Газета "Вестник Отрадного"
№17 (1284)
27 апреля 2017 года

 Суббота, 29 апреля 2017 года 23:19:31 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/2 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
К 70-летию Великой Победы
№13 (1175) 26.03.2015 г. 
«Дороги партизанские»

(Начало в №12 от 19.03.2015г.)

1943 год был особенно трудным для нашей партизанской бригады. Разъярённые фашисты посылали всё новые и новые силы для подавления народного сопротивления. Дальнобойная артиллерия поддерживала своим огнём наступавшую пехоту. Кровопролитные сражения длились по нескольку дней подряд. Наша бригада прошла около ста километров под непрерывным артиллерийским и пулеметным огнем. Люди изнемогали от усталости и нуждались хотя бы в коротком отдыхе. За эти дни мы понесли значительные потери. Командование приняло решение дать передышку и встать лагерем на двое суток.


В ОКРУЖЕНИИ

Комбриг Константин Михайлович БЕЛОУСОВ и комиссар Захар Платонович ГАПОНОВ объезжали отряды, стоявшие на стыках двух незнакомых районов, чтобы проверить их состояние. Предстоял решающий бой, нужно было укрепить дух измученных людей. Комбриг говорить не мог: у него болело горло, и комиссару пришлось выступать за двоих. Как только они появлялись в том или ином отряде, сразу стихийно начинался митинг. Гапонов говорил хорошо и умело:

– Два года минувшей войны показали всему миру грабительскую политику фашистов. Они являются современными рабовладельцами и хотят сделать нас рабами. За этим и вторглись на нашу землю. Заодно с ними действуют и итальянцы, и японцы, и представители других стран. Хищное зверьё хочет превратить Советский Союз в свою колонию. В Могилёве, Минске, других городах и населённых пунктах, оккупированных немцами, идут массовые аресты. Служил в советском учреждении? Иди в тюрьму! Каждый день – расстрелы, карательные операции.

Партизаны с напряженным вниманием вслушивались в каждое слово. Их решимость защищать Родину даже ценой собственной жизни только крепла.

…В палатке за столом, сделанным на скорую руку, сидели машинистки Валя ШУБОДЕРОВА и Оля ДРОБАТ. Перед одной из них стояла машинка с русским шрифтом, а перед другой – с немецким. Гапонов понимал, что во вражеской армии находятся разные люди. Наряду с фашистами есть и те, что попали в Россию поневоле. Именно для них предназначались листовки на немецком языке.

– Пишите так, – обратился комиссар к машинистке. – Солдаты Германии! Вас прислали сюда, чтобы убивать детей, стариков и женщин. Эти люди вам ничего плохого не сделали. Разве вы хотите стать палачами и убийцами?

Тут дверь приоткрылась, и в палатку вошёл дежурный по лагерю.

– К вам, товарищ комиссар! Опять тот самый полицай!

– Давай его сюда!

«Тем самым полицаем» оказался Ефим АЛЬХОВИК, который служил у фашистов по заданию партизан. Вот и на этот раз ему удалось оторваться от немцев и незаметно прийти к товарищам по оружию.

– Вам пакет от подпольной группы Могилёва, – сказал он.

Комиссар разорвал газетную бумагу, в которой оказался план оперативных действий фашистских войск против партизан.

– Я должен показать это командиру, – сказал Гапонов и быстро вышел из палатки.

Вскоре в штабе началось совещание, посвящённое выходу из огненного кольца. Белоусов смотрел на план: вместо заштрихованных квадратиков он видел селения, вместо точек и крестиков – мельницы и кирпичные здания, вместо синих стрелок – войсковые фашистские группы. Он видел живую картину предстоящего боя: людей, бегущих под огнём, разрывы снарядов, дым пожарищ, сожжённый лес, разбитые избы.

Было решено начать штурм в четыре утра. Всю ответственность за артиллерию возложили на начальника штаба бригады Ивана Федоровича ХАЗОВА. Разведку послали незамедлительно. Отправились четыре человека, шедшие парами на небольшом расстоянии друг от друга: Ефим Альховик с Виктором НОВИКОВЫМ и Сергей МОСКАЛЕНКО с Михаилом КУЛИКОМ.


