Газета "Вестник Отрадного"
№21 (1288)
25 мая 2017 года

 Суббота, 27 мая 2017 года 11:57:27 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Добрыми путями Сам Бог управляет.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Сыны Отечества
№50 (1056) 13.12.2012 г. 
Подвиг «Меркурия»

В №47 «Вестника», напомним, был опубликован рассказ о нашем земляке, корабельных дел мастере Виталии Федоровиче АРМЯНИНОВЕ. Всю жизнь он строит модели различных судов, а главным экспонатом его домашней флотилии является героический русский бриг «Меркурий». Далеко не случайно мастер взялся за его изготовление и вложил в него всю душу. Более 180 лет назад команда этого брига совершила выдающийся подвиг и увенчала себя неувядаемой славой в веках. Вспомним еще раз эту историю, расскажем ее детям и внукам — чтобы знали, с кого брать пример…

1828-й год. Начинается Русско-турецкая война. После Наваринского сражения перед русским флотом встает единственная задача — удержать господство на море. Это значит, не должно пропустить неприятельские корабли из пролива Босфор в Черное море.

Выполняя эту задачу, на рассвете 14 мая 1829г. маленький русский 20-пушечный бриг «Меркурий» вел морскую разведку и крейсировал у Босфора. Вдруг в 13 милях от пролива команда заметила турецкую эскадру из 14(!) судов. Часовой закричал: «Неприятель на ветре, идет тремя колоннами!»

Командовал экипажем «Меркурия» молодой капитан-лейтенант Александр Иванович КАЗАРСКИЙ (1797-1833). Ему было тогда всего 32 года. Поднявшись на палубу, он старался разглядеть вражескую армаду. Надо было подойти как можно ближе, чтобы точно определить ее силы. «6 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 корвета, 1 бриг и еще 3 одномачтовых судна. Всего 14. Флот, господа!» — подвел итог Казарский...» (Ю.Стволинский. Герои брига «Меркурий». М., 1963).

Ввиду явного превосходства на турецком флагмане просигналили: «Фрегатам и бригам оставаться и ждать». Немного спустя турецкий командующий приказал лечь в дрейф еще 4-м линейным корабл*м. А два мощных линкора под адмиральскими флагами поставили дополнительные паруса, прибавили ход и пошли в бой.

Весь турецкий флот остался ждать момента, когда адмиралы либо приведут «Меркурия» в плен, либо потопят — настолько велик был их военный перевес по сравнению с маленьким, легким русским бригом. На борту его был экипаж всего из 114 человек. Против одного русского моряка стояло 20 турок, против 20 русских пушек — 184 турецких. Из одного громадного линкора можно было срубить десяток «Меркуриев».

История военно-морского искусства никогда не знала подобного боя. Любой дрогнул бы в такой ситуации! Но только не русские. Команда быстро готовилась к бою. Турки подходили с кормы и первыми открыли огонь. До «Меркурия» долетел дикий рёв турецких матросов, распалённых видом скорой добычи.

После первых выстрелов на бриге состоялся военный совет. По давней воинской традиции первым имел привилегию высказаться младший по чину. «Нам не уйти от неприятеля, — сказал поручик Корпуса флотских штурманов И.П.ПРОКОФЬЕВ. — Будем драться. Русский бриг не должен достаться врагу. Последний из оставшихся в живых взорвет его на воздух».

А.И.Казарский в донесении адмиралу А.С.ГРЕЙГУ писал: «Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, слившись с каким-нибудь кораблем, тот, кто еще в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйт-камеру».

Закончив офицерский совет, командир обратился к матросам и канонирам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге. Перед турками был противник, выбравший смерть вместо капитуляции и бой вместо спуска флага. У флаг-фала встал матрос с приказом командира стрелять в любого, кто попытается спустить флаг корабл*. «Меркурий» не собирался сдаваться в плен! И умирать напрасно — тоже. Спасти русских могли только искусство маневра и меткость канониров.

Командир прокричал: «С Богом!» — и дал отмашку рукой. Стоило прогреметь нескольким выстрелам пушек, как турецких матросов точно ветром сдуло с рей, марсов и салингов. Умело маневрируя, бриг ловко увертывался от врага, неся потери в оснастке. Одно из огромных ядер пробило левый борт, другое уничтожило весло, разбросав по палубе моряков, находившихся около него. Один зажигательный снаряд угодил в бак, но дружными действиями матросов огонь тут же был погашен.

Бой шел весь день. В пятом часу турки решили взять бриг в «клещи». Как назло, ветер, в который уже раз, ушел в вышину, и паруса «Меркурия» повисли. Казарский разгадал замысел врага: поставить бриг «в два огня» — но ничего не мог поделать. Один линкор «Селимие» стрелял по бригу правым бортом из 55 пушек, а второй «Реал-бей» — из 37 пушек по левому борту.

Они били всем, чем только можно было заряжать орудия: ядрами, картечью, двойными и зажигательными снарядами, соединенными цепями для поражения парусов и снастей… Пушки ревели с двух сторон и расстреливали бриг в упор. Он утонул в сплошной завесе огня и дыма. Казалось, от такого яростного натиска на нем не может остаться ничего живого. Но проходили минуты, и русские стреляли вновь. Турки, наконец, осмелели и после нескольких залпов с расстояния пистолетного выстрела сочли, что все русские погибли. Дело кончено. Высокий янычар в феске и халате закричал: «Эй, урус, сдавайся, убирай паруса!» С брига ответили ружейными выстрелами.

