Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Пятница, 28 апреля 2017 года 17:58:56 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
История далекая и близкая
№46 (1104) 14.11.2013 г. 
Письма с фронта

Как быстро летит время! Через полтора года мы будем отмечать 70-летие Великой Победы. С каждым годом редеют полки ветеранов, но память о них продолжает жить. Она передается из поколения в поколение в рассказах родных, хранится в газетных статьях, фотографиях и письмах с фронта, чудом дошедших до наших дней. В семье Эмина ГУМАШЯНА, проживающего в Отрадном, тоже сохранилась большая стопка таких писем из военного прошлого. И он охотно предоставил их «Вестнику» для подготовки этой публикации…

…В 1917 году в небольшой армянской деревне поблизости от города Кировакана в семье Гумашян родился сын, которого назвали Хачатуром. В Первую мировую войну его отец служил в царской армии фельдфебелем, доблестно сражался с турками на южных рубежах Российской империи. То была справедливая война, ведь в 1915г. турецкие солдаты за несколько месяцев уничтожили полтора миллиона (!) армян, простых жителей городов и сел…

В одном из боев в горах Кавказа фельдфебель Гумашян получил тяжелое ранение, был признан не годным к службе и отправлен домой. Но вскоре пошел на поправку и — прожил 101 год! Несмотря на то, что его родная деревня находилась в глубинке, все его дети были обучены грамоте. А сын Хачатур даже поступил в пединститут — хотел стать учителем.

В отрадненской семье Гумашян сохранилась его зачетная книжка. Что интересно, оказывается, в 1930-е годы успеваемость студентов оценивали по-другому. Так, в одном из семестров экзамен по русскому языку Хачатур сдал на 20 баллов, историю – на 40, языковедение – на 20 и т.д.

По данным энциклопедии «Великая Отечественная война», на фронтах воевали 300 тысяч армян, это пятая часть всего населения республики. Из них 200 тысяч погибли. Вечная память павшим героям.
Но доучиться ему не довелось — началась война. В первые же дни его призвали на фронт. Прямо из военкомата отправили в Севастополь. Осенью 1941-го фашистские войска подошли к предместьям города, а в ноябре начался штурм.

Город обороняли подразделения морской пехоты, сухопутные части, береговая и корабельная артиллерия, ополченцы из местных жителей. Раненых на корабл*х и катерах вывозили в Новороссийск. Не всем удавалось доплыть до родных берегов. Защитники города часто видели, как немецкие самолеты бомбили морские суда, и они с сотнями раненых на борту уходили на дно.

Героическая оборона Севастополя продолжалась 250 дней, но для красноармейца Хачатура Гумашяна война закончилась раньше. Зимой при очередном штурме вражеская тяжелая артиллерия буквально вспахала линию обороны, ровного места не было – одни воронки. Его нашли под завалами земли, перемешанной со снегом. Понесли хоронить в братскую могилу, и тут кто-то случайно заметил, что тело бойца теплое. Он живой! И его морем отправили в новороссийский госпиталь. Транспорт дошел благополучно, но лечение было длительным. Получив тяжелую контузию, он потерял слух, долго не мог разговаривать и был комиссован.

Вернувшись в родную деревню, он все-таки начал выздоравливать. Снова появился слух, потом и речь. Наверное, горный воздух помог. Немного позже ему вручили заслуженные награды: боевые медали «За отвагу» и «За оборону Севастополя». Устроился в сельскую школу учителем. Так как мужчин не хватало, то работал одновременно в колхозе бригадиром и парторгом. Внимательно читал сводки с фронта...

А судьба его младшего брата Сурена сложилась иначе. В 1939г. его призвали в Красную Армию. Вскоре началась короткая, но кровопролитная война с Финляндией. О том, что Сурен тоже воюет, родные узнали из письма, в котором скрывался намек, незамеченный строгой военной цензурой: «В первую очередь принимайте с холодной страны теплый привет от меня».

…Сегодня в семье Гумашян бережно хранится много таких писем с фронта. По правилам тех лет они посылались без конвертов и были сложены в виде треугольника. Писали их бойцы на чем попало и чем придется: то на тетрадных листочках в линейку, то на бумаге, вырванной из каких-то журналов учета, одни – чернилами перьевой ручки, другие – простым карандашом. Вместо обратного адреса указывали только номер полевой почты.