ВОЕННОПЛЕННЫЙ ВАГНЕР

Во мраке леса Ефим увидел группу фашистов. «Надо бежать», – решил он. Не думая больше ни о чем, Ефим крикнул Новикову: «Бежим», – и бросился в кусты. Тотчас раздались пистолетные выстрелы. Ефим бежал зигзагами. За ним гнались. Слышался хруст ломающихся кустов. Стрельба продолжалась около четверти часа. Затем неожиданно стихло. Ефим остановился, чтобы немного отдышаться. Только теперь он понял, что кроме выстрелов, доносившихся с просеки, по которой шли они с Виктором, была слышна винтовочная пальба и с другой стороны, где находились Сергей с Михаилом. Ефим блуждал по лесу, прислушиваясь к каждому шороху, но все было тихо. Несколько раз он позвал своего напарника, но никто ему не ответил. «Что же делать? – напряжённо думал он. – Искать Москаленко с Куликом или пробираться в сторону своих, стоявших за лесной дорогой?»

Не успев ничего решить, он вдруг услышал голос Москаленко. Побежал к нему. Тот тоже был один, без напарника. А рядом с партизаном лежал связанный немецкий офицер.

– Погонялись мы за ним в кустарнике. Он, видимо, за тобой бежал.

– Видимо, – прошептал Ефим. Ему было стыдно.

– Кто ещё там был?

– Трое солдат и какой-то тип в хромовых сапогах, главный, видать. Ну ладно, пойдём, поищем Михаила с Виктором!

– Не найдём! Если живы, то далеко ушли, они здесь все тропинки знают.

Немецкий офицер, лежавший на земле, закричал. Партизаны подбежали к нему. Сергей чиркнул спичкой и осветил искажённое страхом лицо пленного. Красные веки офицера опухли. Он плакал и что-то умоляюще бормотал, видимо, боясь, что его расстреляют. Но Ефим и Сергей не понимали его.

Подъехала телега с партизанами. Пленного положили посредине, сами сели по бокам и поехали. Офицер оказался из группы СС. Назвался обер-лейтенантом ВАГНЕРОМ. Он был бледен. Рассказывая о себе, тупо глядел на свои грязные и поцарапанные во время бега руки. Ему всё время вспоминались слова командира, что большевики расстреливают всех пленных немцев. Ни о чем другом обер-лейтенант сейчас думать не мог.

– Вы утверждаете, что через двое суток лес будет окончательно блокирован немцами со всех сторон? – спрашивал Гапонов, перебирая документы, изъятые у немца. – И что только вчера прибыли из Могилёва?

– Да, это так, – ответил Вагнер. – Я прибыл только вчера и ничего не знаю. Клянусь вам!

– Кто этот человек в хромовых сапогах, что был с вами?

– Не знаю.

– Позвольте, вы же не на прогулку отправились. Это было бы слишком глупо – брать с собой людей и не знать, кто они.

– Я знаю только, что он из контрразведки. Это русский.

– Это не русский, а один из купленных вами, – Гапонов все время сдерживался, однако сейчас повысил голос. – Говорите фамилию!

–Я не помню. Шер… что-то вроде этого. Я вам все расскажу… Всё, что нужно. Всё, всё!

Допрос продолжался. Вагнер подтвердил тот план оперативных действий против партизан, что доставил разведчик Альховик. Он рассказал, что главная батарея состоит из 6 орудий, назвал номера дивизий и подтвердил данные предыдущей разведки, рассказав, что в 3-4 километрах от леса находятся танки. В операции против партизан должны были участвовать и самолеты, базирующиеся на могилёвском аэродроме.

Когда допрос окончился, пленного увели. И комбриг, и комиссар были довольны результатами разведки. Белоусов даже сказал:

– У Москаленко прямо собачий нюх. Взял кого надо.

Эта военная операция против партизан была самой крупной за всё военное время. Количество солдат и офицеров разных родов войск, которое немцы бросили на бригаду Белоусова, во много раз превосходило численность народных мстителей. И всё же, несмотря на многочисленный перевес, фашисты не добились цели: все партизанские отряды вышли из окружения с минимальными потерями. Враг потерял в десять раз больше.


