Газета "Вестник Отрадного"
№11 (1278)
16 марта 2017 года

 Четверг, 23 марта 2017 года 04:10:47 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

Сегодняшней работы на завтра не покидай. Золото — не золото, не побывав под молотом.

Русские пословицы 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Горькие строки
№31 (1141) 31.08.2014 г. 
Дорогами войны

Глубокой ночью 23 июля на территорию общежития стадиона «Нефтяник» въехали два больших автобуса — в сопровождении полиции из аэропорта Курумоч к нам прибыли еще 53 жителя Донецкой и Луганской областей. По условиям приема, беженцам отводится 90 дней на оформление документов и обустройство. Вот на эти три месяца общежитие на улице Гайдара, 74 станет их домом.

Их ждали вечером, но прибыли они только в два часа ночи. Здесь к приему людей все готово: убраны комнаты, застелено чистое белье, в столовой ждет горячий обед. Процесс расселения проходит удивительно быстро. Списки с фамилиями в комиссии уже есть. Сейчас, чтобы не томить людей, изможденных долгой дорогой, им быстро объясняют правила регистрации и раздают ключи от комнат.

За эти несколько минут успеваю лишь мельком рассмотреть новоприбывших. Среди них много молодых семей с детьми. Видно, что многие собирались впопыхах. Теплых вещей с собой явно нет: на плечи наброшены махровые полотенца. Получив ключи, уставшие люди расходятся по комнатам. Впереди у них трудный день, а пока есть несколько часов на сон — тихий, мирный, спокойный…

Спустя несколько дней мы вновь пришли в общежитие, чтобы поближе познакомиться и побеседовать с беженцами. Почти все отказались фотографироваться и называть имена — чтобы вдруг не навредить родственникам, оставшимся на Украине.


«ОТРАДНЫЙ ПОХОЖ НА CЕВЕРОДОНЕЦК»

ЕЛЕНА приехала в Отрадный из Северодонецка. Вместе с ней — мама, сын и племянница:

— Еще в конце мая детей и маму мы отправили в Крым, чтобы они отдохнули и подышали целебным морским воздухом. А сама я уехала с Украины три недели назад. Хотела просто отдохнуть на море. С собой, кроме купальника и легких летних вещей, у меня ничего нет. Но за эти две недели все изменилось. В городе начались постоянные бомбежки. Сейчас Северодонецк закрыт для въезда. Предприятие, на котором я работала, стоит. Родные и соседи прячутся в подвале.

Никогда не забуду ощущение ужаса, которое охватило меня, когда впервые услышала громкий звук минометов. Это было в 4 часа утра. В окнах квартиры задрожали стекла. Я вскочила с кровати. Стреляли по блокпостам, что за городом, но страшно было невыносимо. Несмотря на то, что украинские силовики обстреливали только окраины, снаряды попадали и в жилые дома. Буквально рядом с нашим Северодонецком находится город Лисичанск. Достаточно просто перейти мост – и вот ты уже в другом населенном пункте. Сейчас он практически полностью разрушен.

Знаете, многие люди до последнего не хотят покидать родные места. Сейчас я созваниваюсь с сестрой, которая все еще находится в Северодонецке. Она говорит, что город опустел, после пяти вечера на улицах никого нет. Конечно, надежда вернуться домой еще теплится в сердце, но умом я понимаю, что даже, если военные действия прекратятся, возвращаться уже некуда. Часть города полностью разрушена. Неизвестно, сколько времени потребуется на восстановление, и непонятно, какая власть завтра установится, как она будет настроена к русскоязычному населению.

Сейчас главное для меня – найти здесь работу, устроить сына в школу, встать на ноги и начать потихоньку обустраивать быт на новом месте. Отрадный очень похож на наш Северодонецк: маленький, компактный, уютный.


«ТАМ МОЯ РОДИНА, ПОНИМАЕТЕ?»

ЮРИЙ родом из Луганска. Когда он рассказывает о том, что происходило в его некогда тихом городке, голос его, обычно спокойный и уверенный, начинает подрагивать:

— Примерно полтора месяца назад наши ополченцы взяли здание службы безопасности Украины. В городе не было кровопролитий. Все прошло как-то мирно: одни вышли – другие зашли. Рядом находилась военная часть внутренних войск, большинство военнослужащих которой добровольно сложили оружие. Одиночные выстрелы были слышны над военной частью, но нельзя сказать, что был жестокий, кровопролитный бой. После того, как националисты захватили аэропорт, к городу начали подводить войска. Нам, мирным жителям, сложно определить, нацгвардия это или каратели.