И на всех без исключения письмах стоит штамп «Проверено военной цензурой». Так делалось по соображениям секретности и по законам военного времени. Солдатам запрещено было писать, на каком фронте они воюют, в какой местности или в каком городе. Если в тексте встречались даже незначительные подробности, то цензоры густо замазывали их черными чернилами.

Ещё в то время для фронта выпускались специальные воинские открытки – чуть плотнее тетрадного листочка и размером с ладонь. На лицевой стороне напечатаны рисунки на военную тему. Вот советский танк громит врага, вот летят наши истребители, а внизу падает сбитый ими горящий фашистский самолет. И здесь же – короткие боевые призывы: «Смерть немецким оккупантам!», «Воины Красной Армии! Постоим за Родину, как стояли Суворов, Кутузов и Невский!» Из-за малого размера написать на таких открытках можно было всего три-четыре строчки. Тем не менее, их тоже прочитывали военные цензоры и ставили соответствующий штамп.

Сурен Гумашян писал домой довольно часто, но коротко. В каждом письме обязательно передавал привет родным, а иногда и односельчанам: «Шлю фронтовой, боевой привет! Я пока жив и здоров. Война продолжается, но победа будет за нами, о другом и речи быть не может. 1942 год». «Враг был на том берегу речки, за 100 метров. Они стреляли в нас со всех сторон, мы – в них. Бьем фрицев. Идет снег. Кругом грязь. Мы идем в наступление. Так идет моя боевая жизнь. Что будет дальше, не знаю. Если останусь жив, обязательно напишу».

«Здравствуй, мой дорогой брат Хачатур! Получил письмо от вас и пишу ответ. Я жив и здоров, только очень волнуюсь о вас. Как вы живете? Привет папе и маме… Пишите, как ваше здоровье, о своих делах. Привет всему учительскому коллективу и школьникам. На этом заканчиваю. Пока. До свидания. Сентябрь, 1943 год».

В письмах с фронта Сурен всегда сохранял бодрый настрой, чтобы не давать родным лишнего повода к переживаниям. Но как он ни старался, в скупых строчках все равно невольно проскальзывала тоска по близким людям: «Скучаю по всем вам. С нетерпением жду ваших писем… Надеюсь, когда кончится война, я приеду, и мы крепко выпьем армянского вина… Сегодня видел во сне, как над нашими горами высоко в небе ярко светит солнце. Сколько есть сил, буду писать. Крепко обнимаю всех».

И всего лишь единственный раз за всю фронтовую переписку в его письме промелькнули горестные слова: «Бомбы сыпятся как град с неба. Мама, если я не напишу тебе, — прости. Значит, меня уже нет». Наверное, тогда шли очень тяжелые бои, и Сурен не надеялся остаться в живых.

В 1943 году он был направлен на краткосрочные курсы в Ташкентское общевойсковое командное училище. На фронт вернулся в звании старшего лейтенанта. Советские войска продолжали наступление на запад. В апреле 1945г. уже дошли до Берлина. До Победы оставались считанные дни. И тут воинскую часть, в которой воевал Сурен, перебросили в Чехословакию, где еще отчаянно сопротивлялась большая вражеская группировка.

Последнее письмо от него было датировано 30 апреля 1945 года. А вскоре родным пришла похоронка. В Армении такие извещения называли «черными письмами». Мать долго не верила в гибель сына. Годы спустя по архивам Министерства обороны удалось выяснить, что Сурен Гумашян похоронен в братской могиле чехословацкого города Кремницы.

Его брат Хачатур после войны продолжал учительствовать в родном селе. Но последствия ранения под Севастополем все сильнее давали о себе знать, здоровье таяло. При каждой возможности он ездил в санатории, лечился, но ничего не помогло. Он прожил всего 39 лет...

…Вот такую историю рассказал нам его сын Эмин Хачатурович Гумашян. Он до сих пор бережно хранит фронтовые письма и дяди Сурена. Став взрослым, Эмин отправился в Севастополь, ходил по земле, на которой воевал его отец. Еще он надеется, что когда-нибудь удастся побывать и в Кремницах… Эмин приехал в Отрадный на постоянное жительство десять лет назад. Год спустя в их семье родился сын. Его назвали Суреном – в честь дяди, боевого фронтовика, род которого пресекла война.


Рейтинг: 482
Алексей Топорков
15.11.2013

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.621 сек.