Газета "Вестник Отрадного"
№38 (1308)
21 сентября 2017 года

 Вторник, 26 сентября 2017 года 02:21:46 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Кто говорит, тот сеет. Кто слушает, тот собирает.
Мало говори — больше услышишь.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
О времени и о себе
№2 (1060) 10.01.2013 г. 
Житель блокадного Ленинграда Н.С.Морякова:
«Детдом стал настоящим спасением»

6 января замечательному учителю Нине Семеновне МОРЯКОВОЙ исполнилось 80 лет. На ее уроках не одно поколение отрадненцев получило прочные знания по английскому языку. Более десятка учеников пошли по стопам наставника и теперь сами преподают иностранные языки. Даже находясь на заслуженном отдыхе, Нина Семеновна ведет активный образ жизни: много общается с молодежью, работает в совете городского музея, проводит уроки мужества. В преддверии юбилея корреспондент «Вестника» встретился с нею и записал рассказ о ее нелегкой, но интересной жизни.


КОРОТКОЕ ДЕТСТВО

Накануне Великой Отечественной войны семья 8-летней Нины состояла из дедушки, мамы и тети с дочкой. Жили небогато, но дружно. У них был свой дом в пригороде Ленинграда, в пяти минутах ходьбы от Финского залива. Дедушка построил его перед самым рождением Нины. На праздники и выходные из Ленинграда к ним приезжали многочисленные родственники с детьми. У гостеприимных хозяев всем хватало места. Так что Нина с детства привыкла быть в гуще людей и событий.

К лету 1941г. она закончила первый класс. А затем наступило 22 июня — и разом перечеркнуло всю прежнюю мирную жизнь.


БЛОКАДНЫЕ ИСПЫТАНИЯ

– Я хорошо помню, как над нашей станцией Лахта низко-низко пролетели самолеты с немецкой свастикой, – рассказывает Нина Семеновна. – Можно было рассмотреть даже ухмыляющиеся физиономии летчиков. Они смотрели на нас с нескрываемым презрением, как на букашек, раздавить которых ничего не стоит. А потом все завертелось, понеслось… Магазинные прилавки моментально опустели, а наша семья оказалась совершенно не запасливой. В доме не было ни крупы, ни муки, ни консервов. Дедушка успел затариться только солью. Впоследствии мы меняли ее на твердокаменные глыбы жмыха, от которых невозможно было откусить ни кусочка. Но и такой еды становилось все меньше и меньше. 16 февраля 1942г. мама умерла от голода. Следующие несколько месяцев я помню очень плохо: голод убил все чувства, стер все воспоминания. Позднее двоюродная сестра вспоминала, что я от слабости «передвигалась, как старая бабка». Это она привела меня в детдом — полумертвую, обезвоженную. Останься я дома еще на недельку, и меня бы постигла мамина участь.

…Наконец-то пришла весна, наступил месяц май. Появилась крапива, еще какая-то зелень. Нам варили из нее супы, спасая от голодной смерти. В память о тех временах у меня сформировалась привычка – есть очень мало хлеба. Суточная норма – граммов 100. Не могу оставаться равнодушной, когда проявляют неуважение к хлебу, выбрасывают его. По этому поводу я всегда проводила с детьми большую разъяснительную работу.

2 июля 1942г. нас эвакуировали. Дорога от Ленинграда до Горьковской области была невероятно тяжелой. Мы ехали целых 28 дней, то и дело попадая под немецкие бомбежки. Тогда нас, полуживых детей, выносили на руках из вагонов и до окончания налета прятали в каком-нибудь укрытии. Кто мог хотя бы ползти, пытался не быть взрослым обузой. Переждав, мы возвращались на место.

Во время пути весь наш дневной рацион состоял из двух сухариков и теплой водички. Естественно, никакие санитарные нормы не соблюдались. Мы даже не мылись. Можете представить, в каком виде приехали к месту назначения?

