Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Среда, 26 апреля 2017 года 21:45:41 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/5 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Глас православия
№5 (1115) 30.01.2014 г. 
«Язык есть исповедь народа»

«Вестник» не раз обращался к теме русского языка, писал о том огромном влиянии, которое он оказывает на жизнь народа, о необходимости защиты его от чужеземных вторжений. Сегодня эту тему продолжает статья-раздумье о роли церковнославянского языка как его живительного первоисточника.

Наша современность сложна. Преодолевая трудности, мы стремимся к полнокровной жизни, к возвращению утраченного наследия, которое испытано веками и поколениями. К таким ценностям относится и древний книжный церковнославянский язык. Без него нельзя представить себе развитие языка литературного: первый всегда был опорой второго...


Нельзя снижать высокий стиль

Мы и сейчас пользуемся церковным языком, хоть этого порой не сознаем. Например, употребл*ем в речи выражения «влачить жалкое существование», «устами младенца глаголет истина» и даже не задумываемся о том, что все слова в них — церковнославянские. Что получится, если перевести их на современный русский язык? Получится грубо и примитивно: «тащить убогую житуху», «ртом ребенка говорит правда». Сразу уходит и высокий стиль, и глубокий смысл этих фраз. И сразу становится ясно: перевод с церковнославянского на русский просто не нужен. Замена высокого стиля низким просторечием неизбежно придает тексту отрицательный и комедийный характер.

А как много встречается в современном языке библейских образов и крылатых выражений! Вспомним лишь некоторые, самые известные: Агнец Божий, птицы небесные, лепта вдовицы, суета сует, вавилонское столпотворение, райский уголок; зарывать талант в землю, не мечите бисер перед свиньями; кто не работает, тот не ест; кому много дано, с того много и взыщется...

...Детям, начинающим изучать славянскую азбуку – кириллицу, я однажды задала вопрос: «Церковнославянский язык — для нас иностранный или родной?» Они уверенно ответили: «Родной». — «А почему?» — «Потому что на нем служат в нашей церкви. Мы читаем Евангелие на этом языке, молимся на нем». Да, на протяжении тысячи лет этот язык формировал русскую языковую личность, культуру и литературу.


Наш «меч и защита»

До революции 1917г. церковнославянский язык изучали ВО ВСЕХ ШКОЛАХ. Он был частью жизни нашего народа. Слова и выражения из него встречались не только в церковном обиходе, но и в стихах, повестях, газетных статьях, в разговорной речи. Замечательный русский филолог, академик Никита Ильич ТОЛСТОЙ, правнук Л.Н.Толстого, так описывает свою учебу в мужской гимназии: «Закон Божий преподавали нам не менее 10 лет. Молитвы, Символ веры и Евангелие были исключительно на церковнославянском языке. На воскресной обедне мы стояли строем. Иногда часть класса (счастливчики!) пела в церковном хоре. Заповеди Моисея, молитвы, тропари, притчи из Евангелия мы заучивали наизусть». Значит, до революции дети знали церковные тексты наизусть, а сейчас многие взрослые, читая произведения ДОСТОЕВСКОГО, ЧЕХОВА, ТОЛСТОГО, даже не могут понять смысл мудрых цитат из Библии. А уж если они написаны церковной азбукой, то и прочитать их не смогут. Даже в церкви стали использовать тексты, переписанные современным русским алфавитом. А ведь старинная азбука обладает особой красотой. Буквы и надстрочные знаки нередко придают тексту новые, более тонкие оттенки смысла.

Многие великие писатели и ученые горой вставали на защиту древнего славянского языка и воздавали ему хвалу. К примеру, В.К.ТРЕДИАКОВСКИЙ провозглашал его «мерой чистоты русской речи». А.С.ШИШКОВ, «адмирал русской словесности», выдающийся деятель просвещения, при четырех царях верой и правдой служивший России, видел в нем «меч и защиту» от тлетворного влияния Западной Европы. Горячо любил родную словесность А.С.ПУШКИН. В 1825г. он писал: «Наш славянорусский язык имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими языками. Судьба его была чрезвычайно счастлива…»


«Воздохни-тко по-старому»

Да, всё счастливо сложилось для русского народа на заре его существования. Язык, еще не запятнанный и гибкий, доверчиво давал устроить из себя сосуд благодати, становясь «школой православия» и носителем таинственных божественных образов. На славянском языке невозможна ложь, ибо сам он по своим речевым нормам – язык богооткровенной истины. В нем «лжа и прелесть никакого же места имети не может», поэтому диавол славянского языка не любит и постоянно борется с ним. Вот как писал протопоп Аввакум в «Книге толкований» (XVII в.), обращаясь к царю Алексею Михайловичу:

