Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Четверг, 27 апреля 2017 года 05:15:43 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/12 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Фронтовая судьба
№21 (1183) 21.05.2015 г. 
Дневник военного врача

(Начало в №19 от 14 мая 2015г.)

У нас в госпитале лежал майор-кадровик Григорий Иванович МАЛЬЦЕВ. У него была военная выправка, а сам он старше меня лет на десять. Спокойный, выдержанный, серьёзный. Проявлял ко мне повышенное внимание. А я, только взглянув на него, сразу краснела. Хоть в палату не ходи, смущаюсь и все тут! Затем он выписался, и я потеряла его из виду.

А спустя какое-то время мы встретились в штабе дивизии. Я была там в качестве зубного врача. У меня имелся походный кабинет с ножной бормашиной, которая складывалась в ящик, и складное кресло. Эти два ящика всегда были при мне. И вот я столкнулась с Григорием Ивановичем в дверях штаба. У него были такие обрадованные глаза:

– Анечка, сколько лет, сколько зим! Сегодня приехали артисты, пойдём на концерт?

Я согласно кивнула. В сарае, уцелевшем от бомбёжки, солдаты быстро соорудили сцену, вскоре появились и самодельные скамейки. Некоторые зрители пришли со своими табуретками. В тот вечер выступали замечательные артисты. Среди них была и Клавдия ШУЛЬЖЕНКО. Каждый номер встречали аплодисментами. Люди устали от войны, и этот концерт стал напоминанием о мирной жизни. А потом вышел конферансье и представил новых артистов, которые якобы умеют отгадывать мысли на расстоянии. На сцене появились мужчина с женщиной. Мужчина пошёл в зал, а его напарница осталась на сцене.

Мы с Григорием сидели в пятом ряду, с краю. Артист что-то сказал моему спутнику, а потом спросил моё имя. Затем он обратился к своей партнерше, глаза которой были завязаны:

– К кому подойдём?

– К Грише и Анечке, – ответила она.

– А где они сидят?

– В пятом ряду.

Все стали оборачиваться в нашу сторону, послышались смешки. Я готова была сквозь землю провалиться. В зале одни мужчины, и только мы сидим парой. А артист продолжает спрашивать свою партнершу:

– А какие у них отношения?

Та как бабахнет со сцены:

– Гриша очень любит Анечку.

Сбежала бы со стыда, да мой сосед крепко держал меня за руку. Концерт продолжался, но от смущения я почти ничего уже не слышала. Как только все закончилось, я выскочила как ошпаренная, и понеслась по темной улице в медпункт. Упала на топчан и давай реветь. А дежурный врач Аня НЕЧАЕВА, выслушав мой рассказ, сказала, что Мальцев – очень хороший человек. Я успокоилась, а утром уехала из штаба, потому что дивизия пошла в бой. О том концерте и думать забыла.


Снова в бой

Несколько месяцев наши части стояли в обороне. Солдаты хорошо укрепились. Разведчики брали в плен «языков», и те давали ценную информацию. За некоторые населенные пункты, такие, как деревня Кривцово, бились по нескольку дней. Сколько людей там положили! И тогда к нам в помощь перебросили «катюшу». Она как жахнула несколько раз по врагу, и полетели все его укрепления. Но и у нас потерь было много. Сколько молодых жизней загублено! Сколько осталось вдов и сирот!..

Деревню эту взяли, немцев отогнали, и нас поставили в оборону. Я стала работать в операционной. В нашу группу медиков входили хирург, операционная медсестра, два санитара и я (как на все руки мастер). В ту зиму 1942 года нам всем досталось. Мы привлекали на помощь и местное население: нужно было топить печи, ухаживать за ранеными, готовить пищу. Иначе где бы нам со всем этим справиться, впятером-то?

Наступила весна – солнечная, яркая. Наш медсанбат переехал на новое место. Мы работали в палатках, расположенных для маскировки между деревьями. Вокруг яркая зелень, одуванчики. Красота неописуемая! Если бы только не война. Она постоянно напоминала о себе.

Однажды нас с врачом ДРОЗДОВСКИМ вызвали в штаб дивизии. Там собралось человек 50. Выяснилось, что будут награждать. Мы получили медали «За отвагу» и отправились назад. Дивизия пополнилась новым составом, новым оружием, и нас снова двинули в бой.


