Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Суббота, 25 марта 2017 года 04:00:15 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Отзвук Афганской войны
№8 (1118) 20.02.2014 г. 
Валерий Петроченков:
«Поддержка близких давала нам силы»

Рядом с нами живет немало бывших военнослужащих, для которых 23 февраля — по-настоящему профессиональный праздник. Выйдя в отставку, они продолжают трудиться водителями, инженерами, охранниками. Сталкиваясь с ними, мы отмечаем редкую по сегодняшним меркам ответственность, собранность, внутреннюю дисциплину. Свои новые обязанности они исполняют по-военному четко и не привлекая к себе особого внимания. Как раз таков Валерий Владимирович ПЕТРОЧЕНКОВ, машинист по производству изделий из бумаги на заводе «Таркетт». Он возглавляет рабочую бригаду, под началом его — 7 человек. За плечами – долгий воинский путь...

– Мальчишкой я и не думал стать военным, о погонах и подвигах даже не мечтал, – начал он свой рассказ. – Детство мое прошло в Узбекистане. Окончив школу, устроился на работу в авиационную часть на аэродром Карши-Ханабад, стал сотрудником Советской Армии. Через год дождался повестки и отправился на Дальний Восток. Отслужив, вернулся домой и пошел на сверхсрочную службу в родной 735-й истребительный авиационный полк в Туркестанском военном округе. Сам город Карши был областным центром, потому от плохих бытовых условий мы не страдали.

Хоть аэродром и появился тут в годы советской власти, военная история Карши куда древнее. В XIX веке он был вторым по значимости городом Бухарского царства, а в XIV здесь располагалась крепость-резиденция монгольских ханов. Единственное, что очень слабо изменилось в Карши с тех давних времен, – это система водоснабжения. Вода у нас была строго по времени: два часа утром и два часа вечером. Приходилось набирать ванну и расходовать запас очень бережно. В условиях 45-градусной узбекской жары хорошо понимаешь всю глубину поговорки о том, что «вода – это жизнь». Зимой морозы у нас редко доходили до -10. В такие дни выпадал снег, и детей до полуночи невозможно было загнать домой. Они знали, что к утру все растает, и торопились наиграться в снежки.

В московской в школе прапорщиков я успешно отучился на механика по ремонту и обслуживанию радиотехнического оборудования. На каждом самолете установлена радиостанция, радиокомпас, радиомаркер. По истечению определенного количества часов нужно проводить регламентные профилактические работы. Технике нельзя без ремонта. Какой бы надежной она ни была, ей свойственно ломаться. Только люди у нас в армии железные…

Так прошло 10 лет, и в моей биографии настала афганская пора. На войну провожала семья: жена, 6-летний сын и годовалая дочка. Конечно, они ждали и сильно тревожились за меня. В Афганистане провел полтора года: с августа 1985-го по декабрь 1986-го. Служил в управлении ВВС 40-й армии. Наш гарнизон располагался во дворце Тадж-Бек на юго-западной окраине Кабула, в бывшей резиденции Хафизуллы АМИНА.

В отличие от долгих лет в Карши, где мне приходилось контактировать в основном с техникой, в Афганистане я больше общался с людьми. Меня задействовали в кадровой службе, ее специфика заставляла ездить по всей стране, бывать на разных аэродромах. Кундуз, Баграм, Кабул, Джалалабад, Шинданд, Кандагар – во всех этих точках я бывал неоднократно. Приходилось летать на всех видах воздушных судов, которые использовались в ВВС 40-й армии. Однако везде я был пассажиром, а не пилотом. Стоило как-то заикнуться про часы налета, как меня тут же поставили на место: «Это не налет, а навоз – не ты летаешь, а тебя возят».

Природные условия службы были непростыми. К 45-градусной жаре я привык еще в Узбекистане. А вот вездесущая пыль и, самое главное, недостаток кислорода в высокогорье здорово осложняли жизнь. Самый низко расположенный аэродром Афганистана – это Кундуз, он находится на высоте 420 метров над уровнем моря. По их меркам – это низина. Вот аэродром Кандагара, к примеру, размещен на высоте свыше 1000 метров. Солдаты, не привыкшие дышать разреженным воздухом, первое время быстро уставали. Им не хватало кислорода, от резких движений кружилась голова. Но даже в таких условиях наши люди находят выход. Снять усталость, восстановить силы и привести нервы в порядок помогала русская баня. Где ее взять в горах Афганистана? Мы строили из бомботары.

Все афганские аэродромы имели снабжение из Советского Союза. Это не только решало задачу своевременного ремонта самолетов и вертолетов, но заодно и обеспечивало гарнизоны строительным материалом. В самом Афганистане дерева было не достать, поэтому мы разбирали на доски брусовую обрешетку бомб и ящики из-под реактивных снарядов. Из них строили домики, какие-то подсобные помещения, но главное – бани! Чтобы добыть воду, бурили специальные скважины. В качестве топлива использовали авиационный керосин, а в тех гарнизонах, где его приходилось экономить, топили все той же бомботарой.

Мыться мы могли каждый день, и в этом было наше спасение. Когда выходишь из раскаленной парилки на 40-градусный вечерний воздух, он кажется прохладным и освежающим! Сил появляется столько, что, кажется, сейчас взлетишь. Но смыть усталость вместе с пылью – это, конечно, только полдела. Важнее то, что в горячем воздухе русской бани растворялась затаенная тревога, уходила нервная дрожь, стихала душевная боль. Ведь какой бы оправданной ни была война, на ней всегда много крови и грязи, от этого никуда не спрятаться. Вот и учишься по-настоящему ценить простые, маленькие человеческие радости: жареную картошку, задушевную песню, парную баньку.