«Ведаю разум твой, умеешь многи языки говорить, да чиво в том прибыли? С сим веком останется здесь, а во грядущем ничим же ползует тя. Воздохни-тко по-старому. И рцы по русскому языку: «Господи, помилуй мя, грешного!» Ты ведь, Михайлович, русак, а не грек. Говори своим природным языком: не уничижай ево и в церкви, и в дому, и в пословицах. Как нас Христос научил, так и подобает говорить.Чево же нам еще хочется лутче тово? Разве языка ангельска?»

У Руси есть всё необходимое для того, чтобы смиренно идти по пути спасения: неустанная молитва, налаженная богослужебная жизнь и внимательное чтение священных книг. Такова главная мысль автора.


О чем рассуждали министры?

Приведем пример и обратного свойства. «Хочешь погубить народ, истреби его язык», — так называется одна из глав книги А.С.Шишкова «Славянорусский корнеслов». В ней есть место, поражающее своей злободневностью: «В «Тайной Истории нового французского двора» описано, как министры, обедая у принца Людвига, рассуждали о способах искоренить Англию. Старайтесь истребить в государстве язык народный, а потом уже и сам народ, говорили они. Пусть молодые англичане посланы будут во Францию и обучены одному французскому языку; чтоб они не говорили иначе как по-французски дома и в обществе; чтоб все указы, донесения, решения, договоры писаны были на французском языке – и тогда Англия будет нашею рабою».

Сегодня и в России мы видим повальное изучение иностранных языков детьми и молодежью. И мало кто понимает, что это самый эффективный метод уничтожения родных корней. «По сути, это новый геноцид, новый убой остатков нравственности с насаждением невиданного разврата, — пишет профессор Г.ЕМЕЛЬЯНЕНКО. — Только при наличии крепких корней языка народного… можно изучать другие наречия. Тогда они, как сорняки, не страшны и не повредят корням дуба».

Как не вспомнить тут предупреждение А.С.Шишкова: «Где чужой язык употребл*ется предпочтительнее своего, где чужие книги читаются более, нежели свои, там при безмолвии словесности всё вянет и не процветает». Запомним его горький вывод: ВЯНЕТ ВСЁ! Душа и мысль, культура и наука, оборона и промышленность. ВСЁ...


Удар по истокам

После революции был нанесён смертельный удар по истокам русского литературного языка. Храмы разоряли, церковнославянский запретили преподавать в школах, убивали священников, учителей, писателей, всех активных его носителей. Новая власть тщательно разрабатывала проекты перехода русской письменности на латиницу — «алфавит международного пролетариата». Лютую ненависть вызывал даже русский гражданский шрифт, напоминавший о своих давних кирилло-мефодиевских истоках. На кострищах горели книги церковной печати, но не сгорело в душе народа Слово Божие. Не сгорели и церковнославянские истоки русского языка. Интересно, что даже сама богоборческая власть не смогла от них освободиться. Например, в ее главном лозунге «Да здравствует власть Советов!» все слова восходят к Священному Писанию. Сравним: «Да будет воля Твоя!», «Блажен муж, иже не идет на совет нечестивых».

И пошел процесс, предсказанный еще М.В.ЛОМОНОСОВЫМ: «дикие и странные слова», «нелепости и неприличности» стали «вкрадываться к нам непрестанно». Они «искажают собственную красоту нашего языка и к упадку преклоняют». Непечатные слова лезут в печать. То там, то здесь латиница вытесняет нашу святую кириллицу. Если раньше в устной и письменной речи даже простые слова очищались, оказываясь рядом со Словом Божиим, то теперь всё наоборот: рядом с гнилыми, ругательными словами за-гнивают и другие, их окружающие.

В школах резко сокращено число уроков русского языка, настойчиво и бездумно пропагандируется раннее изучение английского. В итоге выпускник 11 класса не может грамотно писать, связно излагать свои мысли. Мы дожили до того, что на вступительных экзаменах в вузы абитуриенты пишут простой диктант, а не творческое сочинение, как прежде. Недавно президент В.ПУТИН высказал пожелание опять ввести сочинение. Горько это видеть. Горько сознавать, что русский человек заблудился и теряет свои лучшие качества.

