Газета "Вестник Отрадного"
№29 (1299)
20 июля 2017 года

 Вторник, 25 июля 2017 года 00:28:26 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Три вещи трудно исполнять: Богу молиться, отца-мать кормить да долги платить.

Русская пословица 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Отрадный.Сеть — городской интернет-портал
Городской интернет-портал OTRADNY.NET

Сайт находится на техническом обслуживании и временно не доступен.
Приносим свои извинения.
Пожалуйста, повторите попытку позже.
Телефон технической поддержки +7(84661) 21155

© 2017 www.otradny.net
Фронтовые были
№38 (1096) 19.09.2013 г. 
Ветеран войны М.С.Кулагин:
«Вся наша армия держалась на пехоте»

В этом году мы отмечаем 70-летие трёх крупнейших, решающих битв, происшедших во время Великой Отечественной войны. 2 февраля 1943 года была победоносно завершена Сталинградская, 23 августа — Курская, в декабре 1943 года — битва за Днепр, открывшая нашим войскам путь на Правобережную Украину. Эти славные даты вновь и вновь обращают наш взор к землякам-фронтовикам.

Часто встречаясь с ними, я не перестаю удивляться их мужеству, стойкости и силе духа. Столько опасностей, бед и невзгод вынесли они на своих плечах, что хватило бы на десяток жизней. Многие из них оказались на полях сражений ещё безусыми мальчишками и тоже внесли свой вклад в Победу, а потом подняли страну из руин и бережно передали её потомкам.

К этому славному фронтовому поколению принадлежит и мой сегодняшний собеседник Михаил Семёнович КУЛАГИН (см. на снимке). Родом он из села Елшанка Ульяновской области, в семнадцать лет ушёл на войну…

– Наше поколение прошло естественный отбор, – так начал он свой рассказ. – Раньше в каждой семье рождалось по десятку детишек, а выживало четверо-пятеро самых сильных и выносливых. Мы росли как сорная трава: знать не знали, что такое ОРЗ, бегали босиком по грязи, по воде, иногда и по снегу. Обуви на всех не хватало, поэтому её берегли, передавали по наследству или носили по очереди. Валенки занашивали до такой степени, что пятки начинали «светиться». А подшивать-то нечем было. Тогда их набивали соломой и снова носили, пока она не размокала или не вываливалась.

Наша семья и так-то никогда не жировала, а в 1933 году мы узнали, что такое настоящий голод. Эх, и трудное было время! А тут еще началась коллективизация, людей насильно загоняли в колхозы. В нашей деревне скотину у всех забрали, но поместили ее не в сарай или конюшню, а оставили под открытым небом, огородив жердями.

Таким образом, из теплого стойла, от доброй хозяйской заботы отняли около 400 коров. Жалко было смотреть на них, бедных! Стояли они за этой оградой и мычали во все горло. Никто их не пас и не доил. Отобрать-то отобрали, а что дальше делать, еще не придумали. Хозяйки не выдержали, стали бегать к своим бурёнушкам, кормить их и доить.

Наша семья в колхоз не пошла, но скотину всё равно отобрали. Вдобавок к тому по дворам ходил продотряд. Жалости солдаты с винтовками не знали. В поисках припрятанного зерна они все дворы перекопали штыками. Помню, наша мама хотела хоть немного пшена сохранить для нас, детей, и залила его молоком в крынке. Посмотришь со стороны – кажется, в посудине просто молоко налито. Так ведь нашли! И даже эту малую малость забрали. Им было всё равно, кулак ты или простой крестьянин, — снисхождения не делали никому.

