Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Среда, 26 апреля 2017 года 00:31:20 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
История далекая и близкая
№45 (1103) 07.11.2013 г. 
Евгения Васильевна Пономаренко:
«Газета приходила в каждый дом»

7 ноября исполнилось 55 лет «Рабочей трибуне» – старейшей газете нашего города. Долгие годы Евгения Васильевна ПОНОМАРЕНКО работала там корректором. Кропотливый труд этих специалистов обычно не заметен, а вот случайная оплошность сразу бросается в глаза и порой еще долго помнится. Именно поэтому корректор – одна из ключевых должностей в редакции, ведь от его профессионализма, бдительности и принципиальности зависит репутация газеты. Мы попросили Евгению Васильевну рассказать о времени и о себе…

– Родом я из сельской местности. Окончив институт, вернулась в родную школу и учила детишек русскому языку и литературе. Когда переехала с мужем в Отрадный, тоже собиралась работать учителем, но вышло иначе. Во время медосмотра врачи обнаружили серьезные проблемы со здоровьем: меня давно мучили боли в ушах и голове, но я не думала, что все так серьезно. Дали третью группу инвалидности и к учительскому труду не допустили.

Где теперь работать? Куда идти? Мне казалось, почва уходит из-под ног, а что делать, не знала. И вот однажды шли мы с мужем по улице, я думала о своей судьбе и вдруг услышала стук — словно Бог особый знак подал. Смотрю, из окошка типографии на меня смотрит бывшая одноклассница. В стекло стучит и машет: заходи, мол. Столько лет не виделись, стали выспрашивать друг у друга новости. Рассказала я о своей проблеме, а она в ответ:

— Ой, как хорошо, нам как раз корректор нужен!

Я тогда и не знала, что это за профессия. Помню, как пришла к первому редактору «Рабочей трибуны» Евдокиму Вячеславовичу ЗБОРОМИРСКОМУ. Чувствовала себя очень неловко и отчаянно стеснялась: все здесь такие интеллигенты, а я кто? Деревенская тетка в пуховом платке и огромном пальто не по размеру. Но редактор принял меня очень хорошо, обо всем расспросил и, видимо, что-то во мне разглядел. После беседы он тут же сказал секретарю-машинистке:

— Оформляйте ее! Всем штукатурам и малярам откажите, а ее оформляйте!

Сначала взяли меня в качестве подчитчика. Корректор занималась правкой, а я за ним вычитывала, чтобы ничего не пропустить. Тогда шел 1962-й год, редакция газеты вместе с типографией располагались в бараке на улице Новокуйбышевской, 18. Первое, что я увидела, впервые переступив ее порог, – это огромный плакат «Здесь работает бригада коммунистического труда». Ярко помню чувство громадной ответственности, которое ощутила в тот момент. У меня были проблемы с дисциплиной: хоть на пять минуточек, да всегда опаздывала, но сознание того, что работаю в таком профессиональном коллективе, очень подстегивало меня.

Нечто похожее чувствовали и другие сотрудники. Даже молоденькие практикантки, которые приходили работать на пару месяцев, быстро входили в наш трудовой ритм. Мы по утрам проводили зарядку, в перерыве многие играли во дворе в бадминтон или собирали вишню, которая в изобилии росла вокруг.

Наш первый редактор Евдоким Вячеславович был очень добрым и справедливым человеком. Он умел создать в коллективе такую дружескую обстановку, что все мы чувствовали себя единомышленниками. Корректор Вера Ивановна ИВАНОВА учила меня основам профессии, верстальщица Лидия Ивановна ТАРАСОВА помогала разобраться со шрифтами, нормировщица Калерия Венедиктовна, жена редактора, тоже охотно подсказывала по ходу дела.

Все были очень терпеливыми и доброжелательными, внимательно подходили не только к решению рабочих вопросов, но и к самим людям со всеми их простыми заботами. Помню такой, к примеру, случай. Много лет я ходила с длинной косой, но однажды поддалась моде: отрезала волосы и сделала химическую завивку. Вышло просто ужасно! Я так стеснялась своей новой кудрявой головы, что стала все время носить платок.

И вот один из молодых рабочих в шутку сдернул его с моей головы, я расплакалась, подняла и снова повязала. Подошел редактор, узнал, из-за чего мои слезы, и говорит:

— Ты просто так не плачь. Подожди, вот принесу золотой тазик, туда и будешь слезы лить.
Другой бы начальник разве сказал так? Он бы и вникать не стал: на работе надо дело делать, а не о прическах думать. Но Евдоким Вячеславович понял, что я очень расстроена, и по-доброму пожалел. Работать в редакции мне очень нравилось. Было приятно, что мои знания не пропали даром, а приносят пользу важному делу. С годами я все больше узнавала, охотно училась. Все статьи у нас были интересными, а корреспонденты – очень грамотными и подкованными. Порой так сложно напишут, что и не сразу поймешь, о чем это.

