Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Среда, 26 апреля 2017 года 00:25:32 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/1 
Афоризм недели:

Человек — это целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.

Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Живая память
№19 (1129) 08.05.2014 г. 
Фронтовые дороги друзей-ветеранов

Кажется, еще совсем недавно майский парад Победы возглавляли ветераны. Впереди шла знаменная группа, за нею следом — строй фронтовиков с наградами на груди. Уже пожилые, но сохранившие былую выправку и оптимизм, они уверенно вели за собой молодежь. Увы, с каждым годом их строй редел…

Представьте, когда-то в Отрадном одних только ветеранов-десантников было 15, сегодня осталось двое. Их имена хорошо известны отрадненцам. Это гвардии лейтенант Александр Васильевич КАЗАКОВ (на фото слева) и гвардии красноармеец Михаил Семенович КУЛАГИН. Удивительна их судьба! Три года они воевали в одной бригаде, в одном полку, в одном батальоне 98-й гвардейской Свирской, дважды Краснознаменной, ордена Кутузова 2-й степени воздушно-десантной дивизии. Нередко участвовали в одних боях и военных операциях, но вот не встретились. Уже после войны, в 70-е годы, судьба вновь свела их: обоим довелось работать в Отрадном, в конторе бурения. Здесь однажды и познакомились, и разговорились, и подружились, а потом часто вспоминали фронтовые пути-дороги.

– Память наша уже слабеет, – сетует Александр Васильевич, – а так не хочется терять эти воспоминания! Хоть много страшного было на войне, но ведь много и славного, и доблестного. Важно сохранить это все, передать молодым. И Михаил со мной согласен. Вот на днях сокрушался:

«Представляешь, не помню, как звали нашего комбата». — «Майор Сумкин! Как можно забыть такого чудесного командира?». «Совершенно верно!» — воскликнул он, и вновь полились воспоминания о наших боевых радостях и горестях, о довоенных годах и Великой Победе…

•••

Детство друзей-ветеранов прошло по-разному. Михаил Кулагин вырос в многодетной деревенской семье. С первых дней войны работал на паровой мельнице, был извозчиком, конюхом, кочегаром. А семья Александра Казакова — чисто городская. Жили в Самаре, неподалеку от филармонии. Отец его служил в кавалерийском эскадроне милиции. Когда началась война, Александр вступил в народный отряд ПВО и каждую ночь выходил дежурить на свой пост.

В декабре 1942г. оба парня получили повестки из военкомата и отправились на учебу в военно-пехотное училище в Кинеле.

– Стал я курсантом минометной роты, – вспоминает А.В.Казаков, – а Миша попал в роту противотанковых ружей (ПТР). За полгода тренировок нам дали всестороннюю военную подготовку, обучили уникальным приемам русского штыкового боя. Командование наше было многонациональным: начальник училища, полковник НЕТРЕБА — украинец, комендант гарнизона, старший лейтенант МАГАРАШВИЛИ – грузин, ротный капитан ДЗИЛИХОВ – осетин. Но все мы были одним народом, горячо любили Родину и чувствовали свой долг в том, чтобы защитить ее от врага…

Несмотря на преклонный возраст, друзья-ветераны по сей день активно занимаются общественной работой, много сил отдают патриотическому воспитанию молодежи. Они частые и желанные гости в городском музее, в школах, в клубе «Гвардеец ДОСААФ».

– Сегодня непросто стало говорить о войне, – делится раздумьями Михаил Семенович. – Мало того, что трудно вспоминать горькие годы, так еще и вопросы порой задают какие-то хитрые, каверзные. Поэтому со взрослыми я встречаться не люблю. А вот детишки – дело другое, у них души чистые, открытые. Им-то и надо рассказывать, какая тогда была жизнь. Они правду-то сердцем чувствуют, на них вся наша надежда...

Михаил Семенович Кулагин и Александр Васильевич Казаков скромно, просто, но очень живо рассказывали о своей фронтовой судьбе. События тех давних военных лет не потеряли былой значимости для них, они живы в памяти, будто произошли совсем недавно.