«ГНАТЬ ФАШИСТОВ С НАШЕЙ ЗЕМЛИ!»

После выхода из окружения партизанам нелегко было наладить взаимосвязь, подчинить стихийное народное движение единому центру, согласовать одновременные удары бригад по противнику, создать службу информации. Да разве мало было трудностей? Враг занял огромную территорию. Множество советских солдат и мирных жителей оказалось в лесах, не имея самого необходимого. И в таких условиях партизаны должны были готовиться к удару по сильному и организованному противнику.

Командиром одного из взводов был Владимир Сергеевич СПИРИДОНОВ, а его помощником – лучший друг, Владимир Арсентьевич СЕРГЕЕВ. Они оба очень любили природу. Раньше и представить не могли, как богата Белоруссия лесами, а сейчас, когда их взвод отправился в разведку, они шли лесами уже третий день, а тем и конца не было.

Вылазка оказалась удачной. Партизаны обнаружили какой-то объект, похожий на склад, и установили за ним наблюдение. Вдруг Спиридонову показалось, что кусты ельника вздрогнули. Тут же из-за них появились какие-то тёмные фигуры, но вскоре опять спрятались в кустах.

– Видел? – шёпотом спросил командир Сергеева. – Ползи скорее к нашим, сообщи им.

А в это время фашисты принялись минировать дороги, по которым должны были пройти партизаны. Спиридонов дал команду к бою, прицелился и выстрелил из автомата. Фашистский солдат с криком упал на мину. Раздался взрыв. Немцы стали разбегаться в разные стороны и взрываться на собственных минах.

…Звуки боя разбудили деревенских жителей и партизан, остановившихся у них на отдых. Белоусов и Гапонов срочно прибыли в штаб. Молоденький парнишка в потёртой кожанке подбежал к командиру с докладом. Тот сразу узнал Владимира Сергеева. Прибывший доложил обстановку и о том, как они встретили фашистов, минировавших дороги.

– Молодец! – похвалил его Белоусов. – Освободить Могилёвский район мы должны во что бы то ни стало. Пусть каждый только об этом и думает. Пора гнать фашистскую нечисть с нашей земли! Давно пора, товарищи!

Комбриг взял бинокль и долго вглядывался в неприятельские позиции, расположенные на другом берегу. Там всё было спокойно. Но, по данным разведки, в скором времени могли появиться вражеские войска. Партизаны расставляли лёгкие орудия. Повозочные складывали ящики со снарядами. Вдруг над рекой раздался гул орудийного выстрела. Не было понятно, кто стреляет: партизаны или противник.

От кучки притихших партизан отделился немолодой уже, щуплый человек и подбежал к Гапонову. По всему было видно, что он напуган. На войне это бывает – не выдерживают нервы.

– Стреляют! – крикнул он. – Что делать, товарищ комиссар?

– Стоять на своем месте у орудия! – спокойно ответил комбриг Белоусов. – Ты что бегаешь?

– Нащупали нас фашисты, а мы и не знаем, где они, – опустив глаза, сказал партизан.

– Скоро узнаем, – всё так же спокойно проговорил Белоусов. – Наши наблюдатели засекут и доложат.

Ударил второй неприятельский снаряд. За ним – третий. Чёрные земляные фонтаны поднялись на берегу. Наводчики завозились у своих орудий.

– Огня не открывать! – строго прикрикнул на них комбриг. – Противнику только и надо, чтобы мы без толку обнаружили себя.

В эту минуту возле орудий показался командир батареи Тимофей НЕМОЛЯЕВ. Он был весь в глине.

– Засекли! – крикнул он. В его голосе слышалась нескрываемая радость.

– Давай огонь! Беглый. И поскорей! – приказал комбриг.

– Огонь! – раздалась команда у одного орудия, у второго, у третьего.

«Онь-онь», – отвечало эхо. Мелькали вспышки, гремели выстрелы. Начинался бой...

(Окончание следует).


Рейтинг: 438
Подготовила С.Углева
26.03.2015

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.902 сек.