, был, по сути, нищим человеком.

Из Москвы отец привез фотографию делегации Куйбышевской области на фоне фонтана «Дружба народов». Большая часть делегации состояла из секретарей райкомов партии, директоров совхозов, председателей колхозов, а остальные – механизаторы и животноводы. Первые выглядели более-менее сносно, а все остальные – не лучше моего отца...

(Продолжение следует)


Рейтинг: 766
Наталья Петроченкова
20.01.2012

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По результатам проверки, проведенной Счетной палатой РФ, реализация государственной программы «Доступная среда для инвалидов» пока не привела к существенному повышению доступности для них различных объектов и услуг. Подробнее...
  • «Более 400 жителей Приволжского федерального округа сегодня воюют на стороне террористов за пределами России, в том числе в Сирии», — такое сообщение сделал секретарь Совета безопасности РФ Николай ПАТРУШЕВ на выездном совещании 16 мая. Подробнее...
  • Россельхознадзор сообщает, что на территории Самарской области официально подтверждена вспышка птичьего гриппа. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.207 сек.