«Застыли мальчишки в суровом солдатском строю»

В мае 1943-го, когда курсанты военно-пехотного училища усиленно готовились к выпускным экзаменам, их жизнь вдруг резко изменилась.

– Казалось, дорога впереди ясная: прилепили бы нам звездочки на погоны да отправили на фронт, – рассказывает Александр Васильевич. – Ан, нет! Все 20 рот нашего училища погрузили в эшелоны и отправили в город Дмитров севернее Москвы. Там формировались части воздушно-десантных войск резерва Верховного Главнокомандующего. И у нас началась новая учеба: марш-броски, рукопашный бой, стрельба из всех видов оружия, прыжки с парашютом.

Всего за годы войны я совершил 119 прыжков, но самый первый помню особенно. Было это в сентябре 1943-го. Бабье лето, тепло, безветренно. Установили в подмосковном поле две лебедки, через них трос, а к нему карабинами прикреплен аэростат. Под ним – корзина с металлическим ограждением. Рассчитана она на 5 человек: инструктора (мы его называли вышибалой) и 4-х парашютистов. Прыгать предстояло с 400-метровой высоты. Чего греха таить, конечно, все боялись! Один только смельчак среди нас был – Мишка. Смеялся, всех подбадривал, одному подмигнет, другого по плечу хлопнет и все повторял: «Сможем! Прыгнем! Ерунда!» И вот пришел наш черед.

Один зажмурился, прыгнул. Другой со страху заорал и полетел вниз. А Мишка схватился за края корзины так, что аж пальцы побелели, и стоит, как остолбенел, с места не сдвинешь. Кое-как инструктор его вытолкал, так он еще в полете ухитрился, перевернулся и снова за край площадки зацепился. И висит! Вышибала сердится уже, хотел и меня вытолкать. Нет, говорю, я сам. Зажмурился и полетел камнем вниз, только воздух в ушах свистит. Вдруг – хлоп, парашют раскрылся. Сверху – купол, со всех сторон – небо, а внизу – поля наши русские от края до края. Ах, хорошо-то как! От такого же избытка чувств кто-то рядом вдруг во весь голос запел: «Раскинулось море широко!..»

– Лучше всего с большой высоты прыгать, – делится мыслями Михаил Семенович, – тогда есть время и оглядеться хорошенько, и выбрать место поудобнее. Нас ведь везде бросали: и на лес, и на воду, и на село. Больнее всего падать в сухой лес, прямиком на ветки да сучья. Но война есть война, заранее не знаешь, чего ждать, поэтому нужно быть готовым ко всему.

– Однажды нас подняли по тревоге, погрузили по 20 человек в самолеты, подняли в воздух и сообщили боевую задачу: один из подмосковных монастырей заняли фашисты, надо десантироваться и выбить врага. Прыгнули за километр до монастыря и с криками «ура!» пошли на штурм. Устроили стрельбу-пальбу, да только зря монахов перепугали. Оказывается, никаких немцев там нет, а задача наша была учебная.

Едва успели закусить, окончив штурм, как пришла новая весть: нашу часть в Дмитрове фашисты захватили и движутся на Москву. За спиной парашюты, оружие, каска, противогаз, саперная лопатка, бежим по жаре, взмыленные, 100 км, чтобы свою часть от немцев отбить. Прибежали: опять никого нет, просто учеба была.


«Нас ждет огонь смертельный»

В июне 1944г. друзья-ветераны в составе 37-го гвардейского стрелкового корпуса попали на Карельский фронт, где шли ожесточенные бои. Нужно было разгромить финские войска и вытеснить их на территорию Финляндии, не дав им соединиться с немцами и создать второе кольцо блокады вокруг Ленинграда. Молодых десантников переквалифицировали в пехотинцев и отправили в Карелию.