Помню, как прочитала фельетон, автором которого был некий МОХОВ. Такого журналиста я не знала и прямо выразила свое мнение: это не статья, а ерунда какая-то, ничего не понятно и совсем не смешно. Оказалось, под псевдонимом Мохов пишет сам редактор! Он не рассердился на меня, а объяснил, что главная задача фельетона — не рассмешить, а ярко обрисовать какую-то злободневную тему.

Через несколько лет произошло объединение редакций «Рабочей трибуны» и «Трудовой жизни». К нам приехали новые сотрудники из Кротовки и Кинель-Черкасс. Целыми днями работали тяжелые печатные станки, казалось, стены барака ходуном ходят от гула и грохота. В отдел писем приносили целые мешки с конвертами. У нас появился отдел промышленности, отдел сельского хозяйства, весь день туда-сюда сновали журналисты.

В то время корректоры числились в редакции, но сидели в типографии. И вот представьте: со всех сторон ездят тележки, гремят линотипы, рядом мастер с нормировщицей спорят из-за каких-то заказов, а тебе нужно сидеть тихо, ошибку ловить. А не поймаешь – беда! Однажды, например, из-за такой суеты мы посоветовали читателям при мигрени приложить к голове не компресс, а «компрессор». Хоть и трудно было работать в шуме, но мне такие условия больше нравились. Чувствовалось, что жизнь вокруг кипит, дело идет, а сейчас в редакциях тихо. Все молча сидят за компьютерами...

Следующий редактор, Эльвира Никандровна СОКОЛОВА, запомнилась мне своим поразительным оптимизмом. Глядя на нее, каждый думал, что это, наверно, самый счастливый человек на свете, и невольно увлекался ее радостью, ее творческим порывом и вдохновением. Позже я с удивлением узнала, что судьба у этой женщины была совсем не простая, но ради газеты и ради всех нас она старалась быть оптимисткой.

Во времена, когда пост редактора занимала Роза Дмитриевна ГАЛЬМУЕВА, в газете выходили самые острые критические статьи. Она видела свой долг в том, чтобы повсюду безжалостно клеймить порок. Эта честная прямолинейная женщина не боялась никого! В ее публикациях по заслугам получали и начальники предприятий, и рядовые бригадиры, и даже партработники. Ярко запомнилась одна из ее статей под названием «Жива, жива еще Коробочка», в которой Роза Дмитриевна сравнивала представителей городских властей с персонажами Н.В.ГОГОЛЯ.

Иногда она доверяла мне подписывать развороты в печать, и в таких случаях я всегда очень волновалась. Однажды ночью проснулась в ужасе: приснилось, что забыла исправить ошибку. Все бросила и пошла в редакцию. На часах — полночь. Вторая смена встретила меня с изумлением. Прохожу, достаю нужный лист – нет ошибки. Ну, слава Богу! Теперь можно спать спокойно...

Почти 20 лет коллектив «Рабочей трибуны» возглавлял Эдуард Константинович ВАЗУЛЬ. Свой творческий путь он начинал журналистом еще при Зборомирском. Человек исключительной душевной организации, лирик, он очень тонко чувствовал жизнь и людей, очень любил природу. Умел подобрать такие слова, что, читая, каждый сам чувствовал, будто пережил что-то похожее.

У нас регулярно стали выходить литературные странички, стихи, заметки натуралиста, очерки о природе. А главное, «Рабочая трибуна» очень много писала именно о рабочих. В каждом номере были небольшие заметки о буровиках, малярах, токарях, нефтяниках, вышкомонтажниках, строителях, учителях, комсомольских вожаках. Каждая газета пестрела фамилиями, портретами, рассказами о людях. Как корректор я все это читала первой, и со временем герои публикаций стали мне знакомыми и родными: казалось, я чуть ли не лично знаю всех жителей города.

«Рабочая трибуна» состояла из двух разворотов и выходила три раза в неделю. Тираж был 14 тысяч экземпляров — она приходила в каждый дом! Печать шла в две смены. По утрам в типографию приезжал грузовик, газеты забирали, везли в отделения связи, а дальше почтальоны спешили разнести их по ящикам. Газета жила в едином ритме с городом.

…Пролетели наши годы. Когда подошло время, вместе с другими старожилами редакции я вышла на пенсию. Первое время очень скучала по работе, по коллективу. Обратилась к Лидии Михайловне ФИЛИППОВОЙ, которая возглавляла тогда типографию, чтобы она сообщила мне адреса и дни рождения бывших коллег. Стали мы ходить друг к другу в гости, поздравлять с праздниками. И тут вдруг обнаружилось, что у нас неплохие голоса — хором мы поем замечательно. На работе было не до песен, а на пенсии создали настоящий ансамбль. Выступали на мероприятиях в библиотеке, охотно пели на торжестве в честь 40-летия газеты.

И до сих пор мы с подругами отмечаем профессиональный праздник — День печати — по старому советскому календарю, 5 мая. В это время цветут яблони, появляется молодая листва и в воздухе пахнет весной. Мы вспоминаем молодые трудовые годы и думаем о том, как хорошо и правильно сложилась наша жизнь. Кто знает, как все вышло бы, не случись нам трудиться вместе в «Рабочей трибуне».


Рейтинг: 545
Ирина Козлова
08.11.2013

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.324 сек.