Привезли нас в село Новошино. Несмотря на долгую дорогу, к нашему приезду еще не были готовы. Временно мы поселились в церкви. Туда принесли матрасы, постельное белье, и мы устроились на ночлег. Во время сна я каким-то образом оказалась на голом цементном полу. То ли сама сползла с матраса, то ли столкнули, но для меня это обернулось новым испытанием — получила крупозное воспаление легких. В очередной раз подкралась смерть.

Та болезнь протекала очень тяжело. И когда наступила решающая ночь, медики сказали: если я ее переживу, то пойду на поправку. И Господь дал мне еще один шанс – я выкарабкалась буквально с того света. Но последствия болезни еще долго давали о себе знать: я и так-то ходила неважно, а тут совершенно обезножела.

Однако время шло, жизнь постепенно налаживалась. Кормили нас прилично, мы все набрали вес, стали похожи на людей, научились улыбаться.


ГОРА С ГОРОЙ НЕ СХОДИТСЯ…

– Спустя много лет, – делает небольшое отступление моя собеседница, – когда я уже работала в отрадненской школе №8, вдруг выяснилось, что моя коллега, преподаватель русского языка Нина Васильевна ПОДБОЛОЦКОВА — родом из того самого села Новошино! Оказывается, мы с ней в детстве по соседству жили, одним воздухом дышали. Вот ведь как! Это гора с горою не сходится, а человек с человеком всё рядом ходят…


ДЕТДОМОВСКОЕ БРАТСТВО

– Вскоре некоторых из нас перевели в другой детдом, – продолжает Нина Семеновна, – в село Малая Пица. Его снабжали получше. Даже американцы присылали нам гуманитарную помощь, и мы щеголяли в импортных платьицах. Я очень благодарна педагогам, которые серьезно готовили нас к самостоятельной жизни. Они дали нам хорошее образование, благодаря чему очень многие поступили в вузы. Разумеется, без всякого блата, ведь хлопотать за нас, сирот, было некому.

Девочек научили шить, мальчишек – столярничать. Вместе мы занимались спортом и музыкой. Сдружились так крепко, как бывает не в каждой родной семье. На протяжении всех этих лет поддерживаем связь, ездим друг к другу на юбилеи, на новоселья. В 2012г. отмечали 70-летие детдома. Но если раньше приезжали 70-80 человек, то на сей раз собрались только 16: все постаревшие, поседевшие. О нас хорошо позаботились — пешком ходить не позволили, выделили автобус.

Мы посетили кладбище, где похоронены две девочки-ленинградки, не сумевшие оправиться от последствий блокады. Побывали на могилах умерших педагогов, навестили их родственников. И знаете, так обидно было видеть, во что превратился некогда богатый поселок: школа закрыта, рабочих мест нет, молодежь уезжает в поисках лучшей доли.

…Я считаю, нам очень повезло. Хоть и выпало жить в такие суровые времена, но детские дома стали для нас настоящим спасением. А почему же сегодня, при живых родителях, дети оказываются в государственных учреждениях? Вот это я не могу понять. Это же так страшно! Меня когда-то приглашали преподавать в первом интернате, но мне хватило и трех дней, проведенных там. Не смогла больше выдержать, тяжело это...


В ПОИСКАХ РОМАНТИКИ

– Когда пришла пора выбирать профессию, я оказалась перед непростым выбором. С одной стороны, у меня были природные способности к языкам. Мама окончила гимназию и уже в детстве учила меня немецкому языку. Он мне давался легко, и английский я тоже схватывала на лету. Одноклассники мне даже завидовали: «За учебниками не просиживаешь, а все знаешь».

С другой стороны, у меня и по математике были одни пятерки, а потому хотелось пойти в политехнический институт. Но победила все-таки любовь к языкам. В 1952г., окончив среднюю школу, я поступила на факультет иностранных языков Горьковского пединститута. Много времени отдавала общественной работе: была старостой группы, председателем профкома. И по окончании института мы с подругами, движимые романтикой, вызвались работать на Дальнем Востоке.