Бои за блокпосты и погранчасть шли в спальном районе города. А в это время украинские войска уже бомбили станицу Луганскую, хутора Макарово и Новый Айдар. Там нет военных объектов, там живут простые, мирные люди. А потом снаряды полетели в жилые кварталы Луганска. В новостных передачах нам объясняли: все это — дело рук ополченцев.

Но этого никак не могло быть! Силы ополчения сосредоточены в городе, на блокпостах. Все участники ополчения – жители Луганска. Разве станут они бомбить жилые кварталы, в которых живут их семьи? А в близлежащих населенных пунктах живут их родители, родственники, друзья. По своим стрелять никто не станет. Пока город был под контролем ополченцев, там был порядок. Действовал комендантский час: после 22.00 на улицах города не должно быть никого. Если вдруг на улице попадались подростки, которые хулиганили или распивали спиртное, в качестве наказания их забирали на несколько дней в ополчение — как подсобных рабочих.

Мы с сыном уезжали из Луганска три недели назад — всё же пришлось оставить свои руины. В стене нашей квартиры зияла огромная дыра от снаряда. Недавно я созванивался с соседями, которые пока еще там, в городе. Они сказали, что наш дом практически разрушен, одного подъезда уже нет, во дворе зияет воронка. А недавно обстреляли транспортное кольцо, объединявшее четыре квартала района. Там была конечная остановка автобусов, стоянка такси и небольшой рынок. Народу всегда было много. Под пулями погибли десятки мирных жителей, в том числе и парень, что жил с нами по соседству. Молодой совсем, ему 26 лет, — он закрыл собой коляску с новорожденным сыном.

Мы покидали город под грохот снарядов. Посчастливилось взять билеты на поезд до Симферополя. Неподалеку от железнодорожного вокзала находится поселок Каменный Брод. Тогда он подвергался массированным обстрелам нацгвардии. Разрывы снарядов были слышны и на железнодорожном вокзале. Мы до последнего не знали, отправится поезд в путь или нет.

Уже на границе в Мелитополе в поезд вошли украинские военные с проверкой паспортов. Я очень боялся за сына, поскольку слышал, что молодых мужчин войска нацгвардии насильно снимают с поездов и отправляют служить. К счастью, нас эта участь миновала. Когда пересекли границу, я выдохнул. Все самое страшное осталось позади...

Сейчас сын ищет работу. По профессии он юрист, только здесь его диплом вряд ли кому пригодится: на Украине совсем другие законы. Но он очень работящий, труда не боится. Есть права, значит, сможет работать водителем. Он собирается остаться в России и оформляет статус беженца. Я же надеюсь вернуться в Луганск. Сейчас там укрываются от обстрелов моя мама и братья. Там похоронена жена. Там моя Родина, понимаете?..


«НАЗАД ПУТИ НЕТ»

ЮЛИЯ и ДМИТРИЙ родом из Донецка. Все в их жизни было ладно – небольшой домик на окраине города, смышленый сынишка, любимая работа. Юля — продавец-консультант, подрабатывала пошивом одежды, а Дмитрий работал грузчиком на продуктовой базе. Пятилетний Антоша ходил в детсад. Была налаженная мирная жизнь…

Война для них началась, когда войска украинской национальной гвардии стали обстреливать городские окраины. Стрельба велась не прицельно: снаряды попадали то в жилые дома, то в парикмахерские, то в школы и сады. Когда во дворе соседнего дома раздался взрыв, Юля и Дима быстро покидали в сумки самое необходимое и спешно отправились на автовокзал.

— В пригородной кассе купили билеты на рейсовый автобус до Симферополя, — рассказывает Юлия. — Отъехали поздно вечером. Спать удавалось лишь короткими урывками. Автобус останавливали на каждом блокпосту – военные проверяли документы. Ополченцы всё делали спокойно и быстро, а вот перед каждым постом нацгвардии сердце бешено колотилось, к горлу подступал ком. Представьте эту картину: молоденький солдат медленно обходит салон автобуса и каждому пассажиру задает один и тот же вопрос:

— Куда направляемся?