«Только стоны, боль и кровь»

Начались ожесточённые бои — и сразу померкли цветочки и лужочки. Никакой красоты мы уже не замечали, только стоны, боль и кровь. Выйдешь из операционной, от перенапряжения аж качает из стороны в сторону. Когда даешь раненому наркоз, сама надышишься эфиру, потому что операционные маски тогда были далеки от совершенства. Больной засыпал, но и мы были близки к этому. Кричишь, бывало, санитарке:

– Маша, дай нашатырного спирта.

– Кому?

– Да мне, мне! В себя прийти надо.

Я всегда старалась, чтобы в мою смену никто не умер. Когда не получалось, долго плакала, и это трагическое событие полдня не давало мне покоя. Расскажу об одном случае при форсировании Днепра. Был страшный артобстрел. Немцы бомбили переправу, обстреливали из минометов – ад кромешный! Для устрашения бомбы бросали вместе с дырявыми бочками, и раздавался ужасный свист. Бомба падала на землю и взрывалась, а бочка всё летела и свистела.

И вот привели к нам раненого… с миной в боку. Она прорвала кожу и застряла. Санитар на передовой попытался ее вынуть, но не тут-то было. И тогда он принял «соломоново решение»: наложил повязку и на повозке отправил солдата в медсанчасть. Одного – и это при большой нужде в транспорте.

Наш хирург Василий Матвеевич БИРЮКОВ выпроводил всех из перевязочной, сделал деревянные лопаточки и начал с их помощью освобождать мину из мышц и кожи. И ему это удалось. Через полчаса извлечённую мину унесли и бросили в овраг. Там она взорвалась с сильным грохотом. А раненый пролежал неделю в санбате, а потом опять пошел бить немцев. Вот такие были герои: и солдаты, и врачи!


Три лампы вместо одной…

К нам в медсанбат приехал член военного совета вручать награды отличившимся солдатам и офицерам. Мы тогда размещались в школе. Ребята собрались в зале и в ожидании начальства устроили возню. В результате они свалили и разбили десятилинейную лампу. А для нас, медиков, она была большой ценностью. Санитар, который за нее отвечал, от страха был сам не свой. Что он скажет хирургу КРИНИЦКОМУ? Тот же ему голову оторвет. Тогда я вышла к ребятам и набросилась на них, как ястреб:

– Кто разбил? Лампа одна-единственная. Вы подумали, как мы будем работать?

Ребята опешили, молчат. Тогда вперед вышел один: глаза темные, большие. Это был политрук Георгий МАТВЕЕВ.

– Девушка, – сказал он, – пожалуйста, не волнуйтесь. Мы у немцев три отберём и вам доставим.

Тут появилось начальство, и началось награждение. А обещанные три новые лампы нам так никто и не прислал. Видимо, от радости за полученную награду политрук про них забыл, а вот я его запомнила.


«Он был небольшого росточка»

В 1941-42 годах наша дивизия не знала отступлений и окружений. Наверно, просто везло. После вручения наград мы снова вступили в бой. Немцы за каждый населенный пункт дрались, как будто он был их собственным. Наши солдаты их колошматили почем зря, а они только зарывались глубже в землю. Помню, у них была очень крепкая оборона возле деревни Чернушка. Располагалась она на высоте, откуда отлично просматривалась местность. Там был и дзот, из которого немцы шпарили по нашим. Много людей тогда погибло.

Огневую точку вызвался погасить солдат Саша КАРПЕНКО. Он был небольшого росточка, шустрый такой. Как только начало темнеть, он пополз по направлению к врагу. Немцы его заметили и открыли огонь. Саша, даже тяжелораненый, не отступил. Каким-то образом собрал силы, дополз до дзота и бросил в амбразуру связку гранат. Пулемет замолк, наши перешли в наступление и взяли Чернушку. Ну а Саша Карпенко? Ему ампутировали руки и ноги, а за тот подвиг присвоили звание Героя Советского Союза. Мы смотрели на молодого парня и потихоньку плакали, думая о его будущем.