– Поставили меня помощником командира взвода, – вспоминает Михаил Семенович. – Вскоре командир погиб, его обязанности перешли ко мне. Однако мы не носили знаков различия, даже высшее командование ходило в простых гимнастерках. Логика была простая – ты своего командира знаешь, а других тебе не надо, а врагу и подавно. Беда в том, что карельские леса были усыпаны «кукушками». Так называли снайперов, которые прятались на высоких деревьях с густыми кронами и вели прицельный огонь в своем секторе обстрела. Нам их в листве никак не разглядеть, а мы у них — как на ладони. За спиной 20 км тыла, ты идешь спокойно, и вдруг ка-ак свистнет что-то в воздухе, и — твой товарищ убит. Били обычно командиров, так что быстро отучили нас и от фуражек, и от погон.

Бои в Карелии шли страшные. Неприступные доты и дзоты, бронеколпаки, минные поля – враг отгородился от нас неодолимой стеной. Как подняться в атаку, когда ни на миг не стихает огонь пулеметов? А все же шли. Когда старались пробиться в проулок между дотами, когда с боков их обходили, но шли. За три месяца от 120 человек в живых осталось 12…

– Много народу полегло и при форсировании реки Свирь, – продолжает Александр Васильевич. – В том месте, где нам поставили задачу перебраться на другой берег, ширина реки составляла примерно 400 метров, и скорость течения была большой. Вражеский берег ощетинился дотами, из-под бетонных колпаков на нас смотрели дула автоматов, пулеметов и пушек. Разве позволят они нам переправиться? Уложат всех моментально.
И тогда решено было устроить ложный десант. Из бревен саперы сделали 6 плотов. Солдатскую военную форму набили сеном и крепко прикрутили проволокой к деревянным пулеметам. «Экспонаты» установили на плоты так, что издали все казалось настоящим.

Сложнейшая боевая операция началась 21 июня 1944г. под покровом короткой карельской ночи. «Плоты – это хорошо, – сказал командир, – но сами они не поплывут, кто-то должен их толкать. Добровольцы, пять шагов вперед!»

Шагнула вся рота, как один! Чего нам, 19-летним, бояться? Все храбрецы! Выбрали 12 человек, и переправа началась. Финны принялись палить из всех видов оружия, а наши артиллеристы засекали координаты их огневых точек и прицельно били по ним. Триста «Илов»-штурмовиков поднялись в воздух, чтобы бомбить передний край финнов, а те все стреляли и стреляли. Вода кипела от разрывов пуль. Плоты скакали и переворачивались. На лодках и амфибиях начали переправляться через реку наши основные силы. На моих глазах прямо в одну из наших лодок попал снаряд, огромный столб воды взмыл над рекой. Всего минуту назад 19 улыбчивых парней торопились погрузиться в эту лодку, и вот уже никого из них нет в живых. В том бою многие погибли, но чудом было то, что все 12 добровольцев, которые первыми вошли в воду и толкали плоты, остались живы. Среди них был и наш земляк, тимашанин Виктор Александрович МАЛЫШЕВ.

…Потом еще 500 км прошли мы боями, освободили Петрозаводск, Ладожское и Онежское озера. Наконец финны выбросили белый флаг. Пока нас не отправили на другой участок фронта, был краткий миг перемирия. Он запомнился мне лесом, полным черники. Мы собирали ее горстями, ели-ели и все наесться не могли. Увидели это местные жители и принесли нам целые корзины ягод. Дали не просто так, а в обмен на куски мыла, которые у нас были. Вот уж тогда все наелись досыта…


«Мы пол-Европы по-пластунски пропахали»

После капитуляции Финляндии 98-я воздушно-десантная дивизия с боями освобождала Белоруссию, Венгрию, Австрию, Чехословакию.

– Много всего было на войне, много, – вздыхает Михаил Семенович. – Помню, как-то подняли нас однажды по тревоге, выдали сухой паёк и оружие, велели собраться и быть готовыми к вылету. А паёк такой хороший, ба-а! Да там и консервы, и конфеты, сроду такого не было! А живыми вернемся, нет ли, не знаем. Может, не успеем такой вкуснотищи попробовать? Не удержались, достали всё, открыли, развернули – едим. Просто пир устроили. Ну вот, теперь на сытый желудок и погибать не страшно. Вдруг приказ – отбой! Остаемся на местах. Так мы в один день и наелись, и погибать не пришлось.