Но самым большим счастьем на войне была весточка из дома. Ничему так не радовались бойцы, как письму от родных. Его перечитывали десятки раз, показывали товарищам, носили с собой в нагрудном кармане. Поддержка близких – вот главное, что всем нам давало силы в трудные минуты. А ведь их было немало. Там стреляли везде и постоянно: из стрелкового оружия, ракетами, снарядами, по-всякому. И каждому не раз довелось побывать под обстрелами.

По долгу службы мне приходилось контактировать с афганскими офицерами. Все они когда-то обучались в нашей стране, потому неплохо говорили по-русски. Быстро освоили нашу речь и мальчишки-афганцы. Недаром язык называют двигателем торговли: они частенько норовили нам что-нибудь продать. Но, конечно, основная масса людей, с которыми я общался, – это наши советские военнослужащие. И знаете, практически каждого из них я могу назвать героем. Они побывали на войне, а такое не проходит без следа. Война — как лакмусовая бумажка. Она ярко высвечивает всё, что есть в душе человека: в одних — трусость и мелочность, в других – самоотверженность, великодушие и отвагу. В мирной жизни мы годами пытаемся что-то разглядеть в людях, а в экстремальных условиях афганской войны всё проявлялось в первые дни. А потом… Потом даже испуганные нытики переставали ныть, собирали волю в кулак и совершали лучшее из того, на что способны. Может быть, именно за эту способность разбудить в человеке то лучшее, чего он сам от себя не ожидал, так «по-доброму мы помним наш Афганистан»?..

Сейчас, по прошествии стольких лет, эта тема все еще важна для меня. Я смотрю фильмы про Афганистан, люблю военные песни, ищу в интернете фотографии тех мест, где когда-то служил. Хотя смотреть там, в общем-то, уже не на что – повсюду развалины. Не так давно наткнулся на снимки обелиска майору ГАЙНУТДИНОВУ в Кундузе. Этот памятник когда-то стоял перед штабом 181-го вертолетного полка (см. фото). Я хорошо его помню: на постаменте стоял вертолет Ми-24, под ним, на табличке, были выбиты фамилии нескольких летчиков, погибших в первые годы афганской войны. Первым там значился Герой Советского Союза Вячеслав Гайнутдинов. Однажды в тяжелейших условиях пыльной бури он сумел отыскать разведгруппу, попавшую в беду, и спас ее из-под обстрела. Монумент, призванный увековечить память о героизме наших летчиков, сегодня находится в жалком состоянии: киль валяется в одной стороне, кабина — в другой. Неужели афганцам казалось, что с нашим уходом им будет лучше? Думаю, что теперь, после того, как у них побывали американцы, это мнение изменилось…

За годы моей службы в Афганистане сын из беззаботного ребенка успел превратиться в серьезного второклассника, а дочка научилась говорить. Когда я вернулся, она, едва завидев меня, сказала: «Папа!». И тогда по-настоящему понял, что война позади, что я дома и счастлив…

…Еще два года служил на Украине, а потом судьба забросила меня с семьей в Германию. Служил в инженерно-аэродромном батальоне. Группировка советских войск в ГДР составляла тогда около полумиллиона человек. Аэродромов было много, значит, и работы для нас достаточно. В нашу задачу входило строительство и демонтаж аэродромов в Магдебурге, Лерце, Мерзебурге. Со стороны немцев я не замечал негатива к советским военным, относились к нам хорошо. На моей памяти никаких конфликтов с местными не случалось. Наша воинская часть была небольшой, все были друг у друга на виду. Жены военнослужащих дружили, устраивали детские утренники, творческие вечера.

Жили мы в отдельных квартирках. Печки топили брикетами – это такие кирпичи из смеси нефти и прессованной угольной пыли. В СССР тогда были тяжелые перестроечные времена, и, конечно, первое время у нас в ГДР просто глаза разбегались от обилия товаров в магазинах. Продукты, одежда, техника – чего здесь только не было! А я вспоминал Афганистан, сравнивал и поражался. Там приходилось очень тяжело, глоток воды иной раз был на вес золота, но в таких условиях люди показывали себя с лучшей стороны. А в Германии, в сытости, комфорте и достатке в отношениях между сослуживцами вдруг стало проступать что-то низкое, начались раздоры, деление на касты. Странное дело, думал я: когда у вас один сухарь на двоих, ты отломишь кусок и протянешь товарищу. А если вокруг полки ломятся от разного добра, будешь кривить душой и грести под себя?..

Заканчивал службу в Кинель-Черкасском авиационном полку в должности техника по обслуживанию вертолетов и двигателей. В последние годы все больше бросалось в глаза, как сильно отличаются сегодняшние призывники от тех ребят, которые когда-то шли служить в армию вместе со мной. В 70-е годы все мы, независимо от национальности, чувствовали, что живем в одной большой и дружной стране. Когда я учился в школе, в моем классе было 40 учеников 26 национальностей: русские, узбеки, таджики, украинцы, евреи, корейцы, татары, белорусы. Всех сейчас не вспомню, но их было именно 26!

В школе, а потом в армии, все мы тоже жили единой, крепкой семьей, друзей заводили, не глядя на национальность. А в 90-е годы, после распада СССР, началась активная пропаганда национализма, и молодые люди с неустоявшимся мировоззрением быстро им прониклись. Солдаты стали разбиваться на группы по национальностям, всеми правдами и неправдами старались перевестись к своим. Грустно было на это смотреть... И все-таки армия многих меняла в лучшую сторону, «ставила мозги на место», помогала понять то, что «на гражданке» кажется слишком запутанным. Я и сегодня уверен, что каждый мужчина должен пройти армейскую службу.


Рейтинг: 637
Ирина Козлова
21.02.2014

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.157 сек.