Газета "Вестник Отрадного"
№16 (1283)
20 апреля 2017 года

 Среда, 26 апреля 2017 года 21:46:40 (GMT+4:00)На сайте пользователей/гостей: 0/6 
Афоризм недели:

История — это тот учитель, который дает мудрые советы на завтрашний день.

К.СЕРЕБРЯКОВ 

Лучшее
свежего номера

Поиск:  


реклама
Глас православия
№1 (1268) 05.01.2017 г. 
Молитва алтарника

Автор этого рассказа — самарский священник, член Союза писателей России, протоиерей Николай АГАФОНОВ. Сборники его повестей и рассказов давно известны широкой православной аудитории. Сегодня, в канун светлого праздника Рождества Христова, предлагаем нашим читателям один из его рассказов, взятый из книги «Победа над смертью».

В сочельник после чтения Царских часов протодиакон сетовал:

— Что за наваждение в этом году? Ни снежинки не выпало! Как подумаю, что завтра Рождество, а снега нет, так никакого праздничного настроения нету.

— Правда твоя, — поддакивал ему настоятель собора, — в космос летают, вот небо и издырявили, вся погода перемешалась.

Алтарник Валерка, слушая их разговор, робко вставил:

— А вы бы, отцы честные, помолились, чтоб Господь дал нам немножко снежку.

Они с недоумением воззрились на него, всегда тихого и безмолвного: с чего это он так осмелел? Тот сразу и заробел:

— Простите, отцы, это я так просто подумал, — и быстро юркнул в пономарку. Настоятель повертел вслед пальцем у виска, а протодиакон усмехнулся:

— Ну, Валерка, чудак, думает, что на небесах — как в доме быта: пришел, заказал и получил, что тебе надо.

Ушли они домой, а Валерка, выйдя из алтаря, направился в собор к иконе Божией Матери «Скоропослушница». С раннего детства, сколько себя помнит, его бабушка всегда стояла здесь во время службы и ухаживала за иконой, а Валерка был рядом.

Одного его дома бабушка не оставляла. Он рано лишился родителей. Отец пил, избивал жену, даже когда была беременна сыном. Вот и родился он недоношенный, с признаками умственного расстройства. Мать умерла, отца посадили в тюрьму, и оттуда он больше не вернулся.

Так и остался Валерка на руках у бабушки. Кое-как окончил восемь классов в спецшколе, но главной школой для него были бабушкины молитвы и соборные службы. И в том, что касается церковного устава, он был прямо дока: всю службу знал наизусть! Что за чем следует, мог сказать лучше иных клириков. Протодиакон не раз удивлялся: «Валерка наш — блаженный, наивный чудак, в жизни ничего не смыслит, а тут — настоящий знаток».

Бабушка умерла, когда ему исполнилось 19. Настоятель пожалел его: куда он пойдет, такой убогий? И разрешил жить при храме в сторожке, а чтобы хлеб даром не ел, ввел его в алтарь подавать кадило.

...Служба уже кончилась, собор был пуст, только две уборщицы намывали полы к вечерней службе. Валерка, подойдя к «Скоропослушнице», затеплил свечу и, вставая пред иконой на колени, опасливо оглянулся назад. Одна из уборщиц, заметив его, с раздражением сказала другой:

— Ты только посмотри, опять этот ненормальный подсвечник нам воском зальет, а я ведь только начистила его к вечерней службе. Сколько ему ни говори, чтоб между службами не зажигал свечей, он опять за свое. А староста меня ругать будет, что подсвечник нечищенный. Пойду, пугану его.

— Да оставь ты парня! Пущай там молится.

— А что, он тут один такой? Мы тоже молимся, когда положено. Вот начнет батюшка службу — и будем молиться, а сейчас не положено.

И, не выпуская из рук швабру, она решительно направилась к Валерке. Вторая, загородив ей путь, зашептала:

— Да не обижай ты парня, он и так Богом обиженный. Я сама потом подсвечник почищу.

— Ну, как знаешь, — отжимая тряпку, сердито пробурчала та.

Валерка тревожно прислушивался к их перебранке, а когда понял, что беда миновала, достал еще две свечи, поставил их рядом с первой и снова встал на колени:

—...Прости меня, Пресвятая Богородица, что не вовремя ставлю Тебе свечки! Но когда идет служба, тут и так много свечей стоит, моих Ты можешь не заметить. Тем более, они у меня маленькие, по десять копеек. А на большие-то у меня денег нету, и взять-то не знаю, где...

Тут он всхлипнул:

— Господи, что же я Тебе неправду говорю? Ведь на самом деле у меня еще 70 копеек осталось. Мне ведь сегодня протодиакон рубль подарил. «На, — говорит, — тебе, Валерка, рубль. Купи себе на Рождество мороженое крем-брюле, разговейся от души». Я подумал, крем-брюле стоит 28 копеек, значит, 72 копейки у меня останется, и на них я смогу купить Тебе свечи...

Тут Валерка сморщил лоб и задумался, что-то подсчитывая в уме. Потом обрадованно сказал:

— Матерь Божия, тридцать копеек я уже истратил, 28 отложил на мороженое, а у меня еще 42 есть. Хочу купить на них четыре свечки и поставить Твоему родившемуся Сыночку. Ведь завтра Рождество!

И тяжко вздохнув, добавил:

— Ты уж прости нас, Пресвятая Богородица. Во время службы около Тебя народу всегда много, а днем — никого. Я бы всегда с Тобою здесь был, да Ты ведь Сама знаешь, в алтаре так много дел. И кадило надо почистить, и ковры пропылесосить, и лампадки заправить. Как всё переделаю, так сразу к Тебе приду.