Тогда турки, обозлившись, возобновили огневую атаку. И вдруг появился сильный ветер! Казарский тут же воспользовался им, стараясь вывести бриг из-под убийственного обстрела. Дым развеялся, и турки высыпали на палубу, чтобы посмотреть, что осталось от неустрашимого русского корабл*. Он удовлетворил их любопытство огнем своих карронад. В ответ с линкоров обрушился новый огненный смерч.

Однако под плотной завесой дыма Казарский сумел выскользнуть из вражеских тисков. Не заметив этого, «Селимие» в упор расстреливал «Реал-бея», а оттуда палили по своему флагману. Поняв, наконец, ошибку, турки бросились за бригом в надежде, что он спустит флаг. На этот раз турецкий флагман захотел подойти к нему вплотную, чтобы действовать наверняка.

Казарский скомандовал взять ружья. На турецкие попадания не обращали внимания. Загорания тут же тушили. При этом бриг еще огрызался. Один из его выстрелов повредил верхнюю часть средней мачты «Селимие». Послав в сторону русских последний залп, флагман лег в дрейф. (В.Г.Цветков. Русская доблесть).

В это время подтянулся «Реал-бей». Взбешенные турки палили с него непрестанно. Единоборство громадного линкора и малого русского судна затянулось необычайно. От такого длительного перегрева и пальбы большинство орудий брига пришло в негодность. Осталось штук семь карронад и немного снарядов. Действовать нужно было без права на ошибку.

И тогда весь израненный бриг, с пробоиной ниже ватерлинии, которую никак не удавалось задраить, с изодранными парусами и оборванными канатами, с молчавшими пушками стал грозно приближаться к «Реал-бею». Обезумев от страха, турки пытались укрыться кто в трюмах, кто на палубах, особо слабонервные даже попрыгали за борт. Но план Казарского был иной. Сойдясь почти вплотную с линкором, он решил сосредоточить в залпе уцелевших карронад всю последнюю силу брига, все мастерство и доблесть русских моряков. И атака блестяще удалась!

Когда рассеялся дым, их взору предстал впечатляющий итог: на «Реал-бее» слышался треск, скрежет и вопли ужаса турок. Русские ядра перебили крепления двух огромных реев на фок-мачте линкора. Рухнули основные и дополнительные паруса, которые турки поставили в начале боя, догоняя бриг, и теперь им было не до боя. Торжествуя победу, бриг вызывающе прошел мимо «Реал-бея», расстреляв его в довершение из ружей, и медленно двинулся в сторону своих берегов.

«Спасибо, герои!» — обратился командир к морякам. В ответ над водной гладью грянуло могучее русское «Ура-а-а!» Пока израненный бриг приближался к берегу, где базировались основные силы Черноморского флота, его командир, контуженный, с перевязанной головой, подсчитывал потери: 4 убитых, 6 раненых, 22 пробоины в корпусе, 133 — в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 — в такелаже, все шлюпки разбиты. Чтобы полностью починить корабль, потребовалось четыре года...

Победа «Меркурия» в том сражении была настолько фантастичной, что некоторые знатоки военно-морского искусства отказывались в нее верить. К примеру, английский историк Ф.ДЖЕЙН, узнав о сражении, заявил: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Меркурий», вывело из строя два линейных корабл*». (Георгиевские кавалеры 1769-1850. М., 1993).

Газеты того времени писали: «Подвиг сей таков, что не находим другого, ему подобного, в истории мореплавания: он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотверженность, оказанные при сем случае командиром, офицерами и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных…»

Выдающийся русский адмирал В.И. ИСТОМИН оставил краткий отзыв о подвиге «Меркурия»: «Такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой!..» Один из современников тоже сказал замечательные слова: «В летописях мореплавания сие неслыханное, невероятное и почти, как бы, невозможное событие есть еще первое, единственное и никогда еще не бывалое. Но нам дивиться нечего — на бриге были русские!» (Ю.Стволинский. Герои брига «Меркурий». М., 1963).

После боя один из штурманов турецкого «Реал-бея» сказал: «Если в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все прочие затмить, и имя героя достойно быть начертано золотыми буквами в Храме Славы: капитан был сей Казарский, а имя брига «Меркурий».

•••

Спустя некоторое время в офицерские гербы Департамент геральдии Сената внес изображение тульского пистолета — того самого, что лежал перед люком крюйт-камеры и выстрелом из которого было решено, слившись с вражеским линкором, взорвать бриг. В 1834г., через год после смерти Казарского, в Севастополе на средства, собранные моряками, ему был установлен величественный памятник. Вершину его венчало скульптурное изображение брига, а на высоком постаменте выбита простая надпись: «Казарскому. Потомству в пример».

…Как же горько сегодня! Мало кто знает о непревзойденном подвиге русских моряков. И нам, неблагодарным потомкам, посылаются грозные предостережения свыше — в 2001г. российское судно «Память «Меркурия» затонуло из-за перегрузки дешевым турецким товаром…


Рейтинг: 674
Подготовила Н.Васильева
14.12.2012

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По результатам проверки, проведенной Счетной палатой РФ, реализация государственной программы «Доступная среда для инвалидов» пока не привела к существенному повышению доступности для них различных объектов и услуг. Подробнее...
  • «Более 400 жителей Приволжского федерального округа сегодня воюют на стороне террористов за пределами России, в том числе в Сирии», — такое сообщение сделал секретарь Совета безопасности РФ Николай ПАТРУШЕВ на выездном совещании 16 мая. Подробнее...
  • Россельхознадзор сообщает, что на территории Самарской области официально подтверждена вспышка птичьего гриппа. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.582 сек.