Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Пятница, 24 марта 2017 года 02:10:27 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Семейная хроника
№26 (1032) 28.06.2012 г. 
Лицом к лицу с прошлым

Сегодня мы начинаем публиковать (в сокращении) еще одну семейную хронику, автор которой — Михаил Петрович ТАИНКИН. Ему 65 лет, живет он в поселке Садгород. «Я, конечно, не писатель, — сказал он, отдавая свою рукопись в редакцию, — просто решил вспомнить и записать разные истории из жизни своей семьи и наших земляков. Много ведь всего было: и трагического, и забавного, и поучительного. Пусть наши дети и внуки больше узнают о жизни старшего поколения…»


ДЕД ЕГОР

Я родился 1 ноября 1946г. и был третьим ребёнком в семье. Жизнь после войны была трудная мать хотела избавиться от меня, но аборты тогда были запрещены, и я все-таки появился на свет.

Сначала хочу рассказать о человеке, который дал мне основное направление в жизни, — это мой дед Егор ТАИНКИН. Он был огромного роста и необычайной физической силы, поэтому в деревне к нему прилепилось прозвище Тая пузатый.

В 30-е годы под гребёнку всеобщей коллективизации и раскулачивания попали самые трудолюбивые мужики, отлично знавшие землю и кормившие всю страну хлебом. Их сослали, выбили, зерно у крестьян отняли, и в стране разразился ужасный голод, особо охвативший Украину и Поволжье. Я не политик и не собираюсь судить, кто тогда был прав, кто виноват. Моя задача — правдиво, без вымысла и без прикрас рассказать, как всё было на самом деле.

В те времена непокорных отправляли на «великие стройки социализма», в шахты, рудники, на лесоповал. Но в гуще народа было немало и тех, кто скрывался от советской власти. Например, спокойно жил в селе Радищево Ульяновской области родной сын моего деда, бывший подъесаул царской армии Филипп Егорович ТАИНКИН, а до 1949г. в Глинских лесах, что находятся между селами Адоевщина и Старая Кулатка, пряталась банда дезертиров МУРАКАЕВА.

И однажды от них крепко пострадал мой дед Егор. Силищи, повторю, он был такой, что свободно поднимал за ось груженую телегу, чтобы сменить сломанное колесо. Вместе со своим соседом Дмитрием ЖАРОВЫМ они решили не вступать в колхоз, да его особо и не принуждали: в 1930г. ему было уже 60 лет. И жили они своим хозяйством как единоличники. Дед имел надел земли 0,3 га, лошадь, корову и двух овец с приплодом. Вокруг загона выкопал канаву глубиной около метра, чтобы не зашел бродячий скот, а на склоне горы вырыл землянку, оборудовал её под баню и топил по-черному.


ЛЕСНОЙ ГРАБЁЖ

В 1949г. дед лишился главной тягловой силы — лошади. Причем отобрала ее не советская власть, а лесные бандиты. Я был маленький, но помню, как отворилась дверь и в избу ввалился огромный человек в плаще, в лаптях с онучами, перевязанными конопляными верёвками. Это был дед. Он упал на пол и в изнеможении растянулся во весь свой огромный рост. Встал он только на третий день, и я подслушал, как рассказывал он бабке Улите, что за несчастье случилось с ним в Глинском лесу.

Поехал он на лошади в соседний город Хвалынск на рынок масло продавать, своё, да еще попутно взял масло соседа Жарова. И когда возвращался домой с деньгами, напал на него Муракаев, отнял и лошадь, и деньги. А телегу отнимать не стал, наверно, оставил для смеха. И наш дед тащил её 11 км до дома на себе. Так мы остались без лошади.