Или вот, кто поверит, что на ходу можно выспаться? Однажды наша рота совершала длительный переход, двое суток шли без остановки. Левой-правой, левой-правой! Идешь и идешь. И снится тебе дом, и мать стоит у окошка. Вдруг откроешь глаза, а ты, оказывается, все шагаешь и шагаешь. Как так может быть? А вот может! Как объявили привал, помню, упали мы, где стояли: кто на траву, кто на землю, а кто и в лужу. Тут же уснули. И ведь никакая простуда-лихорадка не брала. Толкай нас, пинай, тащи – не проснемся. А выстрел услышим — сразу вскакиваем и вперед.

– Да, на войне часто снился дом, – подтвердил Александр Васильевич, – а потом дома часто снилась война. Немало было у меня штыковых атак. Страшное это дело: как подняться из окопа, когда вокруг пули свистят, а товарищи замертво на землю падают? А все же поднимались и бежали навстречу врагу. Помню, несется на меня огромный эсэсовец-ефрейтор, морда толстая, глаза выпучены, орет что-то. Ну, думаю, покажу я тебе! Отбил его винтовку, воткнул штык. Вдруг приклад соскользнул, и всей тушей свалился он на меня. Кричит, землю царапает, кровищей все заливает. Еле выбрался из-под него, карабин вытащил и побежал дальше… Не раз снилось мне потом, как бежит на меня тот эсэсовец. Ближе, ближе подходит, но не могу я его винтовку отбить, чувствую штык на своей груди, слышу, как трещат разрезаемые мышцы и — просыпаюсь…

– На войне всюду была смерть, – говорит Михаил Семенович. – Сколько народу на моих глазах полегло! На берегу венгерского озера Балатон были усиленные укрепления немецких войск, особенно много было танков. Здесь-то мы, ПТРовцы, особенно пригодились. 10 марта 1945 года танки шли густым потоком — прямо по нашим окопам, один за другим. Они обрушивали балки, сминали наших солдат, одних наматывало на гусеницы, других живьем перемешивало с землей. Они все друзья тебе, не чужие, каково на это смотреть? Выбрался из укрытия, бросил бутылку с зажигательной смесью. Загорелся танк, а все же ползет. Тогда ружье развернул и в бок ему пальнул. Все, теперь встал. Больше ты наших не подавишь! А за ним уже другой идет, по окопам кружит, живую могилу за собой оставляет. Только задом повернулся, – бах – подбил и его!

Через неделю после того боя остановил третий «Тигр». Но и самого меня в том бою ранило, пробило плечо. Потом еще своим ходом до медсанбата шел. Санитарам таскать нас некогда, раненых столько, что успевай только руки-ноги отрезать. Страшней всего на войне было смотреть, как умирают боевые товарищи. Вот ты с ним из одного котелка ешь, шутки шутишь, плечо подставляешь – а вот лежит он раненый, храпит, умирает. Не объяснишь, не перескажешь, как такое пережить…

•••

Друзья-ветераны говорили обо всем искренне и просто. То сурово сводили брови, то по-доброму усмехались и часто повторяли одну и ту же мысль: «Молодежь-то ведь этого не знает! А им надо, надо знать!» Для мира на земле, для жизни будущих поколений, для того, чтоб не дать себя обмануть – наша молодежь должна знать правду о войне.


Рейтинг: 406
Ирина Козлова
08.05.2014

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным директора Института социальной политики Л.ОВЧАРОВОЙ, падение уровня жизни в ходе нынешнего кризиса поставило на грань выживания 70% российских семей. Подробнее...
  • В регионе стартовала весенняя призывная кампания. Подробнее...
  • С 1 мая в Самарской области вступает в силу нерестовое ограничение на рыбную ловлю. Подробнее...
  • В Самарской области стартовал сезон клещей и уже заработали лаборатории, которые принимают насекомых на исследование. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.230 сек.