Он еще раз грустно вздохнул:

— С людьми-то мне трудно разговаривать, даже не знаешь, что им сказать. А с Тобой так хорошо, так хорошо! И понимаешь Ты меня лучше всех. Ну, я пойду...

И, встав с колен, повеселевший, он пошел в алтарь. Сидя в пономарке и начищая кадило, он мечтал, как после праздничной службы купит себе мороженое, которое очень любил:

— Оно, вообще-то, большое, можно даже на две части поделить: одну съесть после литургии, а другую — после вечерней.

От такой мысли ему стало еще радостней. Но, что-то вспомнив, он нахмурился и опять решительно направился к иконе «Скоропослушнице»:

— Я вот о чем подумал, Пресвятая Богородица. Отец протодиакон — добрый человек, рубль мне дал, а ведь он на этот рубль сам мог свечей накупить. Понимаешь, Пресвятая Богородица, он сейчас очень расстроен, что снегу нет к Рождеству. Дворник Никифор, наоборот, радуется, а протодиакон расстроен. Вот хочу ему помочь. Все Тебя о чем-то просят, а мне всегда не о чем просить, просто хочется с Тобой разговаривать. А сегодня хочу попросить за протодиакона. Я знаю, Ты и Сама его любишь. Ведь он так красиво поет для Тебя «Цари-и-ице моя Преблагая...».

Валерка закрыл глаза и стал раскачиваться перед иконой в такт песнопению. Потом, открыв глаза, зашептал:

— Да он и сам бы пришел к Тебе попросить, но ему некогда. У него же семья, дети. А у меня никого нет, кроме Тебя и Сына Твоего. Ты уж Сама попроси Его, чтобы Он снежку нам послал. Много нам не надо, просто так, чтобы к празднику беленько стало. Думаю, Бог Тебе не откажет, Он же Твой Сын. Если бы у меня мама чего попросила, я бы с радостью для нее сделал. Но у меня ее нет, все говорят, что я сирота. Но я-то думаю, что не сирота. Ведь у меня есть Ты, а Ты — Матерь всем людям. Так говорил владыка на проповеди, а он всегда верно говорит. Вот попроси у меня чего-нибудь, и я для Тебя обязательно сделаю. Хочешь, я не буду такое дорогое мороженое покупать, а куплю дешевенькое молочное, за девять копеек?

Он потупил взор, а потом, подняв взгляд на икону, прошептал:

— Матерь Божия, скажи Своему Сыну, я лучше совсем не буду мороженое покупать, лишь бы снежок пошел. Ну, пожалуйста, Ты мне не веришь? Тогда я прямо сейчас пойду за свечками, а Ты, Пресвятая Богородица, иди к Сыну Своему, попроси нам снежку. Хотя бы немного...

Валерка встал и, полный решимости, пошел к свечному ящику. Но чем ближе подходил, тем меньше решимости у него оставалось. Подойдя к прилавку, нервно заходил около него, дыхание его стало учащенным, на лбу выступила испарина. Увидев его, свечница крикнула:

— Что там у тебя случилось?

— Хочу свечек купить, — упавшим голосом сказал он.

— Ну так подходи и покупай, а то ходишь кругами, как маятник.

Он тоскливо оглянулся на «Скоропослушницу» и высыпал мелочь на прилавок. Осипшим от волнения голосом произнес:

— На все. По десять копеек...

И когда он получил в руки семь тоненьких свечек, на душе сразу стало легче.

...Перед вечерней рождественской службой неожиданно повалил снег! Куда ни глянь, всюду в воздухе кружились белые легкие снежинки и так красиво ложились на землю пушистыми хлопьями. Из подъездов домов радостно вывалилась детвора, волоча за собой санки.

Протодиакон, солидно вышагивая на службу, улыбался во весь рот, раскланивался на ходу с прихожанами, идущими в храм. Увидев настоятеля, он закричал:

— Давненько, отче, я такого пушистого снежка не видел, давненько! Сразу чувствуется приближение праздника.

— Снежок — это хорошо, — ответил настоятель. — Вот как прикажете после этого синоптикам верить? Сегодня с утра прогноз погоды специально слушал, заверили, что без осадков. Никому верить нельзя!..

Валерка, подготовив кадило, успел подойти к «Скоропослушнице» и горячо прошептать:

— Спасибо Тебе, Пресвятая Богородица! Какой добрый у Тебя Сын! Мороженое-то маленькое, а снегу вон сколько навалило!

И отходя от иконы, подумал: «В Царствии Божием всего много. Интересно, есть ли там мороженое вкусней, чем крем-брюле? Наверно, есть!» И радостно улыбаясь, пошел в алтарь.


Рейтинг: 125
Протоиерей Николай Агафонов
30.12.2016

в начало страницы

Комментарии к статье: не найдены.

Добавить комментарий к статье:
Текст комментария:
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Введите это число      
Темы недели:
  • По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2016 году российский бюджет потратил на оборону 69,2 млрд. долларов, Подробнее...
  • Прожиточный минимум в Самарской области увеличился на 70 рублей. Подробнее...
  • Голосование:
    Платите ли вы
    за капитальный ремонт?
    Да
    Нет и не буду
    Буду платить только после проведения государством капитального ремонта моего МКД
    Готов(а) платить, но в меньшем размере
    Готов(а) платить, если будет определен более четкий механизм накопления денежных средств
    Гостевая книга

     
    Разработка сайта daa
    Техническая поддержка городской интернет-портал Отрадный.NET
     Сгенерировано за 0.402 сек.