Все три распределились в поселки на побережье Охотского моря. Мой Тугур был самым маленьким, его население не превышало одной тысячи человек. Тогда английский язык был менее востребован, и я начала свою преподавательскую деятельность как учитель немецкого. И когда в поселке появилась девочка, изучавшая раньше английский язык, я с большим удовольствием взялась заниматься с ней три раза в неделю без всякой оплаты. Очень рада была такой возможности. Я люблю английский язык, он такой красивый, напевный, плавный...

А потом судьба занесла меня на Сахалин, где я задержалась почти на 12 лет. Это были прекрасные годы: молодость, здоровье, задор. А какая там замечательная природа! Сахалин подарил мне множество друзей, связь с которыми я поддерживаю до сих пор.


«ИЩИТЕ ЗАМЕНУ»

– В Отрадный я приехала вслед за своими близкими друзьями: Тамарой Сергеевной и Геннадием Николаевичем АНИКСОН, – говорит Нина Семеновна. – Они тоже дети блокадного Ленинграда. В 1970г. Тамара прочитала в «Медицинской газете», что в Отрадном требуются педиатры, и вскоре ее семья обосновалась на новом месте. Через год и я сюда перебралась. Первый год прожила у Аниксонов, а затем получила квартиру.

Работала в восьмой школе. Была требовательной, оценки ставила по заслугам, невзирая на должности родителей. Заслужил двойку – получи. Но я очень старалась донести свой предмет до каждого ученика. Летом целый месяц занималась с отстающими по три часа в день. И когда мои троечники после выпуска говорили: «Нина Семеновна, а я в ПТУ (или техникуме) лучше всех английский знаю», — их слова были лучшей наградой.

Так получилось, что я рано ушла на пенсию. Как только ни уговаривали меня остаться! Коллеги говорили: «Вы же не сможете жить без работы». А я – ни в какую. Вот уже и 31 августа наступило, а на мое место все еще никого не берут. Я же продолжаю настаивать: «Ищите замену». В конце концов, так и сделали.

А 1 сентября родители меня встречают, обнимают, плачут: «Что же вы наделали?» И у меня тоже слезы на глаза наворачиваются. Прошло двое суток, и я сполна насладилась своей свободой. Вернулась в школу и вышла на группу продленного дня. А когда приходилось заменять заболевших преподавателей-англичан, для меня наступал настоящий праздник.


«МНЕ НЕКОГДА СКУЧАТЬ»

– Я не понимаю людей, которые жалуются на скуку и одиночество: мол, их дома «стены съедают». Мой телефон начинает звонить прямо с утра: обязательно куда-нибудь позовут, или попросят разрешения навестить, или кого-то взять на обучение. До сих пор продолжаю заниматься любимым делом, и желающих брать уроки английского языка с годами не становится меньше. Репетиторством подготовила более ста человек. И только двое из них сдали экзамены на четверки, все остальные – на «отлично». Мои ученики открывают для себя новые страны, учатся и живут за рубежом.

Я всегда была легка на подъем. Объездила родную страну вдоль и поперек. Если близкие нуждались в помощи, старалась им не отказывать. Однажды провела 4 месяца у иногородней подруги — нянчилась с ее внучкой, пока мама малышки готовилась к защите диплома. Да и подруги меня не забывают, иногда приезжают в гости. По натуре я неисправимый оптимист. Жизнь ведь как зебра, с полосочками. И после черной обязательно следует белая. Нужно переждать неприятный период и продолжать радоваться жизни.


Рейтинг: 1180
Светлана Углева
10.01.2013

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Правительственная комиссия по регулированию социально-трудовых отношений одобрила график переносов выходных дней в 2018 г., предложенный Министерством труда и социальной защиты. Подробнее...
  • По данным Роспотребнадзора, количество абсолютно здоровых детей в России составляет не более 12%. Подробнее...
  • Прокуратура продолжает проверять региональные образовательные учреждения на предмет незаконных сборов денег с родителей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.881 сек.