«Я ПОНЯЛ: ГЛАВНОЕ — БЫТЬ СВОБОДНЫМ»

Но дед не впал в панику: переделал хомут с лошадиного на коровий, где-то разыскал седёлку и запряг в фуру нашу корову Малинку. В 3 км от села был сосновый бор. Дед ездил туда с грабл*ми, нагребал гору сосновых колючек, привозил на корове домой и складывал под навес. Таким образом, 10 фур хватало, чтобы протопиться всю зиму. Эти колючки бабка Улита подкладывала под кизяки, и они вспыхивали как порох. Но жару от них было, конечно, меньше, чем от дубовых дров.

На следующий год дед на корове выезжал на дальний сенокос. Бандитов к тому времени уже поймали, и жизнь в округе стала спокойней. Он выезжал до восхода солнца, а возвращался на закате. Я, пятилетний, встречал его за километр от села. Он сажал меня на воз, шел рядом и рассказывал то про змей, то про ящериц. Пугал меня ими для того, чтоб я не просился ехать с ним на сенокос.

На другой день он подсушивал сено, подсаливал и к вечеру складывал в стог. 12 возов хватало нашей коровке на всю зиму. Она одна кормила семью из четырех человек, обогревала избу, да еще с нас ежегодно брали сельхозналог — 40 кг топлёного масла. Раннее детство стало самой счастливой порой моей жизни. Мы были бедны, но умели довольствоваться тем, что есть.

Вся налаженная жизнь рухнула вместе со смертью деда Егора. Две недели он пролежал на печи не вставая и умер 3 марта 1953г. Так удивительно совпало: родился дед Егор вместе с Лениным, а умер вместе со Сталиным. От него я понял, что самое главное в жизни — это быть свободным.


ГОНОРАР ЗА СТИХИ

Скорбные вести распространяются очень быстро. На второе утро после смерти деда прискакал к нам из Радищева дядя Филипп на взмыленном жеребце. Посмотрел, встретился с кем-то и снова ускакал домой. Через день он приехал на том же жеребце, запряженном в розвальни с пустым гробом. Вынес деда из дома на руках, положил его в гроб, закрыл крышкой, забил заранее приготовленными гвоздями и увёз со двора.

Где похоронен мой дед, я не знаю и по сей день. В стране в это время был сильный переполох. 5 марта 1953г. УМЕР СТАЛИН. Вся страна скорбела, плакала, рыдала по поводу кончины «отца всех народов». Так что было и впрямь не до деда. Вот так и ушел он в мир иной — «без ладана и без церковного пенья».

Самое людное место в селе — это магазин. Там всё время околачивалась детвора: подбирали окурки, пустые бутылки. Завсегдатаем этого места был и я. В магазине для меня ставили стул, и я читал божественные стихи:

Жизнь тяжелая настала —

Лучше, братцы, помереть.

Что вокруг нас происходит,

Тяжело на всё смотреть.

Церкви Божии закрыли,

Их лишили красоты:

Окна-двери перебили,

С голов сбросили кресты…

И так далее в том же духе. С детства я знал много молитв, слышанных в молельном доме, куда водила меня бабка Улита. Но в окружающей жизни они никогда не звучали и постепенно стерлись из памяти. Потом я стал петь песни про Ленина.

Однажды за этим выступлением меня застал полковник КОЗЫРЕВ. Он внимательно прослушал весь «репертуар», а потом купил мне самую большую плитку шоколада и сказал, чтобы молитвы я больше не пел, а рассказывал только советские стихи, пел только советские песни. У меня это, дескать, хорошо получается.

Слова полковника подействовали: с тех пор я стал самым ярым атеистом, но гонорар мой резко поубавился. Тем не менее я пользовался большой популярностью у жителей села, поскольку обладал феноменальной памятью и хорошей дикцией, да и жалели меня как младшего сына вдовы с тремя детьми.


СТАРШИЙ БРАТ

Через 18 дней после смерти деда на постоянное местожительства в дедов дом переехала моя мать с братом Витькой. Он был старше на четыре года, и мне жить стало веселее. С его приездом всё переменилось, будто осветилось ярким светом. Он был безудержным непоседой и выдумщиком всевозможных проказ.