Нас спасло только то, что отец был хорошим плотником и ездил на заработки в Сызрань. Уедет на пару недель, а потом возвращается с гостинцами. Но всё равно жить становилось всё труднее, и мы уехали в Чувашию. Отец с артелью строил там школы, клубы. На чужбине мы хоть вздохнули спокойно. Там колхозы тоже организовывались, но и единоличникам жить не мешали. Продотряды по дворам не ходили, обысков не устраивали. Деревня, где мы остановились, была очень чистенькой и уютной. Местные жили открыто, не прячась, воровства у них отродясь не бывало. Ткали холсты и стелили их на несколько верст по лугам и оврагам. Лежали, выбеливались, и никто чужого не брал. А от недобрых людей существовала защита: по периметру деревеньку обнесли забором, и на ночь ворота закрывали на запор.

Пожили мы тогда в Чувашии, немного откормились, успокоились, а потом женщины запросились назад, домой...

— Но в родное село уже возвращаться не стали, поехали в Сызрань, — продолжал рассказ Михаил Семёнович. — Жили на квартирах, иногда и в сараях, куда пускали знакомые. Отец с утра брал инструменты и шел на базар. Туда приходили заказчики, чтобы нанять себе работников. Платили мало, но на скромную жизнь нам хватало.


ПЕРВЫЙ РАБОЧИЙ ОПЫТ

– Когда началась война, мне не исполнилось и 16 лет. Мужчин сразу призвали в армию, а мы, подростки, заменили их на рабочих местах. Я устроился на паровую мельницу: извозчиком, конюхом да ещё и кочегаром. Трудились по 12 часов. Тяжело, конечно, но ведь мы находились рядом с мукой! В корпус нас не пускали, там даже охрана была, но женщины, работавшие на мельнице, делали тесто и по ночам тайком проносили его в котельную.

Мы раскладывали лепёшки на трубах (они прямо огненные были) и ждали, когда те испекутся. Тогда казалось, что вкуснее их и быть ничего не может. Из-за тяжёлой работы мы по неделе не ходили домой. Когда заканчивалась вахта, от усталости валились с ног. Зато дома родственники могли пользоваться нашими продовольственными карточками. Это было спасение…


ТЯЖЕЛО В УЧЕНЬЕ…

В 1943г. Михаила Кулагина призвали в армию. Так как он был «образованным», т.е. окончил школу-семилетку, его направили в третье Куйбышевское военно-пехотное училище, которое дислоцировалось тогда в Кинеле. Он стал курсантом роты противотанковых ружей. Планировалось, что по окончании обучения выпускники получат звания младших лейтенантов. Но обстоятельства изменились. За неделю до экзаменов в срочном порядке всех курсантов погрузили в вагоны и куда-то отправили. Они думали, что на фронт, но их привезли в подмосковный город Дмитров — там формировались части воздушно-десантных войск для резерва Верховного Главнокомандующего.

Михаила Кулагина определили в 20-ю воздушно-десантную бригаду. И начались тренировки, рукопашные бои, стрельба из всех видов оружия, прыжки с парашютом. Столько потов сошло с ребят! И вот молодые десантники готовы отправиться на фронт.

– Сначала нас хотели десантировать на Украину, – продолжает рассказ мой собеседник. – Выдали снаряжение, сухой паёк. Мы лежим, ждём самолета, поём песни, и вдруг – отбой. Оказалось, немцы только что перебили в воздухе предыдущий десант. И вот в июне 1944г. нас простой пехотой отправили в Карелию, где шли ожесточённые бои. Нам выпало участвовать в форсировании реки Свирь.

Вряд ли в нашей стране найдётся человек, который ничего не слышал бы о блокаде Ленинграда. Но свирские события и сейчас остаются «белым пятном» на карте истории Великой Отечественной войны. А ведь 1000 дней, с сентября 1941г. по июнь 1944г., Свирь была передним краем Карельского фронта. И только благодаря мужеству наших бойцов финнам не удалось соединиться с немцами и создать второе кольцо блокады вокруг Ленинграда.