Бытовые мелочи

За то время, что шла война, мы с девчонками совсем обносились. Грязное белье просто выбрасывали, так как стирать было негде. Вручную шили новое из зеленых косынок, которые предназначались для подвязки раненой руки. Причем делать это нужно было тайком. Кругом мужчины, вдруг кто подойдёт и поинтересуется: «А что это вы, девчата, шьете?»

Мыла тоже не было, зубы чистили древесным углем. Щётки, хоть изрядно износились, но продолжали служить. И вот в конце 1942г. при штабе дивизии открылся военторг, однако попасть туда не было никакой возможности. И тогда нам оказал хорошую услугу старый знакомый – Мальцев. Он привозил туалетное мыло, зубной порошок, духи. А однажды подарил всем трем девчонкам чулки. Мы очень радовались этим подаркам. Денег с нас он никогда не брал. На вопросы, сколько все это стоит, отвечал:

– Нечего мелочиться.


«Не бойся, я здесь!»

Летом 1943г. на Орловско-Курской дуге начались тяжелые кровопролитные бои. Наша дивизия находилась на левом фланге. Раненых было много, мы работали без отдыха. И всё это время отчетливо слышали скрежет танков, грохот взрывов, гул артиллерии. Такая страшная была битва! Самолеты, которые бомбили передний край, доставали и нас.

Прав был писатель А.И.КУПРИН, говоривший, что женщины в минуты несчастий бывают расторопнее, находчивее и сострадательней мужчин. Я видела, как наши сестры, заслышав сверлящий, угрожающий и нарастающий звук рвущихся снарядов, не думая о себе, припадали к раненым, заслоняли их собой да еще приговаривали:

– Ничего, не бойся, милый. Я здесь!

А у самих душа убегала в пятки. Говорят, что люди на войне ко всему привыкают. Чепуха это! Как можно привыкнуть к убийству, крови и бомбёжкам? Большой радостью для нас, медиков, было то, что бойцы, выхоженные нашими руками, снова возвращались в строй. Это была наша победа и самая высокая награда. Раненые надолго у нас не задерживались, потому что мы всегда были очень близко к фронту, километрах в 8-12. Мы оказывали экстренную помощь, а как только боец становился транспортабельным, его отправляли дальше в тыл. А потом они писали нам письма.

После битвы на Курской дуге нашу дивизию, изрядно поредевшую, отвели на пополнение. Стояли мы под городом Орлом. Вблизи протекала речка. Во время боев вода в ней была смешана с кровью, а теперь она снова стала прозрачной. Природа тоже страдала вместе с людьми…


Старый знакомый

…Прошел год после инцидента с разбитой лампой. И надо ж было тому случиться — судьба снова свела меня со старыми знакомыми. Дело было так: я стала ездить со своей бормашиной по батальонам. Пациентов было хоть отбавляй. Шли даже те, кто до моего приезда и не думал жаловаться на зубную боль.

Интересно, наверно, было посмотреть на молодую девчонку – зубного врача. Чаще я работала щипцами, удаляла зубы быстро, без анестезии. Если случай выдавался трудный, использовала новокаин. Условия работы были далеки от санитарных требований — и хоть бы одно осложнение! Не было ничего подобного!

И тут повадился ко мне ходить политрук Матвеев — тот, который обещал привезти три немецких лампы взамен разбитой. Так вот, каждый день у него якобы стали болеть зубы. К вечеру устанешь, как собака, а тут является он со своими здоровыми, красивыми зубами. Надерзила ему один раз – он ушел. А на следующий день опять явился. В общем, благодаря его настойчивости и терпению мы с ним все-таки подружились. После боев он всегда присылал мне с ранеными короткую записку: «Жив, здоров. Георгий». При всей сложности военной обстановки он использовал каждый удобный случай, чтобы заехать ко мне. А когда война кончилась, я вышла за него замуж.

…Анна Петровна оставила очень интересные воспоминания. Её дневник состоит из 6 тетрадей. В них много ярких деталей, характеризующих то время. Хотелось бы, чтобы эти воспоминания были изданы в полном объеме, отдельной книгой. А пока мы благодарим родственников Анны Петровны МАТВЕЕВОЙ и отрадненский музей истории за предоставленный материал.


Рейтинг: 363
Подготовила С.Углева. Фото предоставлено городским музеем
21.05.2015

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.183 сек.