Душевная пустота быстро заполняется отбросами американской антикультуры с пропагандой убийств, разврата, «благодати баксов». Идеальными героями становятся «киллеры», вытесняя из народной памяти святых подвижников — и торжествует житие богомерзкое. Еще в самом начале этого обвала, в 30-е годы, Н.С.ТРУБЕЦКОЙ писал: «Преемство церковнославянской традиции есть драгоценнейшее богатство. Это богатство было потенциально даровано всем православным славянам. И добровольный отказ от него есть БЕЗУМИЕ, САМООСКОПЛЕНИЕ».


«О великий и свободный…»

Вспомним известный гимн И.С.ТУРГЕНЕВА родному языку: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык...» Величие, могущество и свобода – не качества, а награда за пользование языком, праведное и ответственное. Величие придает именно церковнославянский пласт, обеспечивающий уникальное богатство синонимических рядов. Сравним: глава – голова, башка, котелок, главный – головной; страна – сторона, странный – посторонний, иностранец, странник. Длинная цепь переплетений церковнославянских и русских слов может привести к противоположным значениям на концах цепочки: благий, благой – добрый, хороший, полезный, добродетельный; блаженный – счастливый, благополучный, угодник Божий. А есть блажливый – шаловливый; блажной – глупый, шальной. Так свободный язык предоставляет нам возможность выбора слов из огромнейшего богатства.


Язык – наша среда обитания

Да, мы «дышим» речевой продукцией и своих современников, и своих далеких предков. В старину русский ребенок слушал одновременно и народно-разговорную речь и церковнославянский язык. Покоясь на родительских руках, несущих его в храм, он запоминал: церковная ограда и огород во дворе; «затвори ворота» и Царские врата; крестное целование и мой крёстный; младенец и молодец; небеса и нёбушко; возглашать и голосить... Так он учился говорить, овладевая навыками сразу двух языков: церковного и домашнего, разговорного. Но оба они с пеленок воспринимались как формы родного слова.

Первым связным текстом, усвоенным русским дитём, была молитва. Читать учили по Часослову и Псалтири. И постепенно ребенок осознавал, что одни формы схожих слов служат для употребления дома, в быту, а другие – только в храме. Одни служат для обращения к маме, другие – к Богу. Не столько разумом и памятью, сколько душою он овладевал целыми фрагментами церковных песнопений, молитв, псалмов. Любимыми книгами на Руси были «Жития святых» и «Добротолюбие», в то время как на западе с восторгом читали «Декамерон». Церковнославянский язык был языком нашей школы, просвещения и образования. Причем, средневековая школа давала более широкое образование, чем университеты и иезуитские коллегиумы.

И если мы знаем, как гибельно для нашего народа загрязнение языка, что оно вызывает духовную деградацию и может убить народ как культурно-исторический феномен, то каждому из нас на своем месте хорошо бы изыскивать больше возможностей для служения России и ее святыням. А в числе их (в первом ряду!) стоят два языка: современный русский и его прародитель, церковнославянский.

Сегодня всем нашим писателям, публицистам, ученым, общественным и государственным деятелям, учителям-словесникам и всем, кому дорога Родина, нужно осознанно взять на себя ответственность за будущее русского языка. Ибо это будущее во многом зависит от нашей позиции. У нас есть такие могучие держатели русского слова, как Валентин РАСПУТИН, Владимир ЛИЧУТИН и др. Их дело – писать, а дело критиков, издателей, библиотекарей, педагогов – открыть их книги читателю, прежде всего юному.

Зная, как велика роль церковнославянского языка в формировании русской духовной культуры, сегодня мы должны ставить вопрос о восстановлении его преподавания в школах. В мире этот процесс уже идет. Ведущий язык культурно-исторического ареала возвращается «домой». В школах Европы стали изучать латынь, на мусульманском Востоке — арабский, в Москве еврейские дети изучают древнееврейский. Так и у нас уже в с первых шагов обучения русскому языку в школе следует вводить и церковнославянский. Чем меньше возраст детей, тем более открыты они ангельской чистоте, тем раньше созидается заслон сатанинскому визгу импортной «музыки». Пусть чаще они слышат и поют русские народные песни. Какие предметы были главными в церковно-приходских школах? Церковнославянский язык, чтение, письмо и церковное пение. Если мы дадим им «не мертвую грамоту, а живую грамоту веры», то защитим от всех ураганов и недобрых ветров...


Рейтинг: 907
Галина Витальевна Яркова, преподаватель церковнославянского языка воскресной школы
24.01.2014

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.183 сек.