Враг очень хорошо подготовился к обороне. У него было 1109 железобетонных дотов, в том числе трехэтажные форты с пушками и гаубицами, 7450 дерево-земляных дзотов, 1096 бронеколпаков, тысячи километров траншей полного профиля, многочисленные противотанковые препятствия, надолбы и танковые ловушки, необозримые минные поля.  Было закуплено в Германии и изготовлено у себя в Финляндии до двух миллионов мин. И все их установили на путях наступления нашей армии.

Ценой жизни множества наших солдат и офицеров удалось заставить Финляндию капитулировать. В июне 1944г. Москва салютовала героям Свири 20-ю залпами из 224-х орудий. За бои на этом сложнейшем участке Карельского фронта 53 воина были удостоены звания Героя Советского Союза, 44 части и соединения получили наименование Свирских.


«КОГДА МИРНОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПРОТИВ, ЭТО СТРАШНО»

– Оказавшись на карельской земле, – вспоминает Михаил Семёнович, – мы попали в очень трудное положение. С одной стороны – враг, но тут всё понятно: мы бьём его, он – нас. А когда и мирное население тебя не поддерживает, вот это особенно страшно. Ты всё время ждёшь удара в спину. Карелы очень дружно жили с финнами, переженились-породнились, а нас они просто ненавидели.

По нескольку дней мы ничего не ели, несмотря на то что проходили по населённым пунктам. Ничего не брали у карелов — боялись отравы. Рассказывали, что несколько человек, напившись воды, поданной местными жителями, умерли в мучениях. А однажды ночью произошёл и вовсе ужасный случай: в одной из деревень карелы вырезали весь госпиталь с нашими ранеными.

Это вообще в духе карелов и финнов – нападать на спящих. Днем мы сильно уставали, к ночи глаза слипались сами собой. Как только появлялась малейшая возможность на привале, человек сразу засыпал. Враги этим и пользовались. Скольких наших ребят таким образом отправили на тот свет!

Однажды мне крепко повезло — вовремя проснулся. Смотрю, финны практически уже подползли к нам, в зубах ножи зажаты. Я сразу открыл огонь, но даже раненный, истекающий кровью враг продолжал тянуть ко мне руки. Финны – это здоровые, рослые мужики. По сравнению с ними мы были просто пацаны, как зайчики рядом с волком, но умудрялись даже брать их в плен. Помню, отправились мы в разведку. Требовалось добыть «языка». Решили применить к врагу его же тактику. Финны часто шли по нашим следам и караулили, не отстанет ли кто. Как только солдат зазевается или по нужде отойдет, они появлялись, словно из-под земли, и хватали его. Но в тот раз мы специально отстали от своих — и началась охота на охотников. Вот представьте: впереди идут наши войска, за ними крадутся финны, одиночек выискивают, а мы вдруг сзади нагрянули. Не ожидали они…

Да, нелегким был наш путь через Карелию, до самого Петрозаводска. Кругом леса, болота, непроходимые места. Артиллерия постоянно отставала, полевая кухня где-то застревала, и только пехота двигалась вперёд. Одна, без огневой поддержки и прикрытия. Из всей роты численностью 120 человек после того марш-броска в живых нас осталось только 12. Наградили каждого. Я получил орден Славы III степени и медаль «За отвагу». Но главной наградой была сама жизнь…


«ВЫСТРЕЛОМ «В ЛОБ» ТАНК НЕ ПРОБЬЁШЬ»

Финские войска капитулировали, но главные силы немецко-фашистской Германии еще не были разбиты. В январе 1945г. на берегах Балатона в Венгрии развернулись ожесточённые бои. В них участвовала и рота противотанковых ружей (ПТР) под руководством Михаила Кулагина.