Например, увидев тараканов под печкой, он сделал из медной проволоки две тележки и устроил на столе тараканьи бега. Это было зрелище не для слабонервных. Крупные чёрные тараканы, запряженные в блестящие тележки, бежали по дорожкам из хлебных крошек к другому краю стола, обгоняя друг друга, а Витька прутиком из веника направлял их бег. Как говорит один комедийный артист, «публика неистовствовала»...

Однажды в разгар жаркого лета под «мудрым» Витькиным руководством мы набрали сухих щепок на лесопилке, подложили под стену колокольни пожарного отделения, подожгли, дождались, когда разгорится, и убежали. Нас никто не успел увидеть. Это мы организовали пожарным такое «учение», чтобы не спали. В другой раз Витька тайно раздобыл семена махорки, посеял их на навозной куче за сараем, а я через день поливал всходы. Так мы вырастили урожай «махры», у нас появилось своё курево.

Еще, помню, был у бабки Улиты заветный сундучок с висячим замком. В чём она хранила комковой сахар, леденцы и прочие сладости. Доступа к ключу от замка у нас не было: она хранила его на гайтане вместе с нательным крестом. Но сахар манил! И тогда Витька придумал, что сделать: аккуратно ножичком отжал навесы от крышки сундука, и мы стали понемногу тянуть сахар, чтобы было незаметно. Однако все равно он быстро убывал. Нашим проказам не было конца. Брат умел делать всё: самые лучшие рогатки, пугачи, поджиги и прочие мальчишеские штучки. А потом менял их у сверстников на ножички, портсигары и другие «ценные вещи» заводского изготовления.

Но время забав быстро кончилось. Мать, работая дояркой в колхозе, не могла прокормить троих детей. Мы жили, как сейчас говорят, далеко за чертой бедности. Каждый день три рта, как у галчат, открывались и ждали. Мать украдкой от бригадира приносила нам с фермы пол-литровую бутылку молока. Мы тут же делали тюрю и съедали втроём из одной чашки. Это был наш завтрак.

Мать с нами не ела, в ответ на приглашение говорила: «Ешьте, детки, я попила молока на ферме». А сама в это время отворачивалась и украдкой смахивала слёзы. Когда мы приходили из школы, на столе стоял горшок с варёной картошкой и лежала краюха хлеба, а мать снова была на работе. Коров доили три раза в день.

Продолжать жить впроголодь дальше было нельзя. На семейном совете мы решили, что после семилетки Витька пойдёт пастухом, а сестра Валя поедет учиться в Радищево в 8-й класс. Помню, на том совете решающее слово было за братом. Наверно, он уже чувствовал своё мужское старшинство и какую-то взрослую ответственность за семью.

Сначала он пас телят. Окончив 4-й класс, я отправился ему на помощь, т.к. одному с ними не справиться. А ведь надо ещё было заготавливать дрова, косить сено для овец и теленка, которого мать получила с фермы в качестве натуральной оплаты. И всё лето мы с братом работали. В пять утра собирали стадо, выгоняли за околицу и шли до Татарского ключа — 11 км туда и столько же обратно.

Спать хотелось ужасно! В утренние часы на привалах по очереди ложились досыпать. Плащ с капюшоном и кирзовые сапоги спасали от всякой нечисти. О том, что ящерицы предупреждают человека об опасности, я слышал и раньше, но в тот раз убедился в этом на собственном опыте.

Завернувшись в плащ и пригревшись на утреннем солнцепёке, я крепко уснул. И вдруг почувствовал, как по лицу пробежала ящерица. Я моментально вскочил и тут увидел, что к ногам подползает гадюка. Догнав брата со стадом, с волнением рассказал ему о встрече со змеёй.