Все отвечают одинаково:

— В Крым, на отдых и лечение.

Все врут. Сегодня это единственный способ убежать от ужасов войны, спасти детей. То и дело в лицо пассажирам юноша бросает презрительное:

— У нас война, а вы на отдых.

Ответить – значит, спровоцировать конфликт. И мы молчали. Все. На одном из блокпостов в автобус вошли солдаты нацгвардии с автоматами. Вывели из салона всех мужчин, построили и заставили раздеться. Каждого внимательно осмотрели: искали следы пороха на руках и синяки от прикладов. Один из военных крикнул водителю:

— Я заберу у тебя семь человек!

Женщины тут же выскочили из автобуса. Нам удалось отбить своих мужей, всех отпустили. Мы ехали мимо населенных пунктов. Наблюдать из окна автобуса за тем, что происходит в твоей стране, особенно страшно. Вот крохотная деревушка, со всех сторон окруженная танками. В ней никого, только мирные жители, но дула боевых машин почему-то направлены на жилые дома и в любой момент готовы открыть огонь. Для меня это вообще непонятно: как можно стрелять по своим согражданам?! Даже сейчас я никак не могу поверить в то, что это все случилось с нами.

Сейчас работники различных служб спрашивают нас, собираемся ли мы вернуться в свою страну. Нам бы этого очень хотелось, только назад дороги нет. У нас нет больше дома – сразу после отъезда в гараж попал снаряд, а в доме взрывной волной выбило стекла. Мужу в соцсетях уже приходят угрозы от украинских националистов. Видимо, они как-то отслеживают нас, поэтому возвращаться страшно.
По мнению официальной Украины, мы сбежали в страну, которая является потенциальным врагом. В украинских СМИ информация подается так, что идет русско-украинская война. Хотя русских солдат среди ополченцев нет, как нет наёмных военных и профессионалов. Все они – жители нашего города, наши друзья, соседи, знакомые.

Несколько дней мы провели в палаточном лагере Симферополя, неподалеку от аэропорта. Нас приняли там очень тепло, за что мы были очень благодарны. Много мероприятий было организовано для детей: концерты, конкурсы рисунков, спектакли, игры. Все делалось для того, чтобы малыши, которым уже довелось познать все ужасы войны, смогли немного прийти в себя.

Среди наших соседей была молодая семья, бежавшая из Горловки, которая неоднократно подвергалась авиаударам. И с тех пор их маленькая дочка, услышав гул самолета, падала на землю и начинала плакать. Некоторые малыши вздрагивали от звуков работающего двигателя и тут же искали, куда спрятаться. До сих пор не верится, что мы все это пережили, что все позади. Сейчас хочется только одного – жить мирно, не бояться за жизнь родных и близких.

***

За плечами этих и десятков других беженцев, прибывших в наш город, — страшные события, а впереди — очень непростой путь. Несмотря ни на что, кто-то из них через 90 дней вернется на Родину и будет восстанавливать жизнь на руинах, а кто-то настроен начинать новую жизнь в России — с нуля.

…Уважаемые отрадненцы! Если вам на пути встретятся эти люди и о чем-то попросят, окажите им посильную помощь. Это наш долг — гражданский и человеческий.


Рейтинг: 622
Наталья Петроченкова
31.07.2014

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • Глава города Самары Олег ФУРСОВ подписал постановление о сокращении 37% работников администрации Самары, департамента управления имуществом и департамента градостроительства. Подробнее...
  • В соответствии с прогнозами максимальных уровней весеннего половодья в 16 районах области ожидается выход воды на пойму, а в 69 населенных пунктах — подтопление. Подробнее...
  • В Самарской области опережающими темпами идет старение населения — и в сравнении со всей Россией, и в рамках Приволжского федерального округа. Подробнее...
  • За год заболеваемость туберкулезом выросла в трех городах (Сызрани, Новокуйбышевске, Отрадном) и 13 районах области (Богатовском, Шенталинском, Безенчукском, Большечерниговском, Нефтегорском, Красноярском, Борском, Волжском, Кинельском, Похвистневском и др.). Подробнее...
  • Всемирный фонд природы приглашает жителей Самары принять участие в ежегодной международной акции «Час Земли-2017». Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.500 сек.