Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Среда, 26 апреля 2017 года 10:03:32 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
История далекая и близкая
№7 (1013) 16.02.2012 г. 
Безымянный обелиск

Этот очерк написал житель Подбельска Похвистневского района Алексей Васильевич ВЛАСОВ. Он всю жизнь работал учителем истории в местной школе, а в конце 80-х годов увлекся краеведением. И ему удалось открыть одну неизвестную страничку из истории родного села времен Великой Отечественной войны. Рукопись долго лежала в его домашнем архиве, но вот недавно он привез ее к нам в редакцию с просьбой опубликовать…

На окраине Подбельска, недалеко от дороги, находится старое кладбище. Там, в десятке шагов от входа, стоит скромный обелиск. На нем нет никаких надписей. Обелиск безымянный. По словам старожилов села, здесь похоронены красноармейцы из воинского эшелона, который осенью 1942 года двигался на фронт, но возле Подбельска потерпел крушение.

Многие годы учащиеся нашей школы заботливо ухаживали за братской могилой. С помощью работников птицефабрики был обновлен памятник, установлена оградка, стол и скамейка. Все сделано по-человечески. Вот только оставались неизвестными имена погибших красноармейцев и подробности железнодорожной катастрофы. Но однажды мне удалось разыскать очевидцев тех событий и записать их рассказы. В их словах были некоторые разночтения, что вполне объяснимо: ведь столько лет прошло с тех пор! Но зато это подлинные свидетельства военной поры...

Вот что кратко рассказала очевидец тех событий Анна Григорьевна ИЛЛАРИОНОВА:

— По окончании восьмого класса я работала на железной дороге. В сентябре 1942 года бригадир пути Иван НУВАЛЬЦЕВ послал меня за путевым обходчиком.

— А что случилось?— спросила я.

— Большая беда, — ответил он.

Когда я шла на станцию, заметила, что вокруг стало совершенно тихо, а раньше то и дело с грохотом проходили поезда: с фронта в тыл, с тыла на фронт. Авария произошла в самом Подбельске между переездом и вокзалом: на полной скорости воинский эшелон сошел с рельсов. Все железнодорожные пути были разворочены, рельсы аж скручены… Он шел на запад, в трех теплушках вез на передовую красноармейцев, в остальных вагонах были грузы. Первые вагоны успели проскочить, а теплушки свалились. Погибли солдаты. Их положили в ряд на траву, потом отнесли в красный уголок здания рядом с вокзалом. Погибшие были в шинелях, вроде бы из саперной части. А всех раненых потом забрал санитарный поезд, который шел с фронта на восток.

…Очень скоро, буквально через час, из Куйбышева приехала комиссия. Пригнали рабочих и быстро восстановили пути. Комиссия расценила аварию как вредительство и на собрании потребовала от рабочих, чтобы они выставили общественного обвинителя с требованием виновных расстрелять. Но рабочие за них заступились, потому что люди были ни в чем не виноваты.

Авария случилась не из-за чьего-то злого умысла, а по причине чрезмерного износа пути. Рельсы были тонкие и лежали с 1913 года. В военное время тяжелогруженые составы с техникой и боеприпасами шли день и ночь, нагрузка на пути была огромной, и рельсы лопнули рядом с водокачкой — там, где почва была постоянно влажной и грунт, видимо, просел больше.

В число виновных попали четверо: бригадир пути Иван Нувальцев, мастер ЧЕРНОВ, начальник станции и путевой обходчик. Их судили и приговорили к тюремному заключению, но посадили не сразу, а через некоторое время, когда нашли им замену. Отправили в тюрьму, затем в штрафники на фронт. С войны в Подбельск вернулся один только Чернов. Судьба других мне неизвестна.

Из воспоминаний Марии Григорьевны МЕЩЕРЯКОВОЙ:

— Когда я пришла, мертвые красноармейцы лежали в один ряд у вокзала, прямо на траве. Их было человек десять. А всех раненых занесли в здание вокзала. Мы раскручивали старую марлю, а другие женщины делали перевязку раненым. В вагоне лежала еще одна женщина вниз лицом. Может, она была проводница, может, санитарка. Погибших похоронили ночью.

Но самым подробным оказался рассказ Алексея Семеновича КОНОНЕРОВА, который в то время работал дежурным по станции:

— Это произошло в конце августа или в самом начале сентября 1942 года. Было часов 5-6 утра, светало. Я стоял на перроне с желтыми флажками, как раз встречал и провожал тот эшелон. Он прошел по главному пути. Потом раздался страшный грохот. Там, где стояла гидроколонка, лопнул рельс. Оторвалась вторая половина состава, где в теплушках ехали красноармейцы. Все пути на нашей станции были завалены вагонами, платформами и грузами. Машинист, его помощник, кочегар и главный кондуктор остались живы.

Погибло тогда 11 красноармейцев. Тела семерых забрали домой родственники, а остальных похоронили на подбельском кладбище. Через несколько лет после войны родственники этих четверых солдат приезжали на братскую могилу. Имена погибших мне неизвестны.

…Сразу после аварии я позвонил домой начальнику станции Николаю Григорьевичу ПОЛЯКОВУ. Он спросил:

— Маневры проводились в это время?

— Нет, — ответил я, — только поезда пропускал.

О железнодорожной катастрофе Поляков сразу доложил диспетчеру в Куйбышев. В срочном порядке на помощь пришли восстановительные поезда из Похвистнева, Абдулина, Кротовки, Куйбышева и Кинеля. Рабочие расчистили пути и положили новые. Стрелочники круглые сутки дежурили с обоих концов станции, с западной стороны стоял Андрей Максимович ИНЧАКОВ. Уже к вечеру того дня все было готово, и через станцию опять загрохотали воинские эшелоны.

Через 5-6 часов после аварии приехали следователи из НКВД. Их было много, человек 30-40, все в форме, в фуражках с красными околышами. Допросы вели в конторе дорожного мастера. Один следователь допрашивал, второй следил за допрашиваемым, третий писал протокол.

Бригадиру пути Ивану Нувальцеву (родом он из Ерзовки) было в то время лет 50 или чуть меньше, мастеру Алексею Яковлевичу Чернову – лет 35. Месяца через два-три их судил в Похвистневе военный трибунал. Время военное: обоих приговорили к высшей мере. Однако потом заменили смертный приговор на штрафной батальон и отправили на фронт.

Нувальцев до места не доехал, от всего пережитого умер еще в пути. Начальника станции Полякова судили и дали восемь лет, но потом тоже заменили отправкой на фронт. Оттуда он вернулся живым, но израненным. Мастер пути Чернов пришел с войны живым. В мирные годы заведовал книжным магазином, что напротив вокзала.

•••

...Вот такую историю поведал нам школьный учитель Алексей Васильевич Власов. В свое время он пытался установить фамилии погибших красноармейцев, обращался в областной совет ветеранов, но безрезультатно, а доступа в архивы НКВД и областного суда у него не было. Поэтому скромный солдатский обелиск на сельском кладбище до сих пор остается безымянным.


Рейтинг: 854
Алексей Топорков
17.02.2012

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.746 сек.