Пасти овец было легко, а вот козы донимали. Часов в 9 утра овцы от жары сбивались в кучу и стояли так до пяти часов вечера, если их не тревожить. Но козы стоять не любят: они разгонят все стадо и сами убегут за бугры, а потом ищи-свищи их. Как же доставалось от нас этим проказницам! Мы их ловили, а потом пороли кнутом. Конечно, об этом никому не говорили, потому что взрослые поругали бы нас...


«СОВЕТСКИЕ ДАМОЧКИ, НЕ РОЙТЕ ЯМОЧКИ!»

Недалеко от Татарского ключа на нашем пастбище по направлению с севера на юг были нарыты траншеи глубиной три и шириной пять метров. Они остались ещё с войны. Участвовала в копке этих траншей и наша мать ТАИНКИНА Анна Петровна. Предназначались они для зашиты города Сызрани от предполагаемого нападения вражеских танков. Немцы знали об этих окопах: в войну их самолеты залетали далеко в тыл и фланировали низко над скоплением мирных безоружных людей с лопатами. Сверху они разбрасывали листовки с насмешливым текстом: «Советские дамочки, не ройте ямочки! Наши таночки обойдут ваши ямочки».

Немцы, слава Богу, до нас не дошли, и те глубокие траншеи, действительно, оказались не нужны. Мы с Витькой пользовались окопами для наказания коз. Они любили ходить по краю обрыва, а мы тихонько подкрадывались и сталкивали их вниз. Оттуда уж никуда не убегут, — так что с козами мы были квиты.

…В детстве есть хотелось всегда. И только через два года, когда отелилась наша телка, мы стали на ноги. Забот прибавилось, но мы были сыты. Витька в это время пас частных коров и хорошо зарабатывал. Можно сказать, что весь дом держался на нём. Он старался изо всех сил, чтобы сравняться с полными семьями — с теми, в которых были отец и мать...

(Продолжение следует)


Рейтинг: 758 / Комментариев: 1
М.П.Таинкин
29.06.2012

в начало страницы

Комментарии к статье:

"Пусть наши дети и внуки больше узнают о жизни старшего поколения…»". Это точно-через 10-15л мы и о ВОВойне будем иметь такое же абстрактное представление,как сейчас-о Балкансой войне и переходе Суворова через Альпы.
"..В 30-е годы под гребёнку всеобщей коллективизации и раскулачивания попали самые трудолюбивые мужики, отлично знавшие землю и кормившие всю страну хлебом. "
Чтож поделаешь,Михаил Петрович-так всегда бывает на сломе эпох,смене формаций. А в 1991г,когда сгорели все наши сбережения,когда всех нас отсекли от приватизации и лишили нас наших природных богатсв через бандитские залоговые аукционы,разве было лучше? А потом,"главный ваучер страны" рыжий толик чубайс цинично сказал на вопрос журналиста,"понимает ли он,что своими реформами обрекает русских людей на вымирание?" такую "гуманную" фразу: "Ну,не вписались они в капитализм. ничего страшного,Россия большая-ещё родятся". Если у большевиков,которые задумывали коллективизацию была цель сделать хорошо большинству населения страны,то у младореформаторов 90х такой цели не стояло-она была как раз обратной-чтобы вымерло побольше русских людей,освободив жизненное пространство для "цивилизованных европейцев". Серьезные реформы невозможны без трудностей-нет в Истории таких примеров,чтобы развитие страны происходило мягким бескровным путем.Промышленная революция в Англии,великая французская революция,национально-освободительные войны-везде было много крови. Нужно понимать Большое Историческое Время,понимать обстановку в Мире в 30е годы,враждебное внешнее окружение молодой советской республики-у нас просто не было другого выхода. Старый уклад уже просто не позволил бы нам выстоять в этой борьбе,и иностранная интервенция,которую мы кое-как отбили в 20е годы,смела бы нашу страну-кое-как смогли нарастить ресурсы к войне в Гитлером.

Илья Владимирович

20:12:15 / 03.07.2012

в начало страницы

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.594 сек.