И опять всё повторилось: пехота вырвалась вперед, оставив позади артиллерию и тыловые части. Здесь не было болот, но когда пришла весна, все дороги развезло. Пушки, которые тянули упряжки лошадей, накрепко застревали в грязи. В наступлении единственная надежда была на пехоту, вооруженную ПТР. И оружие не подвело. В тех памятных боях у Балатона Михаил Семёнович подбил три танка:

– Выстрелом «в лоб» танк не пробьёшь, нужно целиться в бок, заднюю часть или гусеницу. А самое главное – выбрать хорошую позицию. Помню, крупное сражение произошло 10 марта 1945г. Наша пехота окопалась на подступах к озеру, а с противоположной стороны — вражеские танки. Шли сплошной стеной, на расстоянии 50 метров друг от друга.

Нам с напарником удалось занять хорошую позицию — сбоку от воюющих сторон, практически на равном расстоянии от обеих. Замаскироваться в кукурузном поле среди высоких бустылей труда не составило. И когда вражеский танк спокойно прошёл рядом, подставив свой бок, я метнул в него бутылку с зажигательной смесью. Чтоб уж наверняка! Железную махину тут же охватил огонь. Потом смотрю, один из немецких танков кружит и кружит вокруг нашего окопа, заваливает ребят живьем. На этот раз выстрелил уже из ружья — так в одном бою я подбил два танка.

А третий дождался своей очереди 16 марта 1945г., в моем последнем бою. Мы с напарником нашли небольшую воронку, заняли её и стали ждать. Когда мимо проходил танк, сразу его и «успокоили». Немцы, видимо, решили с нами не связываться и отступили, а мы в азарте боя бросились за ними вперед. Вязнем в грязи, падаем, но двигаемся. Пробежали километров 10 и увидели «сюрприз»: впереди большой земляной вал, над которым возвышаются башни танков.

Хороший ход придумали наши противники: собрали вместе подбитые танки и закопали по самую башню. Даже и не сосчитать, сколько их по всей линии горизонта. Это же совершенно неуязвимые орудия. А нас опять никто не прикрывает: ни авиация, ни артиллерия. Куда тут денешься? Назад ходу нет, перестреляют. Единственный выход – добежать до мёртвой зоны (близкое расстояние около танка), дуло же вниз не стреляет. И вот, пока орудие на нас «смотрит», лежим ничком. Как начнёт в сторону поворачиваться – бегом марш. Такие вот догонялки со смертью. Ну, я всего-то разок и ошибся: не успел вовремя на землю упасть. Увидел перед собой яркую вспышку и почувствовал сильнейший удар по плечу. Больше ничего не помню – потерял сознание. С поля боя меня вытащил товарищ...


ПОСЛЕ ВОЙНЫ

…После тяжелого ранения началась долгая лечебная эпопея: побывал Михаил Семёнович в госпиталях Венгрии, Австрии и Румынии. Демобилизовался в сентябре 1946г. За проявленное мужество и героизм был вторично награждён орденом Славы III степени и орденом Отечественной войны I степени.

После войны окончил Сызранский нефтяной техникум и Куйбышевский индустриальный институт. В 1958г. был направлен в наш город. Работал в бурении, в горнотехнической инспекции, был заместителем начальника школы начсостава по учебной части. Его общий трудовой стаж превысил 40 лет. И это несмотря на то, что он является инвалидом войны. Сейчас Михаил Семёнович активно занимается общественной деятельностью. Как член совета городского музея много внимания уделяет патриотическому воспитанию молодёжи, со школьниками и студентами проводит беседы о Великой Отечественной войне, об истории города и нефтяной промышленности.

Общаться с ним было приятно и интересно. Он хороший рассказчик и скромный человек. Дай Бог Вам здравия и долгих лет, уважаемый Михаил Семёнович!


Рейтинг: 619
Светлана Углева
20.09.2013

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Недавно Фонд поддержки социальных исследований «Хамовники» огласил результаты проведенного исследования по теме: кому в нашей стране принадлежат ничьи объекты? Подробнее...
  • В России стартовал новый социальный проект «Библиотека путешественника», в рамках которого в более чем 100 поездах появились аудиокниги. Подробнее...
  • В Отрадном продолжаются работы по благоустройству. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.692 сек.